Повествование от Вадима

Часть 25

Глава 12

105. «То есть это неправильный мой страх, что если я не вписываюсь в систему «пятьдесят на пятьдесят», то меня сразу выгонят?»

106. «Если так происходит, значит, уже неправильный подход в этом случае от Семьи.

107. Тебе надо прийти и показать картину, как всё происходит: вот твои возможности и вот от чего зависит твоя семья; и этой семье нужно вот то-то и то-то; и у тебя по-другому просто нет возможности это дать, а это семье нужно.

108. Значит, должны быть какие-то условия пересмотрены внутри Семьи. То есть нужно объективно, интересно подойти к любой ситуации, сразу обсуждая, логично проводя какие-то параллели. Надо мыслить и мудро подходить».

109. «Значит, получается, нет у нас в общине такого, что все как один сейчас в системе «пятьдесят на пятьдесят»? Есть какие-то исключения?»

110. «В законах Последнего Завета в принципе не может такого быть. Такие правила могут быть введены, исходя из каких-то потребностей, обстоятельств. Но дальше надо смотреть: если это вводится, то предполагаются и какие-то исключения, где какие-то могут быть накладки, которые с этим не будут совпадать. Но это не значит, что нарушается Закон.

111. То есть Последний Завет – вот Закон. «Пятьдесят на пятьдесят», такое условное какое-то введение, к Последнему Завету относиться в принципе не может. Это что-то дополнительное, творческое, что вы можете пробовать ввести для какого-то благоприятного развития своего.

112. То есть вы складываете какие-то возможности и направляете их на благо своей же Семьи. Это нормальное желание. Вы можете это пробовать применять, пожалуйста. Хоть другие какие-то цифры вводите, это не имеет к Закону никакого отношения.

113. Но творческий подход нормален. Творческий подход подразумевает разные решения в зависимости от какой-то данности, которую нельзя поменять. Она связана с умениями человека, эта данность.

114. И если он до чего-то недотягивает, это не значит, что он ненужный, он неправильный. Нет, у него такие возможности. И он все силы прикладывает, чтоб сделать всё хорошо, правильно, так же, как все делают. Он прилагает силы, но у него не хватает возможностей. Всё, с него это и не требуется. Ну нет умения так нет, ничего страшного, поможем».

115. «Здравствуй, Учитель. Позволь мне сегодня сделать покаяние перед Тобой и всем Мирозданием, выразить свою благодарность и попробовать взбодрить Тебя. Тринадцать лет назад я приехала сюда избалованной принцессой, привыкшей, что все её желания и прихоти выполнялись Мирозданием.

116. Слава Богу, после тринадцати непростых лет битвы с собой я начинаю дышать легче и утихомириваться. Но за это время сделано немало ошибок, конечно. На коленях перед Тобою и всем Мирозданием прошу прощения за все свои ошибки, пробелы, проступки, провинности не только в настоящей жизни, но и в прошлом, которое растянулось на два тысячелетия.

117. Пора расстаться с эгоизмом: он грустная штука. А я хочу уже только радоваться жизни, петь, плясать, танцевать, парить в облаках, разговаривать с птицами, с цветами, с деревьями…»

118. «Хорошо. Давай Я сейчас прерву тебя, ущемлю немножко. Не надо Мне зачитывать книгу великих пожеланий. Что неправильно делаешь и хотела бы правильно сделать? Вот и спрашивай об этом. Твоё покаяние прежде всего внутри должно происходить, в молитве.

119. То есть это очень уникальное явление, где всё определяется искренностью человека. Не тем, где он это произнесёт, а насколько искренне он это внутри выражает.

120. Ведь это же его способности, которые он в этот момент проявляет. И если он их максимально проявляет, – хорошо, всё идёт нормально. Если не максимально, – где бы он это ни произнёс, уже нехорошо, потому что суть нарушена.

121. Поэтому не торопись так много слов на эту тему говорить. Лучше узнавай, как правильно сделать следующий шаг, и иди вперёд незаметно за всеми. Такой тихой, незаметной, скромной принцессой».

122. «Хорошо. А можно несколько вопросов?»

123. «Так Я и предлагаю это сделать. А то сразу, видишь, целая тетрадь такая… Ну, принцессы любят с тетрадью, да… Они очень много записывают, а потом говорят: “Надо зачитать это всё, чтоб все знали, какая я скромная”».

124. «Нет, я тоже хотела сказать, что скромность, наверное, не самая главная моя добродетель».

125. «Да это уже понятно, понятно».

126. «Но признанный грех не грех, да?»

127. «Хорошо. Примем к сведению».

128. «Я недавно нашла яйцо шоколадное «Киндер-сюрприз» на улице, там внутри игрушечка. Перед магазином никого не было, и я не знала, что с ним делать».

129. «Ты съела, да?»

130. «Нет, не съела, я такое не ем. А могла ли я для сына взять?»

131. «Да можно взять. Ну, валяется же, чего ж…»

132. «Можно, да?»

133. «Можно конечно. А если рядом стоят люди, окликнуть: не выпало ли у кого-то, кто-то потерял, может быть».

134. «Никого не было».

135. «А если никого – да ешь на здоровье».

136. «Подарок Мироздания, да? Здорово».

137. «Да, да. Ну а как принцессе дать ещё? Подкидывать приходится, чтоб валялось что-нибудь такое…»

138. «А если найду деньги какие-то, тоже так поступать?»

139. «Конечно, смело трать их».

140. «Можно взять, да?»

141. «Конечно».

142. «Не надо в милицию из-за пяти или десяти рублей бегать, да?»

143. «Да ну, что ерундой заниматься! Как тебе тогда помогать?»

144. «А если тысячи, если пять тысяч…»

145. «Да хоть пять миллионов найдёшь».

146. «О-о! Могу взять?»

147. «Ну, если нашла, никого нет, окликнуть некого, иди трать спокойно. Как тебе ещё помочь? Ведь так многим и приходится помогать. Человек живёт скромно, но ему всё-таки нужны деньги, и, бывает, нужно, чтоб кто-то потерял лишнее. Ну и всё, так ты и находишь».

148. «Я нашла – значит, мне это, да?»

149. «На самом деле это нормально. Не волнуйся, в голодных ты не оставишь никого при этом».

150. «Да, да. Я всё в храм вложу, если пять миллионов найду. Да, спасибо. И ещё про огород вопрос. Я в своём огороде химикатами не пользуюсь. Собираю колорадского жука, слизней в баночку с водой. Имею ли я право их выбросить в речку для подкормки рыб, или будет загрязнение?»

151. «Я не спрашивал рыб, едят ли они это всё».

152. «Можно выпустить их в реку? Это не страшно?»

153. «В реку – можно».

154. «А то брат меня упрекнул, что я отравляю речку, а потом он пьёт эту воду».

155. «Нет, колорадским жуком не отравишь речку. А так куда ты их денешь? Тогда придётся съесть, наверное, переработать, чтоб потом уже более гармоничное выдать земле.

156. Ну, наловила в банку – так куда-то ж деть надо. В землю высыплешь. Но если речку нельзя засорять, тогда и землю не надо засорять. А куда тогда деть? И с банкой носиться этой? Где-то ядерные отходы надо искать, туда и отнести…»

157. «Да. Значит, так… Ещё один вопрос. Я романтична в душе, но реальность, в которой живу уже тринадцать лет, вылечила меня…»

158. «От романтики?»

159. «Да. Будет ли место для романтики в нашей жизни когда-нибудь ещё?»

160. «Да навалом её, романтики… Вы живёте в лесу, отказались от унитазов, ходите в ведёрко. Так это же романтика. Весь город мечтает куда-то уехать, чтобы вот так хоть чуть-чуть… непонятно как сходить в туалет…

161. Вы живёте в романтике, вы настолько в романтику погружены, что она теперь обыденностью кажется. Вам теперь надо новую романтику какую-то».

162. «Именно».

163. «А это особенность человека: когда он глубоко погружается во что-то, ему потом это как-то приедается. Оно становится каким-то обыденным, и надо как-то из этого выйти. То есть всегда потребность что-то новое, разнообразие какое-то внести.

164. Поэтому опасно дать человеку много любви: он перестанет её ценить. Он полезет куда-то, где её нет, но ему будет казаться, что там интереснее любовь.

165. А потом опять же, уже погрузившись во что-то другое, скажет: «Нет, зря потерял это место, надо опять вернуться». И вот так он и бродит туда-сюда, туда-сюда и не поймёт, что ему надо. И всё сводится опять же к одной простой истине: «Дурная голова ногам покою не даёт». Вот и носятся все».

166. «Вот эти компьютеры, это телевидение и люди, которые вообще о книгах забыли, – вот это не является ли расставанием с романтикой?»

167. «То, что не читают книги, – это, конечно, нехорошо. Много интересных книг, которые следовало бы почитать. Это неплохо может развивать».

168. «Именно телевидение, компьютеры заменили книги».

169. «Ну да. И то, что там показывают, к романтике как-то не очень относится. Что-то посмотришь – и уже не поймёшь, жить хочется или не хочется после таких новостей всяких… Какие-то шоу, где унижение человека происходит».

170. «А если телевидение исчезнет, тогда возродится ли вот эта романтика?»

171. «А куда она денется, конечно, возродится. Потому что нормальная, естественная жизнь всегда романтична. А у вас она запрограммирована».

172. «Мне бы хотелось вообще такой букет классицизма, романтизма, просвещения…»

173. «Да лучше так этими фразами не пользоваться. Всё, что было обозначено из творений предыдущего времени, – оно условно. Люди всегда жили в подчинении определённой системе, которая их уничтожала.

174. И время от времени были в этом обществе те или иные вбросы какой-то информации, каких-то образов, которые создавали что-то притягательное, интересное и увлекательное, но недостижимое. То есть чтобы человек хотя бы так увлекался. Жить он так не будет, но через книжку он поживёт.

175. Вы должны построить эту жизнь. Это другой подход совсем, другое решение событий. Так что вы эту строите романтику. Она не может не быть в нормальных условиях. Когда вы свободны, вы общаетесь, слушая природу, участвуете в событиях Мироздания. Как бы ни казалось это глобальным, но так оно и есть.

176. Вы облагораживаете окружающее пространство праведными делами, вы организуете это пространство. Природа на это откликается, она чувствует это.

177. Но вы просто многое не осознаёте, не видите пока многое. И это будет у вас всё больше открываться – умение видеть, умение чувствовать, понимать глубже. Это всё будет в вас дальше: вы развиваетесь. Вот это и будет нормальной романтикой.

178. Войдёте в неё полноценно – это станет обычным. И вам важно понимать, что это и есть норма, не надо из неё выскакивать. Вы достигли этой основы, а вот дальше от неё надо правильно отталкиваться, не теряя этой основы.

179. А пока вы всё меняете, всё недовольны, всё ищете. Вы всё время в поиске, в беготне, в хаосе каком-то. И меняете не только то, что надо бы поменять, но и то, что и не надо менять. Вы всё равно меняете. А потом мучаетесь из-за этого. Опять возвращаетесь, опять ищете то, что утратили.

180. Нужно организоваться. Вот вы и постигаете Последний Завет, двигаясь в нужную сторону. И погружаться в какую-то условность, известную вам, нет смысла: она обозначала что-то в прошлом. В прошлом, основанном на огромном количестве ошибок, где-то – сознательно допущенных, где-то – несознательно. Но на огромном количестве ошибок.

181. Просто есть какие-то обозначения. И теми же самыми обозначениями вы будете пользоваться и в будущем, но обозначать вы будете уже что-то совсем другое. Хотя обозначение будет то же самое.

182. То есть слова «любовь», «романтика» могут остаться и дальше, но то, что вы дальше будете этим обозначать, – это совсем не то, что обозначали раньше под этим же словом.

183. Поэтому, используя какие-то фразы или знакомые термины, слишком уж как-то однозначно не используйте их. Всё определяется тем, что именно вы этим обозначаете, какого качества то, чему вы присваиваете название».

184. «Спасибо. И последний вопрос. Я не могу найти ответа на мой вопрос, который смущает меня после встреч с женщинами. Я понимаю, что всё, что происходит в жизни, является Волей Отца и женщина предопределена быть женственной, быть помощницей мужчине. А в истории человечества есть так много примеров, когда женщины управляли государством (например, Елизавета, потом Екатерина Великая в России), спасали родину, как Жанна Д’Арк во главе армии во Франции. В истории Англии полно примеров того, что женщины были правительницами Англии и Шотландии».

185. «И что? Что сейчас спросить хочется?

186. Опять же мы пользуемся каким-то названием. И в разное время можно подразумевать разное. Сейчас ты пробуешь что-то переспросить и при этом приводишь примеры из прошлого. В прошлом что было – то пусть и будет. Оно уже было, и пусть останется там.

187. Всё, идём вперёд. Значит, смотрим, как должно быть. И нет смысла смотреть в прошлое. В прошлом много чего не было из того, что должно было быть.

188. Мы же говорим о нормальном обществе. Но в нормальном обществе такое правительство, которое сейчас, не требуется. Все думают: о! технически развиты. Да это первобытный строй какой-то, дикий, примитивный ещё. Так из будущего будете на это смотреть.

189. Мы же туда идём. Вот мы и задаём какие-то параметры будущего, к чему вы тянетесь и дозреваете, видоизменяетесь. Вот эти вещи мы и оговариваем во многом».

190. «Значит, это тогда, можно сказать, историческая ошибка, а не Воля Отца, да?»

191. «Нет смысла рассматривать, ошибка это была или не ошибка. Это было естественное проявление того времени. И если так произошло, ну и пускай будет. Какой смысл это смотреть? Там всё было неправильно. Но если всё было неправильно, какой смысл теперь по деталям смотреть, где и что неправильно было? Всё вообще было неправильно».

192. «А это был большой грех для них, для этих женщин?»

193. «Это неважно. Грех определяется (Я же вам уже оговорил эту категорию) тем, насколько человек понимает неправильность своих шагов. То есть, если он понимает, что что-то для него неправильно, но он это делает, вот тут начинается грех».