Повествование от Вадима

Часть 25

Глава 11

Второе августа. Встреча с Учителем в долине слияния.

2. «Не было ли нарушением решение Семьи определить для мужчин посещение утренних Богославий и литургий необязательным, отменяя предыдущее решение Семьи? Мотив предложения – повысить личную ответственность мужчин».

3. «Это неверный подход. Психологически неверный подход. Отсутствие обязательности подразумевает, что можно вообще не ходить.

4. А какую проверить надо ответственность, если это действительно необязательное явление? За это, значит, ответственность никто уже не несёт. Тогда какую ответственность хочется посмотреть? Вы её сняли, эту ответственность, значит, её нет.

5. Так-то, конечно, можно было бы вообще не делать обязательным, а потом, через какое-то время, вывести всех из Семьи, кто туда не ходил, и всё.

6. Потому что, если человека это не интересует, он не волнуется на эту тему, не стремится выразить то, что как верующий, по идее, он, естественно, должен стремиться выразить, значит, тогда задаётся вопросом каждый в Семье, является ли верующим этот человек.

7. У него нет стремления как-то это выразить. Если с таким подходом, можно было бы посмотреть. Просто глянуть в течение какого-то времени, а потом без разговоров просто вывести и всё. Просто не увидели верующих и всё.

8. Это тоже для Меня вопрос странный. Когда говорите: «Надо ли сделать обязательным приход на Богославие?», это настолько дико и несуразно. Вообще, сам по себе вопрос подразумевает какую-то совершенную несуразность.

9. Вообще, для верующих это просто не должно вопросом стать. Если это вопросом встаёт, параллельно вопрос сразу возникает однозначно: а вообще верующие там или нет? Одно то, что отсутствует стремление выразить своё славление Богу, уже однозначно говорит, что верующих нет. Даже вопрос, по сути, и не надо задавать, есть ли они там. Их нет.

10. Так что сама по себе попытка вот такой вопрос задать уже неуместна».

11. «Здравствуй, Учитель. Если люди, не входящие в единую Семью, посещают репетиции литургийного хора, где разучивают партии, а затем во время литургии поют эти партии в голос громко вместе с хором…»

12. «Это всё зависит от правил, которые вы вводите. Если вы позволяете петь всем, кто в хор не входит, значит, тут любой может попеть. Если у вас не принято это правило и предусматривается тишина со стороны остальных верующих, кроме хора, тогда они не поют».

13. «А вот такой вопрос… Если у нас на репетициях литургийного хора участвуют мужчины не из Семьи, которые знают свои партии, на литургиях поют громко, но при этом не нарушают музыкальную гармонию, то правильно ли будет попросить их не петь?»

14. «Если вы разрешаете петь хоть кому-то, значит, вы подразумеваете разрешение всем остальным. То есть любой другой, кто увидел, что в данном случае вне хора кто-то поёт, тоже имеет право попробовать запеть.

15. Это не значит, что ему надо предварительно пройти какой-то отбор, чтоб его проверили, а правильно ли он поёт. Такое не должно подразумеваться. Если вы позволяете петь тем, кто не в хоре, значит, туда может включиться и любой другой».

16. «Но, по Твоей подсказке, в литургийном хоре должны петь мужчины из Семьи…»

17. «Я не понял совершенно вот этого вопроса. Ты задавал совсем другой вопрос: можно ли петь вне хора. Поют вне хора те, кто в хор не входят».

18. «Нет, они приходят…»

19. «Неважно, куда они приходят. Если хор определён из верующих, они, значит, и являются его основой. Дальше всё определяется правилом, поют ли у вас те, кто не в хоре находится, или не поют. Если не поют, значит, не поёт никто. Если поёт хоть кто-то, значит, поют все остальные, кто хочет».

20. «После шума, разговора без поднятия руки и фразы в сторону ведущего: «Сам замолчи» (на его просьбу остановиться) ведущий сказал, что собрание закрыто, и ушёл домой, оставив без рассмотрения два неотложных вопроса. Верно ли мы сделали, что выбрали нового ведущего?»

21. «Этот человек, который сказал: «Сам замолчи», должен покинуть собрание. И вообще, это вопрос о нужности его пребывания в Семье сразу же. Потому что это грубейшее нарушение по отношению к ведущему. Что ведущий скажет – то вы и должны сделать. Не послушались – вышли с собрания. Начинаете возмущаться дальше – вы нарушаете собрание, закон Семьи».

22. «Я правильно понял, что мы должны были послушать ведущего?»

23. «Конечно. И остановить того человека, который так сделал. Вы должны были просто его вывести в данном случае из помещения. Потом уже рассмотреть отдельно вопрос по поводу его грубого поведения».

24. «И ведущего нам надо слушаться?»

25. «А для чего его выбирают? Вы, такими разными пробами определяя ведущего, можете в конечном итоге найти оптимальное решение. Может быть, не каждому удаётся правильно, интересно, грамотно вести собрание.

26. Поэтому, сделав какой-то ряд выборов (каждый раз – нового человека), вы можете присмотреться, у кого наиболее интересно это получается, кто наиболее грамотно это может вести, кто наиболее сдержанно в этом случае может себя проявить, умело. И можете просто остановиться на одной какой-то кандидатуре. А может быть, и не одна кандидатура будет у вас. Всё зависит от умений.

27. Поэтому вы и выбираете старшего, как в любом другом ремесле. Как наиболее умелого человека, который грамотно может вести это действие организационное. Это делается для того, чтобы у вас не было какого-то базара, который неорганизованно проявляется и мешает находить конструктивные, интересные решения. Старший для этого и выбирается, чтоб исключить лишние разговоры и наиболее кратко и быстро решить поднятые вопросы. Поэтому его слово – последнее».

28. «Учитель, правильно ли обязать женщину, члена Семьи, идущую на Гору, задать вопрос брата, если он ей непонятен?»

29. «Лучше так не обязывать. Потому что есть вероятность, что Я начну переспрашивать и уточнять что-то. А она ничего не понимает, что спросила. Лучше, чтоб ей было понятно.

30. Тем более, если человеку непонятно, что в вопросе, это уже может быть весомым признаком того, что вопрос не сумели составить правильно. Так-то он должен быть понятен любому, кто послушает, это будет лучше».

31. «На собрании единой Семьи была озвучена информация от церковного совета, сделанная под запись на круге (точный текст). Можно ли было далее дополнять своими словами озвученное ранее?»

32. «Если под запись что-то было передано, то те, кто не имеют к этому отношения, не должны ничего добавлять».

33. «Тот, кто принёс эту информацию, был на круге, и, зачитывая её, он дополнительно добавил своё».

34. «Это уже опасная сторона. Если принёс то, что нужно зачитать и должны остальные услышать, то к этому лучше ничего не прибавлять.

35. Если хочется добавить, то лучше это опять дополнительно уточнять у источника, от кого пришло это написанное, и тогда только озвучить дополнительные какие-то нюансы. Либо, если он слышал на собрании, где ему дали что-то записать, что проговаривали какие-то дополнительные вещи, которые не вошли в записанное, это надо было попросить в записанное добавить».

36. «Учитель, я каждый месяц поднимаюсь на труд в монастырь, работаю вместе с ребятами. Так получилось, что они стали очень родными для меня, и я всегда устремлён оказаться рядом с ними.

37. Эту неделю я проработал на Горе и ждал субботы, чтобы подняться и переночевать с ними, а утром пойти на литургию. И я так и сделал. Мы радовались, общались. В этот момент подошёл старший и спросил: «Ты пришёл в гости?» Я говорю: «Нет, я не в гости пришёл, я пришёл, потому что чувствую, что надо прийти». Он говорит: «Нет, ты же пришёл в гости». А я понимаю, что пришёл как в родную семью, как к родным людям…»

38. «Как член монастыря, то есть тот же юноша?»

39. «Да».

40. «А ты действительно считаешь себя юношей такого же возраста, как они?»

41. «В душе считаю и работаю вместе с ними на равных».

42. «В монастырь не могут приходить просто поночевать те, кто внутренне с ними всем сердцем согласны. Иначе нарушатся правила все. Таких желающих, Я думаю, найдётся больше.

43. Ведь есть те, кого пока не может монастырь пригласить, хотя эти ребята очень хотят. То есть идёт отбор определённый хотя бы среди тех, кто очень хочет, страстно желает там быть. Но их не приглашают, потому что не хватает места (ещё по каким-то дополнительным параметрам).

44. И если позволить: «Ночуйте все, кто душой с монастырём», тогда призыв сделать надо. Я думаю, там будет тесно».

45. «Старший мне всё это объяснил, и я попросил прощения, покаялся».

46. «Это не нарушение, просто у тебя свой подход, взгляд, ощущения, на которые ты стал опираться. Но законы и правила мы вводим для того, чтобы избежать вот таких накладок эмоциональных.

47. То есть если тебе такое разрешение сделать, то оно относится к категории какого-то исключения. Чтобы исключением оно не было, для этого надо одинаково сделать для всех. И вот если мы сделаем такое одинаковое для всех, Я думаю, там будет достаточно сложно: желающих много появится. Но тогда будет накладка в организации, во всём остальном.

48. И чтобы избежать исключений, вот этой накладки, и вводится простое правило, которое в какой-то мере выглядит слишком суховатым, возможно. Но оно как жизненная необходимость возникает, чтобы просто не дать возникнуть вот этим сложностям.

49. Когда придёт несколько человек, они пожелают сказать и скажут, что делают это искренне, от всего сердца (и это действительно так и будет). Но там не удастся тогда всё скомпоновать, и тогда кому-то надо будет отказать. И тот, кто там старший, попадёт в жёсткие условия, ведь ему надо самому на себя взять ответственность, чтобы кому-то отказать и кому-то разрешить.

50. То есть он в сложнейшую ситуацию попадёт. А как он может это сделать? Он как будто бы и права не имеет никого судить и оценивать.

51. Начинается такая головная боль, где он начнёт задавать вопросы, искать: «А как у Учителя?», чтобы как-то выправить вот эту всю суматоху, вот эту неразбериху, которая неизбежно начнёт возникать только от искреннего порыва сердца.

52. Вот поэтому эти правила и вводятся. Там не оговаривается, что могут приходить те, кто чувствует, что они одна семья. То есть нельзя такие правила ввести. Это будет накладка.

53. Поэтому там определённый закон, что там живут те, кто туда поступил, кого приняли по тем законам, которые там есть. Приняли учиться, заниматься, трудиться. Там у них свои правила обучения, они проходят какие-то школьные программы, то есть это идёт для молодёжи.

54. Всё остальное… оно красиво выглядит, но оно неизбежно начинает создавать накладку».

55. «И теперь для меня благоприятней не подниматься туда на труд?»

56. «Вот теперь надо вместе всем и поговорить: а что там делать, насколько нужна какая-то помощь. Но Я сейчас образно прорисовал суть монастыря: это где ребята и учатся, проходят школьный какой-то период, и одновременно, находясь в среде взрослых мужчин верующих, начинают формироваться духовно, активное постижение законов Истины у них происходит.

57. То есть это специфичная среда, где они, оторвавшись и от семей своих, в коллективе учатся быть вместе. Но для них не только само формирование активно здесь открыто, но и их участие в строительстве этого Храма, этой Земли, этого поселения. Это как такая живая, яркая единица в помощь Городу.

58.  А дальше, может быть, им какая-то помощь и нужна будет, это тоже надо будет смотреть. Но главное, этот принцип чтоб не нарушился. Иначе, если вы растечётесь, начнёт возникать какая-то странность в существовании монастыря. Чтоб вот этого не произошло.

59. Но если сочтут нужным и действительно, взвесив какие-то моменты, скажут, что твоя помощь пока нужна там какая-то, да пожалуйста, Я ничего тут не могу сказать. Главное – не нарушать этот принцип».

60. «Правильно ли определять как грубое нарушение ведущего то, что он не довёл до вопроса Учителю разность пониманий? Он действовал по алгоритму, из которого можно понять, что единое понимание сводится к цитате, которую большинство посчитало уместной».

61. «Если вы привели какую-то цитату и разделились во мнениях, то вы уже должны задать вопрос. Получается, цитата недостаточно ясна. Она недостаточно, значит, что-то открывает. Что-то затрагивает, касается чего-то, но не раскрывает, если у вас возникли разные понимания.

62. Цитата используется, когда она обозначает чётко, что в этом случае надо сделать так-то и так-то. Вот тогда вы, приводя её, уже не нуждаетесь в том, чтобы дополнительно её как-то оговаривать, думать на тему, а надо ли это применять (а может быть, про что-то другое говорилось).

63. То есть обсуждается, когда есть некоторое непонимание и непонятно, к чему это относится. Вы можете порассуждать, когда чётко не обозначено, к чему какая-то подсказка, к какому конкретному действию она относится».

64. «Учитель, у меня вопрос от группы горских женщин. Есть ли ошибка в том, что группа женщин Горы выразила просьбу гуляевской единой Семье, чтобы сестра из этой Семьи, имеющая четырёх детей, приезжала периодически на несколько дней для проведения встреч с женщинами? Эти встречи очень помогают женщинам горским чувственно…»

65. «Можно ли попросить так?»

66. «Да. Было ли это ошибкой?»

67. «А в чём проблема? Ошибки нет в том, чтобы попросить помощи».

68. «Кого-то из сестричек смущает, что мы отрываем женщину от семьи, от дома».

69. «Когда вы заставите сделать, тогда вы оторвёте. Когда вы попросите, вы никого не оторвёте. Потому что у человека есть выбор – ехать или не ехать. Он взвешивает что-то.

70. Ну попросили так попросили. В самой просьбе нарушения нет никакого».

71. «А правильно ли беспокойство, что сестричка уезжает из дома и проводит встречи с женщинами на Горе без согласования с Тобой? Такое вот смущение есть».

72. «А со Мной это никто не согласовывает. Я и не буду слушать никаких согласований. Если она относится к Семье гуляевской, так она должна согласовать с Семьёй все эти поездки.

73. То есть ваши приглашения не есть какой-то приоритет (если попросили женщины с Горы, значит, там всё бросают и бегут). Такого нет. Вы просили помощи – там взвесили. Видят возможным отправить помощь – да пожалуйста. Не видят – ну нет так нет».

74. «Есть ли духовная потеря в том, что я не пошла на повторное совместное прослушивание женской встречи, а пошла на собрание с этой сестрой? Я увидела, что это собрание в данный момент времени мне больше помогает исполнить Слово Учителя».

75. «Я не знаю, что там происходит, и не могу ответить, была ли потеря или нет. Я же не знаю, что вы там решаете. Может, вы ерундой занимаетесь. Тогда была потеря. А может, и полезное было что-то. Тогда не было потери».

76. «Правильно я понимаю, что сам человек это оценивает?»

77. «Про что ты хочешь спросить? Если сам оценивает, правильно ли он оценит? Он может и ошибиться.

78. Ну конечно же, ты будешь оценивать, ты неизбежно это начинаешь оценивать. Ты сразу, прежде чем сделать какой-то шаг, уже оцениваешь эту ситуацию. Ведь ты же сделала выбор, значит, ты оценила. Могла ли ты ошибиться? Могла. А могла и не ошибиться».

79. «То есть это покажут уже потом какие-то результаты?»

80. «Да, покажут годы».

81. «Правильна ли моя позиция по отношению к встречам с этой сестричкой? Я считаю, что прихожу на эти собрания не изучать и не сверять Истину, а учиться у сестры тому, что она умеет и что у меня до сих пор не получается. Поэтому я не ставлю перед собой цель отслеживать каждое слово и проверять в свете Истины».

82. «А может быть, она неправильно умеет? Она же не носитель Истины, значит, из того, чем она делится, она может и неправильно что-то делать. А раз она пришла, у вас срабатывает такой стадный подход: если это ведущий, вы стараетесь воспринимать как учителя. Но она может и ошибиться. И вы сразу гурьбой пойдёте не туда, куда надо.

83. Тем более, умения у всех разные и вы не сможете одно и то же сделать. Не сможете. Каждая должна сделать посильное, насколько в состоянии искренне оценить правильность своего шага. Поэтому, собираясь вместе, вы можете порассуждать о чём-то, а не просто послушать и сделать чьё-то, до чего вы внутренне не созрели.

84. Это вы только у Учителя можете учиться так, когда Я вам говорю то, до чего вы вообще не созрели. Но вы пробуете как-то туда карабкаться».

85. «А если идёт обмен образами?»

86. «На таких собраниях будьте просто осторожны. У вас очень большая склонность в поучительство удариться. Очень большая. У вас (у многих из тех, кто приезжает сюда) уже есть внутри психологическая предрасположенность быстро встать и начать поучать других, быстренько занять место за трибуной. Вы в опасной ситуации находитесь в этом отношении.

87. Хотите вместе собираться, делиться опытом – пожалуйста делитесь. Но вы должны рассуждать на какую-то тему, а дальше делать так, как вы лично считаете правильным, а не как кто-то вам сказал.

88. Потому что вы всё равно не сделаете так, как этот человек сделал. Каждый из вас сделает то, до чего он созрел, что уже стал способен делать. Вот он и делится своим пониманием того, до чего он дозрел.

89. Но это может быть пока и ошибочное понимание. Ведь кто-то перейдёт эту ступень, даже, может быть, и не коснётся её и ещё дальше шагнёт по другим каким-то путям, ему присущим. У вас у всех это может происходить по-разному.

90. Поэтому вы рассуждаете, но вы не приходите на семинар поучиться».

91. «Как раз на эту тему, наверное, будет следующий вопрос. Услышала подсказку, что не должно быть наставничества в этих встречах. А как определить, когда человек делится опытом…»

92. «А смотря как он подаёт это. Смотря как он подаёт информацию и как вы её воспринимаете. Я уже частично это объяснил.

93. Если вы слушаете и берёте как руководство к действию, даже не успевая оценить, что это правильно, тогда вы воспринимаете этого человека как наставника и начинаете следовать в направлении, которое уже поставили для себя приоритетом, не согласуя с Истиной.

94. И если вы склонны так делать, значит, для вас Путь Истины тоже не является приоритетом, а что-то очередное, что вы ещё способны менять».

95. «А вот если идёт обмен образами… Человек делится образом, и этот образ помогает пройти ситуацию какую-то. И он не вызывает смущения».

96. «Как он помогает пройти? Ты его увидела – он тебе понравился?»

97. «Да».

98. «Но он тебе понравился, а не просто ты пошла попробовать сделать что-то, что тебе сказали, хотя и не видела ничего интересного. Он тебе понравился, значит, ты сумела оценить, что для тебя это интересно оказалось.

99. Но главное – то, что вы вместе рассматриваете, ни в коем случае нельзя рассматривать как истину. Это как какие-то пробы, которые вы вместе делаете. Советуетесь, пробуете что-то делать, творчески что-то осмысливаете. Не делаете зарубку, что это истинное, что следует потом как цитату приводить.

100. Это вы на лавочке собрались, семечки пощёлкали и обсудили какой-то момент вашей семейной жизни в каком-то проявлении женском. Понравилась какая-то идея – пошли сделали. Ну, то же самое. Посидели на лавочке, пощёлкали семечки, что-то высказали, посплетничали, потом пошли сделали что-то».