Повествование от Вадима

Часть 27

Глава 8

101. «Здравствуй, Учитель. Дома с женой часто, два-три раза в неделю, проходят разборы ситуаций по её инициативе. Рассматриваем мои предполагаемые неправильные действия. Я очень устаю от этого, чувствую давление.

102. Когда я понимаю, что скоро сорвусь, прошу её перенести разговор. В большинстве случаев она не идёт мне навстречу. Я срываюсь. Просьбы, молитва, молчание не помогают. Если пытаюсь уйти, становится на пути. Правильно ли будет использовать свои физические возможности, способность вырваться, не причиняя жене ущерба, и покинуть дом с целью восстановления душевного равновесия?»

103. «Можно. Можно. Я смотрю, вы частенько стали в эту область скатываться. Оно, может быть, и было такое, но как-то ярко это происходит в последнее время в разных местах. Как-то слишком всё стандартно и похоже.

104. Вот так вы и становитесь одинокими. Желая блага, прилагаете все силы для того, чтоб это благо потерять. Именно прилагаете все свои силы. И именно так разрушаются чувства.

105. И если в какой-то момент (в конкретном данном случае) мужчина может однажды почувствовать, что женщину, находящуюся рядом, он как жену не воспринимает и не может к ней относиться так, как раньше (именно как к жене), то претензий нет к нему.

106. Это вполне естественно в этих условиях, именно так всё и произойдёт. У кого-то быстрее, у кого-то чуть дольше, в зависимости от специфики происходящих событий, но оно произойдёт обязательно. И поэтому говорить: «Вот он какой, такой вот он нехороший» – это уже будет бессмысленно.

107. Если он скажет: «Я не могу» или Меня что-то спросит, Я ничего ему не могу сказать тут укоряющее. Это не ошибка его, это совершенно естественное явление. Ну нет так нет. Исчезли чувства – ну исчезли так исчезли.

108. Пробуй помогать как человеку. Но уже сказать: «Да нет, ты должен быть мужем, ты должен приложить усилие!» – нельзя такое подсказать.

109. Что такое «приложить усилия»? Ведь жена для мужчины – это объект, которому он хочет выражать нежность, ласку, заботу. Он беспокоится о жизни этого человека, его внутренний мир чувственно направлен к ней, он хочет выражать к ней своё тепло, любовь свою. И поэтому, если он всё это утратил, как сказать: «Постарайся»?

110. Что такое – постараться быть нежным, постараться любить, постараться чувственно что-то хорошее выражать? Невозможно постараться. Либо это есть, либо этого нет.

111. О заботе ещё можно сказать: «Заботься. Постарайся заботиться». Потому что заботиться – это значит присмотреть; может быть, что-то принести; может быть, что-то подать, поддержать… Такой род заботы допустим. Тут можно ещё подсказать что-то. Но в отношении чувств подсказать ничего нельзя. Либо вы их имеете, либо они у вас исчезают.

112. А вот от таких наездов друг на друга, когда такие разборы ситуаций идут, вы будете чувства терять однозначно. Обязательно. Поэтому, когда желаете разобраться, выясняя ваши отношения друг с другом, тому, кто пытается проявить инициативу в этом отношении, желательно бы задаться вопросом: вы действительно хотите разрушить чувства? это вам действительно нужно?

113. Выбросите дальше все свои лозунги какие-то, которые в этот момент придумаете, суть будет одна – вы будете разрушать ваши чувственные связи. И всё. И у того, с кем пытаются всё время выяснять отношения, однажды у первого всё исчезнет.

114. Поэтому грустно, что у вас такое упорство… Ну, видимо, вам это всё это нужно. Только сожалеть можно об этом».

115. «Здравствуй, Учитель. Я учусь в государственной школе, и у нас есть общепринятая школьная форма. Мне бы хотелось ходить в школу не в короткой юбке, как принято, а в длинной. Когда спрашиваешь учителей, можно ли так сделать и почему, если нам нельзя, они ходят в том, что хотят носить, они говорят: “Ходи как принято и не возвышай себя над нами”».

116. «Я думаю, можно ходить в длинной юбке, тут можно настоять на этом».

117. «Учитель, правильно ли моё решение уйти от мужа, если близких отношений нет больше года, средства не объединены и если он со мной жить не хочет?»

118. «Если мужчина как-то явно выразил нежелание жить с женщиной, она может уйти в любое время».

119. «Но он говорит, что…»

120. «Подожди, Меня не интересуют уже дальше детали. Я тебе сказал: если он выразил нежелание жить вместе, можешь идти.

121. Либо он говорит: «Если вот это не будет делаться, то жить я не смогу». Тогда можно посмотреть, что не делается. Какой вариант вопроса у тебя?»

122. «У меня больше вариант тот, что он просит, а у меня не получается. У нас проблема в том, что он ночью живёт, а утром спит. И когда я встаю, то, как бы на цыпочках ни ходила, всё равно я мешаю спать ему. Он не выдерживает, кричит на меня, раздражается. Он не может высыпаться…»

123. «Да? Тогда ты можешь его покинуть спокойно, с чистой совестью. Зачем мешать человеку спать».

124. «Учитель, я предложил Семье прийти к одному пониманию, что детям, возжигающим огонь, благоприятно соответствовать критериям, которые обозначены Учителем. Говорят, что я пробую всех заставить…»

125. «Ты предложил, чтобы пришли к единому пониманию?»

126. «Да. Если так благоприятно, то тогда попробуем посмотреть, какими действиями это делать».

127. «Это не является принуждением, ты предложение внёс».

128. «Получается, если большинство проголосовало, что всё-таки я пробую заставить…»

129. «Значит, неправильно».

130. «Нормально, что я попробую, соответственно, предложить ещё раз?»

131. «Предложи. Вот это предложение, которое ты сейчас проговорил, именно оно – нормально».

132. «Но был задан такой интересный уточняющий вопрос, который меня привёл в тупик. Говорят: «Ну хорошо. Что ты будешь делать, если у нас, например, некоторые не ходят никуда?» Я говорю: «Уточним аргументы и спросим у Учителя, нормальны ли эти аргументы». Они: «Если Учитель скажет, что ненормальны эти аргументы, то как нам быть?» – “Спросим Учителя, как быть”».

133. «Я не подскажу, как быть. Просто могу сказать, нормально или ненормально. А вы сами решаете, следовать чему-то или не следовать».

134. «Когда я озвучил, что вдруг Учитель скажет, что вообще, может быть, тогда и не надо быть в Семье, если не делать того, что нормально, вот тут мне и сказали: “Значит, ты пытаешься всех заставить”».

135. «Вот эта их сторона неправильна. Это уже говорит о том, что они хотели бы скрыть негативные явления в Семье и не попасть под «раздачу» какую-нибудь случайно. «Лучше скрыть, а то вдруг ещё и самим достанется» – вот что-то похожее начинает проявляться.

136. Вы должны, наоборот, загораться интересом, когда подразумевается возможность понять какие-то неправильные действия, которые вы вполне можете допустить.

137. Ну как ученик?.. Ученик желает научиться делать всё правильно. И если есть хоть какой-то намёк, что где-то он вполне может неправильно что-то оценить и неправильно сделать, его должно это в первую очередь заинтересовать, если он хочет учиться.

138. Если его не интересует это и он пытается это прикрыть, отодвинуть в сторону, он учеником Моим не является. Он не может быть им, и Я не буду его считать учеником.

139. Вы сами определяетесь, кем вы хотите быть. Но для таких Я буду говорить прямо, что такой человек для Меня учеником не является».

140. «Нет ли у меня ложного понимания (был такой мирской опыт семейной педагогики), что мы, как представители учебного заведения, и родители должны приходить к пониманию, что для ребёнка благоприятно, и делать это? Соответственно, я здесь предложил ту же самую схему…»

141. «Посмотреть вы можете. Смотрите, предлагайте, пробуйте. Но, прежде чем принимать решения, вам надо очень многое взвесить, порассуждать.

142. Главное – не торопитесь выдвигать суждения свои на эту тему, и особенно категоричные, с элементами какого-то наказания. Просто пробуйте рассуждать, что допустимо, что недопустимо».

143. «Получается, единое понимание – это как раз вот это рассуждение?»

144. «Вы пробуете вместе рассуждать. И это благоприятно в том случае, когда все участники этих рассуждений очень хотят понять, что допустимо для них, что недопустимо, чтобы тут же за себя взяться (не за кого-то, а за себя) и что-то в себе исправить. Вот тогда вы учитесь нормально. Главное – каждый из вас стремится понять неправильность какого-то обстоятельства, чтобы самому потом знать, надо так делать или не надо. Или вдруг кто-то спросит на эту тему вас – вы уже будете знать, что ответить, посоветовать.

145. Если у вас возникло какое-то обстоятельство в Семье, на которое у вас есть разные взгляды, у вас должно зазудеть, зачесаться всё на теле, чтобы только разобраться в этой ситуации. Потому что это уже интересная задача, от которой вы будет только мудрее, если поймёте её и придёте к какому-то пониманию.

146. Но если есть разные понимания какой-то ситуации и вы не торопитесь о ней рассуждать, это ошибка. Так Мои ученики не будут поступать».

147. «Мне говорят: «Ты же педагог, вот видишь этих трёх детей – и занимайся с ними. Остальные не приходят – и ладно, не обращай внимания». А мне кажется, что это нормально – прийти к одному пониманию и пообщаться с родителями».

148. «Вы по-разному взглянули на какое-то обстоятельство – значит, уже есть тема для рассуждений. И если кто-то отмахивается от неё, он поступает не как Мой ученик, он ещё не стал им.

149. Мой ученик не отмахнётся от такой задачи, где подразумевается разное понимание какого-то одного обстоятельства. Мой ученик заинтересуется обязательно познанием этой задачи. А вы определяйтесь, кто вы».