This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 10:53:08 2022 / +0000 GMT

Глава 1


В двадцать второй день февраля 1999 года, 39 года Эпохи Рассвета, Учитель закончил написание Обращения к современному человечеству «Последняя Надежда».

2. Три месяца в домике уединения продолжалось это таинство, продолжалось среди снежных и ясных морозных дней и звёздных ночей.

3. В домике, имеющем длину стены в три шага, было очень тепло. Небольшая кирпичная печь отдавала заботу свою большим жаром.

4. Среди заснеженной тайги до ночи светилось неярко окошко, обращая к себе внимание и мысли жителей Небесной Обители, поздними вечерами поднимавших взор свой к Храмовой вершине и желавших друг другу доброй ночи.

5. В двадцать восьмой день февраля в долине папоротников вновь продолжились воскресные слияния с Учителем, приостановленные на время написания Обращения.

6. В третий день марта, в День Радости, «Последняя Надежда» увидела мир — специальный выпуск газеты «Земля обетованная» был предоставлен Обращению к современному человечеству.

7. И в этом же месяце в Петербурге Обращение стало выходить к человечеству стотысячным тиражом …

8. В один из дней, вскоре после написания последних строк Обращения к человечеству, возвратившись из домика уединения в дом семьи своей, Учитель увидел адресованную Ему, тщательно и аккуратно запакованную коробку от неизвестного дарителя.

9. Из коробки была извлечена статуэтка восточной богини, деталями своего изображения указывающая на богиню плодородия. Богиня восседала на лотосе, вокруг — цветы и разнообразные плоды. В её левой руке — золотой кувшин, в правой — зерно золотое …

10. И проявился в этом изображении символ Времени предначертанного, точно отображающий образ, заложенный в «Последней Надежде», о жизненно важной для всего человечества необходимости закладывания Зерна Истины в почву благодатную, дабы взрастить Древо истинного расцвета человечества взамен засыхающего древа, которому и должно было неизбежно засохнуть, ибо во сути его отразился нежизнеспособный характер глобального эгоизма.

11. И готов уже ныне Учитель после Обращения Своего, которым Он подвёл верующих к серьёзному осмыслению того, к чему им предстоит вскоре окончательно подойти — к активному началу серьёзного разрешения смертельно опасной трудности, утвердившейся во сути внутреннего мира человека, — дать золотое Зерно Истины, сверкающее необходимым множеством конкретных определений Её.

12. Ранним морозным утром пятого марта из Черемшанки началось шествие в Обитель Рассвета с большим храмовым колоколом.

13. Шествие по морозному дню сопровождалось пением псалмов. Женщины до Жаровска поддерживали своими стройными голосами мужчин, несущих колокол.

14. Поздним вечером, пройдя пятьдесят километров с колоколом на плечах, мужи входили в город.

15. Навстречу им с пением и горящими свечами среди начинающейся звёздной ночи вышли горожане. И подошли в единстве и с радостью в сердце к Храмовой площади с праздничной ношей на плечах. Звёздное небо было свидетелем этого торжества …

16. В эти дни Учитель передал через этические собрания, проходящие в Небесной Обители, подсказки верующим, ставшие законом для постигающих:

17. «Всякий, говорящий недостойное о жизни кого-либо из ближних, не присутствующих при этом упоминании, является грубым нарушителем жизненного закона; а также нарушителем является всякий, кто участвует в данном разговоре, не приложив усилий его остановить.

18. А значит, всякий нарушивший может быть выведен из Семьи после первого нарушения с предварительным рассмотрением вопроса на случай какого-либо исключения».

19. «Любой рассказ о проблемных ситуациях, происходящий внутри Семьи, рассматриваемый в кругу этой Семьи, разрешается выносить вовне при явной необходимости и только при наличии полной неопределённости в отношении личностей участников той или иной проблемной ситуации.

20. К примеру, если на собрании разбиралась ситуация, когда кто-то говорил или делал что-то именно негативное, то впоследствии в описании этой ситуации можно употреблять лишь слова «говорилось», «делалось», не привязывая к кому-либо вообще.

21. Привязывать к кому-либо высказывание или делание возможно только в случае красивых, хороших слов и каких-либо положительных усилий в делах этого человека».

22. Восьмой день марта. Небесная Обитель. После долгого перерыва звучит Слово Учителя, звучит впервые в храме Небесной Обители, строящемся Доме Благословения:

23. «За многое нам предстоит взяться ныне, а точнее будет — отныне. Понемногу сейчас начнём, всё шире будете познавать необходимое.

24. С этой встречи можно только лишь сказать: вот теперь всё только лишь начинается.

25. Сначала Я вам дал маленькую затравочку, рассказал вам чуть-чуть о единой Семье, и головы зашевелились, забурлили, закипело серое вещество в голове. Стали мыслить в каком-то направлении для себя новом, часто стали говорить о гордыне, эгоизме.

26. Пока Я писал, писал, отсоединившись от вас частично, а там быстро эгоизм сработал, почувствовал, что без внимания всё находится, можно шалить, и, естественно, заставил всех переосмыслить всё по-другому, подстроить данные истины по-своему, в угоду себе.

27. И за краткий миг произошло то, что обычно случается в истории человечества. Когда оставляется какая-то истина, и впоследствии если учитель, оставивший истину, ничего к ней не добавляет, она быстро-быстро видоизменяется вами, подстраивается под то, что вам удобно; и всё называется громким названием, все дружно исполняют литургии, разные службы, ударяют в бубны, становится весело, создаётся некая иллюзия успокоенности, что все находятся на Пути Спасения.

28. А на самом деле ничего не происходит. Умножаются игрушки сверкающие, их много становится на дереве уродливом, а основа всё та же самая, никогда она не менялась, не меняется доныне.

29. Хотя столько верующих, столько разговоров, разных слов, книг, понятий, но никто никогда не учил вас побеждать главное. Никто не смел за это браться, потому что понимали: это такая безмерность, что её трогать просто невозможно, не зная о ней ничего.

30. И всё стекало в мелкое, к мелким понятиям, которые хотя и говорили о Вечности, но это было только отражение Вечности.

31. За этот период написания Обращения очень многое изменилось, хотя для вас это, может быть, и не так заметно. Но со временем, видимо, сможете это понять, осмыслить.

32. Чтобы сейчас начинать встречи многочисленные, потребуется некоторое время настроиться на вас Мне заново. Поэтому будем начинать осторожно, понемножку.

33. Я всегда щедро изливал вам всё содержимое в Себе, а тут, остановившись неизбежно на какое-то время, нужное время, дал вам возможность переосмыслить пока то, что вы делали, частично побыть самостоятельными.

34. За это время, пока Я по-своему молчал, накопилось очень многое: такое хранилище Влаги благодатной большое, никакое море, наверное, с этим не сравнится.

35. Теперь надо осторожно приоткрывать то, что держало это всё, чтобы вас не смыло. Вы попробуйте задавать вопросы. Старайтесь говорить ёмко, кратко, и понемногу мы начнём разворачивать новую эпоху — Эпоху Становления нового человека.

36. Вы призвались, а вот теперь начнём поворачивать тот поток, который был в вашей жизни. Вы двигались стремительно потоком большим, скорость была большая, вы и сейчас ещё во многом движетесь всё в ту же сторону.

37. Двигаться почти перестали те, кто достойно постигал Последний Завет, который был дан; они могли притормозиться в этом потоке достаточно значительно, может быть даже и приостановиться.

38. А вот теперь почти в противоположную сторону нужно будет развернуть этот поток, развернуть туда, куда никто не ходил.

39. Если как-то образно представлять ваше движение, то его можно нарисовать так: вы идёте, кривая вашего движения всё круче, круче уходит вниз. И вот теперь из этого движения очень большой скорости надо выкрутить почти в противоположную сторону. Чем круче кривая, тем круче поворачивать приходится.

40. А вы знаете, что такое законы инерции. Вам это очень присуще — закон инерции. Тем более человек никогда не знал ещё, что такое восхождение. В лучшем случае, он всегда притормаживался в падении, но никогда ещё не восходил, никогда. То есть такого понятия нет у человека, он не знает, что это такое. Есть только торможение.

41. И о тех, кто тормозился более удачно, вы говорили, что это святые, это подвижники, это праведники, это герои, которые действительно сделали большой труд, но они никогда не восходили, они только лишь тормозились.

42. И вот теперь нужно было дать вам Завет, собрать тех, кто наиболее способен, кто имеет возможности сделать.

43. Но сделает ли — это ещё решать самому человеку, потому что от каждого потребуются максимальные усилия. И не просто наибольшие усилия, а самоотверженные усилия, то есть отвергающие себя; когда вы прежде во имя этих усилий понимаете свою жизнь, а не просто: жизнь ваша и усилия какие-нибудь, дополнительные к вашей жизни.

44. И когда говорилось о самоотверженности, некоторые делали этот шаг, но они не знали, куда идти. Они знали о самоотверженности, они пробовали это делать, достигали многого, но они не знали, куда идти дальше.

45. Поэтому, в лучшем случае, они просто останавливались в этом падении, и оно не было для них стремительным, они просто останавливались, а все остальные мимо них пролетали всё в ту же сторону.

46. Поэтому мало будет даже обрадоваться, если вы придёте куда-то голодные, мокрые, и вас не пустят, прогонят из дома, и вы останетесь на ночь на улице холодные, мокрые, — будет даже мало, если вы не обидитесь, а с благодарностью это примете.

47. Это просто нулевая особенность такая — ноль, от которого можно идти куда-то. А представьте, что вы до нуля этого.

48. Поэтому сейчас, прежде чем осознать характер восхождения, конечно же, надо правильно оценить, что вы есть на этой Земле. Бесконечно укрывать болезнь — вряд ли вылечишься.

49. Хотя, с какой-то стороны, может быть, это и хорошо, не так напугается человек, узнав, что у него внутри существо, которое он сам же и породил, но не зная на самом деле, что это за существо, как его побеждать. Всем кажется, что немножко, чуть-чуть здесь, чуть-чуть там — и победил. Ничего подобного, в этом случае никогда не победишь.

50. Надо правильно оценить, что есть внутри, — мир, которым вы обладаете. Именно правильно, во всех его подробностях, деталях, прямо, без какого-либо искажения.

51. И поэтому, прежде всего, первый шаг начнётся с того, чтобы не испугаться, увидев своё настоящее «я», просто не испугаться. Если не испугаетесь — хорошо, будем говорить дальше.

52. А то ведь многие могут просто вздрогнуть от страха и опять попытаться закрыть себя, спрятаться, убежать от себя, чтобы не признавать всё это в себе, но тогда уже говорить будет невозможно. Тогда этот человек побежит, он будет опять бегать где-то в дебрях, путаться, биться, будет страдать.

53. И вот сейчас пришло время вам всё это увидеть, хорошо осознать, осмыслить. Поэтому на время могут где-то и улыбки исчезнуть у вас в жизни, привычные улыбки, которыми вы улыбались, хватая всё на поверхности, то, что наиболее приятно, боясь заглянуть внутрь: что там творится, что есть внутри на самом деле?

54. Поэтому надо будет сейчас приготовиться ко многим истинам, необходимым для понимания своего восхождения. Поворот будет крутой, где, к сожалению, кого-то можно будет и не удержать на этом повороте, если он очень быстро летел всё в ту же сторону прежнюю и невнимателен был к истинам, которые ему давались.

55. Ведь многие из вас постигают Завет Последний уже не один год. Но не это важно, сколь много лет постигает Последний Завет тот или иной из вас. Каждый из вас с ним соприкоснулся в тот момент, с которого наиболее благоприятно было ему приложить наибольшие усилия.

56. Поэтому если подводить единую черту под всеми, то можно справедливо сказать: каждый из вас на равных получил билет экзамена. Где не просто случаем вы вытянули то или иное решение, задачу для себя. Это только казалось вам, что вы случайно выдернули билет.

57. Нет, его вложили вам в руки, вложили так, чтобы вы это принимали как случайность. Но вы каждый получили то, что должны были взять.

58. И у вас сразу же начался отсчёт времени, определённый отсчёт становления вашего внутреннего мира. Где вы должны были успеть, постигая, достаточно приостановиться, чтобы суметь потом повернуть.

59. Ну а те, кто леность свою проявил, сейчас на повороте продолжат двигаться всё в ту же сторону. Повернуть они не смогут, они испытают внутри очень сильное давление от перегрузки.

60. Но надо будет надеяться, помогать. Что бы с кем ни происходило, надо быть заботливыми до последней возможности; пока у вас есть она, вы должны помогать ближним, которых вы видите наиболее уставшими.

61. Есть ещё одна трудность определённая, которую легко можно обрисовать образом, многим хорошо знакомым. Многие из вас уже забыли то, что проходили в школе, но тем не менее этот образ очень ярко, очень точно обрисовывает ситуацию, происходящую сейчас в вашей жизни при соприкосновении с Истиной.

62. Вы, может быть, ещё помните о том, как разводится кислота водой. Есть одно условие очень важное. Если воду вливать в кислоту, будут большие неприятности, потому что сразу же маленькие первые капельки, которые начнут соприкасаться с большой ёмкостью кислоты, сразу начинают вызывать большую реакцию разбрызгивания, можно обжечься, много боли будет принесено.

63. А если кислоту вливать в воду, тогда нормально, и то надо её помешивать, чтобы она не забурлила. Тогда маленькая первая струйка кислоты, попадая в большой объём воды, не создаёт такой реакции.

64. И вот ваш эгоизм — это кислота такая концентрированная. А Мне её надо разбавить, но у Меня одно условие: Я могу только воду вливать. Ведь Я же принёс Влагу животворящую, но, получается, Я должен Влагу влить и разбавить вашу кислоту.

65. Вот представьте, какие сложные условия. С точки зрения техники безопасности это опасная история, её запрещается делать или делать надо в маске, в рукавицах, чтобы не обжечься.

66. Поэтому, когда Я вливаю в вас Влагу, она будет начинать сейчас бурлить. Ведь те истины, которые Я буду давать вам, будут прямо разбавлять эгоизм, они на него будут действовать очень сильно.

67. До этого мы не особо его трогали, так осторожно, но нельзя бесконечно осторожно, надо же давать законы, какие должны быть на самом деле. Ведь надо же вам измениться в какую-то сторону, сделать то, что вы не делали никогда, то, что и непривычно было делать никогда. И где ваше бурление, которое начнёт возникать, это как раз то, над чем предстоит работать внутри каждому из вас …

68. Эгоизм начнёт бороться, а раз начнёт бороться, то ваша голова начнёт очень быстро придумывать то, что может облегчить боль. Не лечить, а облегчить боль.

69. То есть это всё то, что у вас получается в таком простом примере, хорошо вам известном. Как вы лечите зубы? Вместо того, чтобы пойти полечить, начинаете пихать туда что-нибудь, чтобы облегчить боль. Так многие делают, хотя, казалось бы, и полечить можно рядом, но страшно, надо хоть как-то облегчить ситуацию.

70. Так и здесь, сразу голова начнёт придумывать: может, что-то сделать, и боль облегчится, и не надо будет это всё выдёргивать?

71. А эти корешки выдёргивать надо будет. Хотя они уже настолько срослись с вами, что, казалось бы, и немыслимо, как их там дёрнуть вообще можно.

72. Ну, ладно, как бы эгоизм ни кричал, всё-таки за него придётся браться. Наркоза для этого случая нет, облегчить боль нельзя. Только ваша вера — это то, что способно будет всё преодолеть, позволить вам сделать достойный шаг. Надо приступать к этому».

73. Начались вопросы к Учителю. В одном из ответов было сказано: «В каждом действии у вас есть какое-то начало, внутреннее, чувственное, с него начинается это действие. Закон развития человека, его души, начинается с вашего отношения к этой реальности, к деланию. Вот там надо будет сейчас эти корни и определять, мотив ваш.

74. Потому что, не зная мотива, нельзя оценить поступок, а вы делаете эту оценку. Ведь вы же часто судите друг друга, придумывая мотив, который якобы существует у этого человека. Вы увидели действие, у вас тут же рождается некий мотив, который у вас бы возник в этом случае, но вы обвиняете ближнего в этом случае, прибавляя ему своё понимание данного действия, не спрашивая его: а каков у него мотив был?

75. Если вы хотите помогать друг другу, то в самом простом случае остановить, сказать: «Ты делаешь неправильно», — это можно, когда человек явно делает какое-то нарушение.

76. Вот человек, допустим, бьёт кого-то, ругается, явно что-то выражает, закурил. Вы знаете, что это нехорошо, слабость, то есть явное действие, которое не требуется домысливать: курит ли он? Он курит — вы видите, тут нет смысла домысливать, что это было, вы видите. Тогда вы можете твёрдо сказать: «Это нельзя делать, ты делаешь нехорошо».

77. Потому что ваше сознание точно фиксирует событие, точное событие, оно не нуждается в дополнительном каком-то ещё прочувствовании его. Это достаточно зафиксировать сознанием, поэтому вы можете использовать твёрдо такую информацию.

78. Но если надо додумать уже, что же человек внутри себя предполагал в этом случае, в этом действии, вот здесь всегда надо начинать с вопроса: отчего был сделан этот шаг? Только потом вы можете уже давать подсказку.

79. Но не давать подсказку, не выяснив мотива действия человека. Нельзя так осуждать.

80. Этих грубостей очень много, потому что вы, прослушав какие-то слова, сразу кричите: «А у тебя зависть, а у тебя это, у тебя это …» А как вы определили? По словам? Но это ещё вопрос очень сложный.

81. Человек мог неправильно выразить фразу, ну, не удалось сложить, он хотел сказать — не удалось сложить правильно фразы, слова немножко совместил не в таком направлении.

82. И это у вас внутри вызвало своеобразное понимание того, что якобы у него внутри находится в этот момент, отчего он сказал эти фразы, и вы тут же его обвиняете, говорите: «У тебя вот это».

83. А это грубое обвинение, это и есть суждение о ближнем. Оно должно считаться грубым нарушением в жизни верующего человека с каким-то последующим уже строгим отношением к нему.

84. Если что-то заподозрили, что-то не так вам, самая первая ваша реакция — спросите: а почему так было сделано, что имелось в виду в этом случае? А не так: слово услышали — а это у тебя гордыня. Да это всё глупости. Гордыня на этом руки потрёт только, улыбнётся, какие вы, скажет, молодцы, мудрецы.

85. Потому что здесь уже своя проявляется особенность. Назвав ту или иную ошибку, посмотрите: у вас в основе что есть? Когда вы говорите о той или иной ошибке ближнему, здесь невольно предполагается, что именно в этой области вы не делаете эту ошибку.

86. Здесь не предполагается, что вы делаете намного хуже, и вы подходите, подсказываете ближнему, у которого намного лучше это исполняется. Это предполагает только одну основу: значит, в этой области вы лучше что-то поняли, поэтому у вас есть возможность подсказать другому об этой ошибке.

87. Здесь надо быть очень осторожным. Потому что при неверном отношении к данному действию под лозунгом несения помощи ближнему вы будете просто тешить свой эгоизм. Хотя вы скажете: «А я подсказал же, ну как же, это же по Слову подсказка: увидел — подсказал». Но даже в этом усилии можно очень здорово свой эгоизм кормить.

88. Так что сейчас вот эти детали мы как раз и начнём понемногу рассматривать, потому что положительное усилие человека далеко не всегда положительно на самом деле.

89. Поэтому Я раньше вам и говорил, что, если мы будем подробно смотреть, вы ужаснётесь, даже увидев свои добрые дела, потому что на самом деле они далеко не добры, они просто идут на основе эгоизма, развиваются, но прикрываются определёнными терминами, лозунгами, которые якобы должны нести ближним помощь; на самом деле помощи нет там.

90. Вот поэтому надо будет сейчас подробно, конкретно прикасаться, понемножку и мы сейчас будем прикасаться к такому обилию понятий, которых нигде вы не могли взять, этого никогда никто не трогал. Эта сторона была за семью печатями от всех скрыта».

91. «Учитель, на наших собраниях мы больше всего попадаем в ситуации осуждения. И последний закон, который Ты сказал, о том, что вообще нельзя говорить никакой отрицательной информации о человеке, поставил в такую ситуацию, что, получается, никакое событие пересказать нельзя».

92. «Подсказываю простой, удивительно гениальный случай. Очень просто здесь решить проблему: не надо упоминать имя человека, не надо упоминать даже, мужчина это или женщина. Но скажите: говорилось, делалось.

93. Зачем вам надо привязать, что это делала женщина, допустим, она или он, это уже ни к чему; тем более переходить на имя. Потому что большая опасность заключена в наличии имени, чьего-то имени в тех или иных обстоятельствах.

94. Эгоизм быстро реагирует на наличие имени и мгновенно готов разносить эту информацию как можно шире. Эгоизм заинтересован, чтобы наличие того или иного имени было уничижено, уронено, сведено на нет; чтобы как можно больше недостатков было выявлено в этом имени.

95. Только поэтому на основе имени распространяются все сплетни. Уберите имя — они распространяться не будут. Никому не интересно ситуацию просто слушать, всем интересно, что она к кому-то привязана. Вот с этого и начните: не трогайте имя человека.

96. Пришёл муж. Как ему затронуть, что связано с женой? Он просто описывает: случилась ситуация, говорилось так, делалось это. Если он рассказывает, это связано с ним прежде всего, вы уже имеете право рассмотреть эту ситуацию».

97. «А вот такая ситуация. Приходит муж с собрания, жена начинает спрашивать: «А что сказал Олег, а что сказал Иван?»»

98. «Та же самая история. Зачем она спрашивает про имя человека? Чтобы услышать о его достижениях или его недостатках? Разделите информацию. Что именно вас интересует: его недостатки или то, насколько он хорошо сделал?

99. Если насколько хорошо сделал — говорите. Говорите: «Олежка сегодня знаешь что сказал? У-у … У него такая мысль была чудесная, ты посмотри, это ж надо было додуматься, какой он молодец!» Говорите имя, показывайте: «Вон, смотрите, вон идёт, молодец, вот здорово сделал». Пожалуйста, Я разрешаю.

100. Но если касается недостатков — остановитесь. И говорите: «Была рассмотрена ситуация, где вот тут делалось вот это и говорилось вот это. Мы её разобрали и вот тут нашли интересное решение».

101. Ведь если кто-то ищет мудрости, так он же должен из ситуации черпать эту мудрость. Ведь нужна же мудрость из ситуации, а не мудрость из имени личности, участвующей в этой ситуации. В имени мудрости вы не найдёте. Зачем тогда такая чрезмерная заинтересованность?

102. А положительное — пожалуйста, рассказывайте сколько угодно, называя друг друга, вы можете рассказывать где угодно.

103. Но ни в коем случае — отрицательную информацию. Как только она касается кого-то из ближних, у вас должен быть полный запрет на упоминание этой отрицательной информации о ближнем, если его рядом нет.

104. Потому что единая Семья, её законы и предполагают: если есть какая-то сложность у ближнего, самое большое, что вы можете уточнить, сказать: «Друзья мои, вот в семье есть трудности, надо бы разобрать, помочь». Вы говорите, не привязывая к деталям: «Есть трудности, есть сложности, где нужна будет подсказка. Давайте пригласим, посмотрим эту ситуацию», — и вы приглашаете.

105. Но даже в этом случае не говорите: «В этой семье знаете, что случилось …» — и начинаете рассказ. Мысли у вас о-го-го, вокруг вас такие фантазии начинают возникать, а там, в той семье, всё гораздо проще.

106. Не надо касаться деталей. Вы очень падки на эти детали, чтобы, попадая в вас, это зерно быстро начинало находить отклик в ваших чувственных проявлениях, эгоистических проявлениях. Потому что редко человек на самом деле желает блага ближнему.

107. Это сейчас вы уже вырастаете к такому уровню, когда, действительно, у вас начинает пробуждаться это пожелание; на самом деле это явление редкое. На самом деле вы часто хотите, даже неосознанно, потому что это гораздо глубже, побольше увидеть недостатков среди ближних.

108. Эгоизм очень заинтересован видеть недостатки в ближних, и как можно шире и больше, безмерно много. Это как что-то ненасытное: чем больше видится недостатков в ближних, тем вы сами себе кажетесь лучше, и в этом очень заинтересован эгоизм.

109. Поэтому он готов поучать, наставлять, ругать кого-то с целью: ну, я же подсказываю. На самом деле не для того, чтобы это стало лучше, потому что, если это лучше станет, оно же обгонит вас по уровню своего становления, и тогда ему надо вас наставлять, а эгоизму тоже не хочется, чтобы кто-то наставлял, — приятно наставлять кого-то.

110. И получается, складывается одна картина, когда эгоизм очень заинтересован в отрицательной информации, привязанной к какой-то личности.

111. Поэтому, если вы встречаете кого-то, претендующего на отсутствие недостатков, у многих из вас зудить начнёт что-то. Вы даже неосознанно начинаете присматриваться, вы ищете этот недостаток.

112. Хотя ваш дух — тех, кто здесь собран, — во многом достаточно уже большой, он не так ярко позволяет проявляться этой жажде найти недостаток. Это у вас более умеренно, но всё-таки существует.

113. И поэтому, если человек в такой предрасположенности находится и не находит сам этих недостатков, то, так как эта предрасположенность выражается на энергийном уровне, то стягивает слухи, чьё-то недовольство стягивает. И это приходит обязательно к вам в виде определённого слуха, и вы тут же думаете: «О, я же чувствовал — что-то там не то».

114. И некое удовлетворение эгоизму приходит. У вас перестаёт существовать тайна; значит, там действительно есть какой-то порок, а он ещё строит из себя и так далее. Вот такое часто можно встречать в жизни, это особенная такая дикая заинтересованность в недостатках ближних.

115. Но это своя особенность существования эгоизма, по-другому он не может. А раз он составляет ваше, даже можно сказать, такое целое, большое второе «я», гораздо более сильное, чем то настоящее «я», которое должно развиться, то, конечно же, его голос очень могуч, и он диктует условия становления общества.

116. Вот отсюда идут все слухи. И прежде ещё они основаны на том, самом простом, что человек не пользуется правильно своим сознанием.

117. Ведь сознание в чистом виде — как хрусталь, оно не имеет оттенков никаких. Вы шарик хрустальный можете посмотреть — вот особенность сознания, чистота его, чистота, которая берёт реальность без искажения.

118. Вот он смотрит: стойка стоит, всё идёт просто, характеристики запечатлеваются — стойка деревянная, дерево такое-то, такого-то цвета, такого-то размера, — и он целую характеристику запечатлевает в голове, никакого отношения не выражая к этому. В этом случае сознание работает исключительно правильно, у него максимальные возможности познавать реальность, гигантские, очень большие.

119. И Мир Вселенной очень хорошо развивается на этой основе, потому что сознание у него не находится под влиянием чувственного мира, они специально этого добиваются.

120. Нельзя, чтобы эгоизм преобладал, природные чувственные особенности преобладали, эмоции преобладали, нельзя для развития именно технократического; ни в коем случае нельзя, чтобы эмоции были у этого существа.

121. Потому что эмоции не бывают половинами. Если есть диапазон звучания разнообразных эмоций, то нельзя половину как-то срезать, оставить положительные эмоции, а какие-то чувства негативные, недовольства убрать.

122. Если есть радость, если есть эмоциональные ваши всплески радости, у вас есть, значит, и всплески недовольства. Они могут при наличии благоприятных обстоятельств не возникать, но это не значит, что их нет. Это есть нормальный эмоциональный фон, он несёт и всплески восторженности и, бывает, подавленности, обиды, какого-то неопрятного, нехорошего, тяжёлого состояния.

123. А раз так, если это есть, то представьте себе человека, обладающего гигантскими техническими возможностями, ну, образно держащего молнии в руках своих, огромные энергийные способности. И вот представьте, что он оказался внезапно недоволен, — он один развалит планету в одно мгновение.

124. Это опасное, очень неустойчивое становление, оно не допускается, оно запретом стоит в Мироздании Вселенной. Нельзя с такими способностями разума, какими вы обладаете, иметь этот эмоциональный фон, иначе это крайне опасно.

125. Поэтому Мир Вселенной приглядывает с самого начала за сведением всех этих эмоций до минимального проявления. И это освобождает сознание, оно становится чистым, оно не преломляет реальность через какое-то чувственное отношение к реальности и хорошо фиксирует эту реальность, познавая её.

126. И если разум чисто воспринимает: вот она, стоечка, такое-то дерево и так-то, так-то, так-то, — это одно. А ваше сознание преломляется через чувственный мир, и вы уже смотрите на стоечку и говорите: «Хорошая, дома можно приложить, это туда подойдёт, это туда, из этого я это сделаю».

127. Вы к себе применили, вы выразили своё отношение. Вот это чувственное проявление ваше неизбежно будет у вас, оно присутствует постоянно в вас и должно будет остаться, вы не должны будете его свести на нет, как делается в Мире Разума Вселенной.

128. Но духовный мир ваш как раз и должен будет это пламя организовать, привести в порядок. Потому что духовный мир ваш разжёг эти эмоции, а дальше пламя огня этого должно окутать и организовать, и оно станет безопасным, правильным; тогда сознание обретёт правильное восприятие реальности.

129. Оно не будет таким чистым, как хрусталь, оно приобретёт тёплый оттенок, будет прозрачное с тёплым оттенком, если рисовать образ вашего сознания.

130. И оно будет без искажений также преломлять реальность, но с определённым отношением к ней, с вашей особой чистотой, особым таким духовным, благодатным состоянием к этой реальности. И это отношение будет выстраивать всё достойно».

131. И было сказано в ответе на один из вопросов: «Есть точная и неточная информация. Точная — это то, что вы лично фиксируете, пробуете, трогаете, как угодно, но это то, что вы способны зафиксировать фактически из того, что окружает вас, а не то, что вам передаётся; не когда вы догадываетесь, додумываете, а когда вы точно это фиксируете. Вот эти знания вы можете разместить в своём сознании, в голове, под бирочкой «точная информация». Её вы можете утверждать как угодно.

132. Но есть остальная информация, и она достаточно немаленькая, а гораздо больше, чем то, что вы способны зафиксировать, и она относится к неточной информации. То есть там недостаточно, вот этого не хватает знания, вот тут непонятно ещё, вот тут рассказали, а сами не знаете — так или не так.

133. Эту информацию как точную уже нельзя утвердительно подавать куда-то, она неточная. Значит, вы, естественно, должны добавлять понимание своё: «Я понимаю так, я думаю так». Вы уже не утверждаете, не несёте её утвердительно.

134. И если бы такая раскладка внутри, в вашем сознании, была изначально, сплетни не могли бы распространяться. Их невозможно было бы распространять, распространялась бы только точная информация.

135. Всё остальное вы подавали бы, говоря: «Да, я знаю вот это, а за эту часть я не могу ручаться, я её не знаю». И другой, естественно, слушая, точно так же воспринимает: это точно выражено, а вот здесь никто не знает, ни говорящий не знает (кто дал), ни он сам не знает (кто взял).

136. У него точно так же определяется неточная информация, он нигде не будет её утверждать, он не понесёт её, он будет ждать, пока она не станет полностью точной информацией, только тогда он её утвердительно куда-то даст.

137. Но это простое надо будет научиться в своём сознании определить, что за информация навалена огромными горами, кучами, потому что в беспорядке всё находится, всё перемешано, без всякого определения.

138. И естественно, вы на своих эмоциях очень часто рассказываете что-то, да так утвердительно, а когда начинаешь уточнять, там вообще нечего было сказать утвердительно, это вообще неправильная информация.

139. То, что вы рассказываете убедительно, этого вовсе и не было, а вы прямо аж краснеете; там путаница возникла, а на самом деле ничего нет. А ведь на этой основе как раз очень много сложностей возникает».

140. «Вчера я хотел спускаться с Горы, а когда на слиянии был, то услышал вопрос внутри себя Твоим голосом: «А для чего ты хочешь спуститься?» После этого, переосмыслив всё, решил не спускаться. Сегодня на встрече, когда Ты вошёл в зал, сел, обвёл взглядом, я внутри себя услышал: «Ну вот, ты не уехал, хорошо». Насколько это имеет к Тебе отношение?»

141. «Ко Мне это не имеет отношения. Ваше сознание фиксирует происходящее в вашей жизни, и если кто-то пробует вмешаться в ваше сознание, то он использует те тембры, вибрации, которые сохранились в вашей памяти.

142. Поэтому любым голосом вам можно сказать всё, что угодно, любым знакомым вам голосом. Поэтому вы часто можете слышать, что вам говорит мама, или папа, или друг, или Учитель, или кто-то, но которых вы уже знаете, вы уже зафиксировали этот тембр голоса.

143. И вот эта вибрация извлекается из памяти, и выстраивается уже какое-то к вам обращение с учётом этой вибрации, и вам кажется, что к вам кто-то конкретно из знакомых обращается. Ко Мне это не относится».

144. «Отец и мать обсуждают поведение ребёнка, которого в данный момент нет рядом, связанное с какими-то негативными моментами, а ребёнку шесть лет. Здесь обсуждать или тоже нежелательно?»

145. «В этом случае допустимо. Допустимо уже по одной причине, что мама с папой предвзято не будут говорить о ребёнке.

146. А склонность у человека ещё пока есть очень большая психологическая — предвзятое отношение к ближнему.

147. Мы ставим этот закон с учётом этой склонности, потому что, когда вы воспринимаете всех окружающих одинаково родными, которых вы очень любите, которыми очень дорожите, о которых вы очень заботитесь, нет нужды в этих правилах, вы никогда не скажете того излишнего, что может повредить кому-то.

148. Но опять же, когда это у вас будет, эти ситуации исчезнут. О них нет смысла говорить, потому что таких ситуаций просто не будет. Потому что это уже качество ваше другое, оно предполагает совсем другие взаимоотношения вообще между вами всеми.

149. Поэтому мы сейчас оговариваем многие правила с учётом этого эгоизма, который в человеке диктует его поведение. И мы его немножко пресекать сейчас будем, прищепками отделять».

150. «Как правильно вести себя мужчине, когда женщина в словах высказывает осуждение кого-то, а остановить её просто подсказкой не удаётся. Как быть в такой ситуации: молчать, уходить или липкую ленту на рот наклеивать?»

151. «Ну, ленту не надо, а остальное можно посмотреть по ситуации. Потому что, конечно же, это значит получилась стрессовая ситуация. Если мы смотрим, что это происходит в данных условиях, где собрались люди, говорящие о вере, то, значит, именно так делать будет человек только в стрессовой ситуации.

152. Но в этом случае разумно что-то подсказывать бессмысленно. Когда вами овладевают эмоции, ваш разум перестаёт функционировать, то есть вы тогда поддаётесь совсем другим проявлениям. Это уже начинаются животные проявления, а животному объяснять не всегда благоприятно.

153. Часто лучше просто даже помолчать. Тут надо смотреть, а потом уже при благоприятных условиях попробовать побеседовать об этих ситуациях и узнать, что послужило началом к этому срыву. Ведь какое-то начало было, где-то что-то было пропущено, и оно развернулось в большую-большую ситуацию, которую уже просто останавливать бессмысленно.

154. И где уже надо уметь просто своей любовью, своей заботой, думами своими светлыми отогреть человека, думать о нём хорошее, и это быстро погаснет.

155. Попробуйте представлять, как мы раньше говорили. Представляете: вы гладите, дождиком поливаете, как угодно. Если вы от души делаете, вы очень быстро увидите, что эти эмоции погаснут очень быстро.

156. Но если у вас начинает тоже это откликаться внутри, вибрировать, это начинает умножать длительность вот этого проявления, потому что вы сами начинаете участвовать в этом проявлении. Вот здесь надо прежде вам научиться держать покой и пробовать остановить мысленно, молча.

157. Если есть возможность — можно уйти, конечно же, но смотрите по обстоятельствам, это уже творческий подход должен быть».

158. «Когда я разговариваю со своими братьями и со своей женой, они описывают ситуацию без имени. Я прошу их назвать имя, чтобы мне легче было воспринимать ситуацию. Правильно ли это?»

159. «Нет, это не облегчит восприятие ситуации. Имя не облегчает восприятие ситуации».

160. «Учитель, у меня такая ситуация произошла. На прошлой неделе петропавловская Семья приняла решение меня отправить на Гору с лошадкой работать. Я утром собрался, и вдруг меня останавливает человек и говорит: «Ты не можешь ехать на Гору, потому что у нас есть невыясненные отношения между нами». Я отвечаю: «Я не могу сейчас выяснять отношения, потому что нужно ехать на Гору», — и поехал.

161. Только я выехал, в Черемшанке меня останавливает этот же человек, но уже со священником, и снова настаивает выяснить отношения. После беседы священник сказал, что не увидел ничего такого, чтобы мне не ехать на Гору, и я поехал. Не было ли здесь проявления эгоизма у этого человека?»

162. «В этих случаях легче спрашивать: «Правильно ли я отреагировал на действие этого человека?»»

163. «Правильно ли я отреагировал на действия этого человека? Я решил, что этот человек поступает неправильно, он не имеет права изменять решение собрания единой Семьи, и я почувствовал, что он не прав».

164. «Не совсем верная реакция. Первая реакция должна быть — понимание заботы ближнего о том, чтобы не случилось что-то, противоречащее формирующимся законам, понятиям, правилам.

165. Ведь уже существуют такие понятия, что, прикасаясь к святыне, желательно и быть более достойным. Если вы доверяете кому-то, посылаете его куда-то участвовать в труде, это же не значит, что вы спихнули: а кто у нас там, ему всё равно делать нечего, пускай он потрудится на святыне. Вы же не так выбираете.

166. Естественно, получается такое правило, где, если кого-то пригласить, надо просто посмотреть, а действительно ли достоин человек, ведь это ваше лицо выбирается. Кого-то пригласив, позволив кому-то, вы доверие тем самым выражаете.

167. При таких обстоятельствах, конечно, кто-то может заволноваться, что-то ему неясно. Его ошибка, что он раньше, во время собрания, не рассмотрел эту ситуацию. Если что-то есть, надо было сразу тут же и выяснить.

168. И опять же выяснить, начиная с вопроса: а что там подразумевалось в той ситуации, а то как-то запало нехорошо, что-то немножко грызёт; и он просто уточняет, а что ты имел в этом случае, когда делал это действие. Ты поясняешь, у тебя сразу же всё становится на место.

169. Но невыясненная ситуация на другой день, конечно, не должна была так рассматриваться.

170. Но единственная реакция твоя наиболее яркая — ты принимаешь, что это, конечно, проявление заботы, но просто немножко своеобразно, хаотично получилось это выражение. И ты благодаришь его за его заботу, за его стремление оберечь святыню от прикосновения чего-то нечистого (это уже хорошее побуждение получается) и обещаешь с заботой, извинившись: «Я, конечно же, приеду, мы обязательно внимательно всё рассмотрим». То есть ты пробуешь мягко на это отреагировать обязательно. Вот тогда это будет правильная реакция верующего человека.

171. А таких у нас может быть много разных отклонений, потому что в заботе, таком искреннем стремлении как-то сохранить, уберечь могут разные варианты проявляться в каждом из вас, по мере того как вы понимаете эту ситуацию. Ну и, конечно же, могут быть какие-то перегибы неизбежно.

172. Вот сейчас надо всем уже обязательно научиться с этой поры бережно относиться к каким-то необычным проявлениям ваших ближних, каких-то их особенностей, которые, на ваш взгляд, вам могут не нравиться. Вы, может, считаете, что они неправильны, но вы прежде должны посмотреть на положительную сторону — заботу этого человека.

173. Поэтому уже, естественно, при таких обстоятельствах любая попытка его подсказать вам что-то может вызвать только благодарность. Если верующий человек слышит чью бы то ни было подсказку, его первая реакция — это благодарность этому человеку.

174. И если ближний, подсказывающий вам о вашей ошибке, не спрашивает вас и не уточняет, что произошло, вы благодарите и уходите, улыбнувшись. Вот реакция верующего на подсказку ближнего.

175. Торопиться оправдаться, пояснить — неверная реакция, это реакция ущемлённого эгоизма.

176. Спросит вас ближний — поясните с готовностью, вот это будет правильное состояние верующих людей.

177. Но Мне приходится с двух сторон рассматривать обстоятельства, и, Я надеюсь, вы не будете этим неверно пользоваться, что часто, к сожалению, бывает в этом случае.

178. Если трогать другую сторону этих обстоятельств, вы должны помнить: как верующий человек, никто из вас не имеет права сразу подойти и уличать в каких-то недостойных действиях за исключением того, что явно видно как нарушение.

179. Даже в случае, если человек пьёт алкоголь, который мы запрещаем, это действие разворачивается, вы видите — это делается, и то у вас может быть вопрос: а что случилось, что же ты так сделал, что тебя подвигло на всё это, что произошло?

180. А не просто: «Да как ты смеешь, что ж ты делаешь?» Торопиться судить нельзя. В вас сработает сразу то присущее, та колея, о которой мы раньше говорили, на которую всё время соскальзываешь, вроде бы выкарабкиваешься, а потом раз — и соскальзываешь всё в ту же, одну и ту же колею. Вот это осуждение, связанное с эгоизмом, быстро здесь будет вырываться наружу, вы его удержать не сможете.

181. Начинайте с вопроса всегда, вы же должны сначала уточнить, а потом уже говорить то, что можно подсказать в этом случае. Ведь если человек сорвался, значит, что-то произошло, наверно. Ну так сначала спросите, что произошло, прежде чем высказывать какие-то ему поучения.

182. И поэтому для вас это должно быть главным правилом. Поучает кто-то вас — улыбнитесь, поблагодарите в конце, что вы очень благодарны за заботу о вас, что вам так высказали многое, что вас так поругали; вы очень благодарны за заботу, проявленную в вашем отношении. Вот реакция верующего человека.

183. Вот такими простыми образами Я вам многое буду обрисовывать, что же есть вообще действия верующего человека.

184. Где порой не надо будет копаться в механизме происходящих внутри вас процессов, потому что копания в них вспомогательны, но это не главное.

185. Если вы погрузитесь в это, как в главное, то вы не победите, потому что вы будете разговаривать о прошлом, а будущее решается в непосредственных действиях, которые вы свершаете каждый день.

186. То есть случилась ситуация — в этой ситуации и решается будущее ваше, ваша судьба решается, а не в том решаться будет, как вы впоследствии будете разбирать это обстоятельство. Это вспомогательное, а у вас должна быть какая-то первая реакция — реакция, которая успеет в момент происходящих событий правильно откликнуться на происходящее.

187. Когда вы опомнитесь, поймаете себя быстро — а сознание ваше способно в мгновение найти наилучший образ, правильно соответствующий этому обстоятельству, как должен вести себя верующий человек, — вы всем своим существом пробуете уже отреагировать на это обстоятельство правильно.

188. Чем раньше вы будете останавливать себя и прилагать эти усилия, тем легче и правильнее вы начнёте побеждать проблемную ситуацию. И в этот момент вы будете формироваться. Потом можете обсудить эту ситуацию.

189. Но если этого усилия не будет, все ваши дополнительные рассуждения — это вы просто ударитесь в мудрствование, где гордыня погладит руки и скажет: «Ну, мудрствуйте, ну-ну, давайте, хорошо вы всё видите, молодцы, ну и разговаривайте о прошлом». А каждая ситуация не повторяется, и вы всё время будете делать одну и ту же ошибку.

190. Поэтому здесь важно будет правильное отношение к самой реальности и правильно применять эти образы непосредственно в жизни. Этих образов мы оговорим очень много.

191. Нигде никогда не оговаривались такие особенности, всегда оставлялось некое право вам догадаться, додуматься, что это может быть. Но что такое догадаться, додуматься, когда голова полностью работает в угоду эгоизму? Да любое усилие в этом случае обязательно приведёт к ложному результату.

192. Но этого нельзя было трогать, а сразу рассказать, что для вас это невозможно, тоже нельзя, потому что можно и в отчаяние удариться: как же так, имея голову, вы абсолютно не имеете возможности выкарабкаться.

193. Такова сейчас особенность сознания человека. Нужно постороннее вмешательство, потому что самому это невозможно сделать, особенность сознания такова.

194. И вот это можно было рассказывать только единожды, один раз в вашей истории всей. Это нельзя дважды повторять, это можно только один раз давать, когда это будет дано и сделано. Если оно не будет сделано, всё начинание перечёркивать можно, потому что потом невозможно будет выправлять.

195. И если это останется недоделанным, вы обязательно извратите всё это сознанием, и потом, приходя вновь, это же самое рассказывать уже будет невозможно. Потому что вы скажете: «А мы знаем уже», — но у вас уже будет столько ложных понятий об этом, и исправлять их будет почти невозможно.

196. Поэтому это надо давать только единожды. И вот только сейчас вы попали в историю, когда есть возможность дать вам все необходимые образы в любом обилии, которого свет не видывал человеческий, таких простых прямых подсказок и в таком обилии. Так что вам сейчас надо будет настроиться на достойные усилия, которые вы должны сделать.

197. Где при этом, конечно же, усилия получатся лицемерными, потому что вы начнёте делать то, что не присуще вам.

198. Но вы постараться должны всем существом это сделать, и тогда вы начинаете внутренне перестраиваться под этот образ и входить в него, и потом он становится вашей настоящей сутью. Но нужна эта попытка применить этот образ к себе, тогда идёт всё правильно.

199. Но это всё мы сейчас ещё много будем подетально оговаривать. Потому что условий таких очень много разнообразных, они сложные, многочисленные, где каждое помногу раз мы будем трогать, помногу пояснений вы будете слушать, то есть сейчас начинается эпоха у вас особенная.

200. Но теперь нужно действительно понимание веры вашей. Вот поэтому и потребовалось открывать многие тайны, чтобы вам хорошо понять вообще, что вы делаете и с чем вы соприкасаетесь; чтобы вы правильно могли осмыслить очень многое, это очень сильно влияет на ваше становление. И поэтому сейчас Книга мудрости, скрытая доселе, открылась, сейчас многое можно вам рассказывать».

201. «А если после некоторых слов Твоих внутри такое возникает: «Ага, я был прав». Что это внутри возникает? Эгоизм?»

202. «Эгоизм, конечно. Ведь самовозвышение происходит по двум принципам простым: либо самовосхваление, либо уничижение всего окружающего, то есть искусственное унижение всего, что вокруг вас находится. Надо же как-то себя выразить: «Я был прав, значит, я был мудр, я правильно додумался». Хотя это может только показаться, что правильно.

203. Порой не всегда удаётся, в зависимости от ваших вопросов, коснуться деталей. Я что-то скажу обобщённо, вам кажется: уже всё правильно, всё вы поняли, вы так же и думали. А если мы начнём уточнять детали, оказывается, в деталях уже начинаются расхождения.

204. Поэтому насколько ещё прав — это ещё постольку-поскольку. Хотя догадываться, конечно же, вы можете очень много. Если бы Мне пришлось сейчас учить вас вообще во всём заново, когда вы ничего не умеете, это было бы сейчас одно расстройство.

205. Конечно же, вы о многом можете догадаться, поэтому вы и призваны, вы и почувствовали Последний Завет, вы пришли, вы оставили что-то, приехали; это говорит об особой предрасположенности, значит, внутренний мир уже к чему-то поднялся, он что-то имеет, какие-то возможности, вы можете о чём-то даже сами догадываться, это вполне нормально. Тогда остаётся только корректировать ваши отношения, добавляя новое».

206. «Учитель, у меня с некоторого времени мало вопросов к Тебе возникает. Не есть ли в этом опасность, что развития не происходит?»

207. «Нет. Пьют влагу от жажды, то есть по необходимости, а не потому, что полагается пить. Если тебе удаётся решать всё и ты удовлетворён теми выводами, вполне допустима такая ситуация.

208. Конечно, при наличии ненормальных форм эгоизма может возникнуть опасность, когда человек не хочет задавать вопрос Учителю, потому что где-то внутри чувствует, что после этого ему всё предстоит увидеть не так, как хотелось бы, и тогда он стремится сохранить удовлетворённость теми выводами, которые сам делает и которые создают иллюзию, что вроде бы всё понимает и делает правильно. Здесь может проявиться опасная ситуация, но это уже тогда надо смотреть детали.

209. Прежде всего самому человеку внутри себя надо посмотреть, почему он не задаёт вопрос. Если он искренно понимает, что удаётся пока необходимое решить, и нечего пока спросить, так это нормальная ситуация, она вполне уместна.

210. Но именно из-за внутренней, глубинной боязни узнать истинное многие из вас скрывают истинные обстоятельства, не уточняют их, не раскрывают до конца, где Я мог бы вмешаться и дать подсказку.

211. И какую-то одну детальку припрятал, другую детальку припрятал, и вроде бы касается деталей каких-то, но вот одно скрыл, другое скрыл, и тогда у вас возникает сложность воспользоваться Моей помощью, взять необходимую подсказку.

212. Мне очень важно, когда вы называете всё как можно точнее, раскрываете свой внутренний мир, не боясь называть тот порок, который существует внутри.

213. Это необходимо, потому что в этом присутствует своя очень важная особенность. Мне нужно, чтобы вы назвали то своё, что нуждается в исцелении, тогда Я дам вам необходимую подсказку.

214. А вы боитесь порой называть вот эти все детали и часто боитесь, чтобы Я не узнал, какие вы на самом деле. И начинаете по-своему красоваться, но тогда теряется весь смысл нашего общения».

215. «Сегодня на встрече я услышал, что когда человек даёт подсказку, то нужно поблагодарить его и уйти. Ранее в кассетах о единой Семье говорилось, что, когда человек делает подсказку, нужно расспросить его о качестве ошибки».

216. «Ты можешь уточнить у него для себя, что ещё он именно видит, но не когда ты торопишься оправдать себя. А если он говорит: «Ты вот это плохо сделал», и ты, конечно, благодарен ему и просишь уточнить: «А ещё что ты заметил? А это как ты увидел?» Ты можешь уточнить, что именно он увидел, но более широко для себя, для своего понимания. Пожалуйста, переспроси у него».

217. «Ранее на встречах говорилось, что в процессе этого уточнения становится видно, кто же был прав и была ли вообще ошибка. Правильно ли моё понимание?»

218. «Если вы благоприятно склонны к нахождению правды, то это нормально, вы к этому и придёте, уточняя. Потому что он не только скажет, а будет спрашивать у тебя. А раз будет спрашивать, у вас будет естественный процесс общения, и вы придёте к какому-то пониманию, где была ошибка, или не было вообще этой ошибки».

219. «Если человек подсказывает и не просит объяснения, я могу проявить инициативу в разборе ситуации?»

220. «Нет. В разборе — это значит ты хочешь навязать ему своё объяснение своих шагов».

221. «А когда я переспрашиваю?»

222. «Когда ты переспрашиваешь, ты переспрашиваешь уточнение его подсказки, он дополнительно ещё что-то скажет о тебе; но ты не поясняешь своих действий.

223. А вот если он спросит, почему ты так сделал, тогда ты начинаешь пояснять. И в этом случае наиболее благоприятно прийти к одному какому-то мнению.

224. Если у него нет вопросов к тебе, а есть просто какие-то пожелания, единственное, что ты можешь только уточнить дополнительные пожелания к себе».

225. «В процессе этого разговора я ему на его пожелания говорю, что правильнее было бы спросить, а почему я так сделал?»

226. «Нельзя. Это эгоизм говорить будет. Это ему на руку: хоть как-то, но ответить.

227. Благодарность — первая реакция, самая важная, которую вы должны достигнуть. Тогда всё пойдёт разворачиваться уже в правильном русле. Оно обязательно развернётся хорошо».

228. «Вот ситуация. Брат говорит: «Надо бы вот так сделать, неправильно делаешь». В этот момент у меня пошла отрицательная эмоция. Я прекрасно осознаю, что это неправильно, начинаю бороться с этой эмоцией. Как здесь правильно: после того как переборол, сказать ему, что у меня была неправильная реакция, или в момент реакции?»

229. «В данном случае о ней нет смысла говорить. Если ты хочешь разобраться, как правильно эту реакцию рассмотреть, как против неё усилия прилагать, тогда ты можешь её упомянуть.

230. Но если ты хорошо знаешь, что она возникла и твоя задача отреагировать правильно на то, что он подсказывает, благодарность выразить, то об этом говорить нет нужды, ты просто сразу ловишь себя и начинаешь настраивать правильное отношение в данном случае к его подсказке. Чем раньше ты остановишь себя и начнёшь прилагать эти усилия, тем легче и лучше побеждать эту слабость».

231. «В данном случае это не будет умалчиванием, что я скрыл свою неправильную реакцию от него?»

232. «Нет. Это в данном случае не требуется, иначе вы утонете в рассуждениях, если так будете касаться всего».

233. «На собрании Семьи мне отказали в жилье и решили, что я должен покинуть Семью. Через некоторое время звучит такое предложение: так как я не член Семьи, я должен покинуть собрание. Я встаю и ухожу, хотя считаю, что предложение неправильное.

234. Правильное ли предложение с их стороны о необходимости покинуть собрание? Правильная ли моя реакция, что я не попытался показать неправильность их действий?»

235. «Это относится к вопросу, который был затронут раньше. Тут ты можешь спросить: правильно ли я отреагировал на эту ситуацию? Зачем нам о них говорить, что они сделали? Тем более они Мой ответ сейчас не слушают. Поэтому ты можешь спросить только в данном случае про себя.

236. И если ты с благодарностью принял, поблагодарил их за всё, за тот кров, который был дан тебе в Семье, за хлеб, которым тебя угостили, за то, что дали хоть как-то проявить свои возможности в помощь Семье, и ты поклонился и пошёл, и когда у тебя внутри покой, мир, и ты знаешь, что Воля Бога, значит, что-то тебе определяет следующее, — всё, ты готов к этой Воле Бога».

237. «Меня волновал вопрос, который обсуждался на собрании, и я подумал: неужели я не могу принять участие в обсуждении этого вопроса?»

238. «Ну, зачем грубиян нужен, он всё равно ничего не понимает в этих вопросах. Ведь ты же себя не возносишь, ты же понимаешь, что ты грубиян, так чего же ты будешь портить собрание? Ну, внесёшь какую-то очередную глупость, запутаешь собрание. Зачем ты нужен там?

239. Лучше выйти молча и дать возможность ближним, братьям мудрым, хорошо порассуждать, прийти к решению и не мешать своим присутствием. Вот одно из усилий опять же, как сделает верующий человек. Запоминайте».

240. «На старых встречах говорилось о том, что человеку очень важно всегда было при своём обращении к Богу иметь зримый образ и поэтому он писал иконы, что-то пробовал вырезать. Но так как мы не знаем, какой Отец, как Он выглядит, то всё облегчается, когда приходит живой Учитель.

241. Насколько правильно моё понимание, что при любом нашем словесном обращении к Богу, в молитве или когда мы пытаемся псалмами славить Бога, это правильно делать через Твой образ?»

242. «Нет. Я же давал вам подсказку: можете представлять Отца как Солнышко, которое изливает на вас Свет благодатный, мягкий, тёплый, и вы чувствуете, что вы просто облиты Светом таким, который идёт к вам, нежным, любящим. Этого достаточно.

243. То есть тут вы не собьётесь в сторону, тем более что, опираясь на то понимание, которое вы уже получили до этих пор, вы никак не сможете в молитве куда-то уйти в сторону. Хотя, даже если и этого нет понимания, вы всё равно в сторону не собьётесь. Обращаясь к Отцу, вы всегда обратитесь к Отцу, ни к кому-то другому.

244. Поэтому все верующие, куда бы они ни направили свои молитвы, какими бы именами ни прикрывались, они всё равно будут обращаться к Отцу одному, и Он будет помогать в зависимости от усилий самого человека.

245. Это на самом деле просто игра в жизни человека, когда он придумал столько всевозможных божеств, бастион целый различных имён, наделённых человеческим эгоизмом в обилии, мощным эгоизмом, когда один якобы бог убивает другого по каким-то там причинам, ещё какие-то там примитивные понятия. Но человек есть человек, ему нравится фантазировать, вот он и нафантазировал всё это.

246. Поэтому и говорилось: обращение к Богу в духе своём. Когда вы духом своим настроены к Отцу своему и, обращаясь искренно, выразите эту молитву, она всегда у вас связана с Отцом вашим, и никуда она в сторону не отойдёт.

247. Тем более Он не слушает ваши слова, это слишком грубое, примитивное действие, оно не подходит для такого обращения.

248. Вовсе ни к чему Отцу слышать ваши слова, ибо Он прекрасно знает, в каком вы состоянии, что с вами происходит, через ваш чувственный мир. Потому что вы же все чувствуете через этот чувственный мир, Он видит, что с вами происходит.

249. Ему не надо знать, что у вас в сознании творится, сознание ваше с Ним не связано, поэтому вы и не можете ничего от Него слышать. Это с Ним не связано, это совсем другие законы, они грубые, очень ограниченные.

250. Хотя, если сравнивать с Миром Природы, сознание человека и вообще характерные особенности подвижного разума, с которым вы уже сейчас соприкасаетесь, — это уникальное творение, но оно рассчитано для своих проявлений участия в Гармонии. Этим сознанием вы обладаете.

251. Но вы цените сознание, вы считаете, что, именно общаясь на таком уровне, вы можете общаться не только друг с другом, но якобы общаться с Богом. Это естественное было понимание, но на самом деле сознание ваше не может общаться с Богом вообще никак.

252. Поэтому очень смешны порой ваши усилия, когда кто-то из вас говорит: «А мне Богом сказано» — и так далее. На самом деле это такая неправда, но человеку очень хочется в это верить, он же другого не представляет, а какое же ещё может быть общение.

253. Есть другого рода общение, которого вы пока не можете представить, но оно есть. Потому что чувственный мир ваш также многое может создавать, исторгать из себя; и по чувственным вибрациям, исходящим из вас, можно видеть всё, что вы желаете, к чему вы привязаны, чего вы боитесь, — всё-всё-всё о вас, но гораздо более глубже и тоньше эти явления воспринимать.

254. Потому что сознание достаточно ограниченно воспринимает происходящую реальность, чувственный мир воспринимает полностью происходящее, во всех деталях, нюансах. И Отцу этого достаточно.

255. Поэтому ваши слова прежде всего вам самим нужны. Когда вы их сами слышите, это вам помогает, это нужно тем, кто способен слышать ваши речи.

256. То есть включается целый Мир природы, Мир материи, сознание и прочие, прочие законы подобного типа. Они в этот момент включаются на ваши слова, и начинает складываться определённая атмосфера вокруг вас, определённые обстоятельства устраиваются по отношению к вашим словам и от ваших слов.

257. Но Отец воспринимает совсем по-другому, это всё Ему не нужно. Поэтому главное — ваша внутренняя настроенность на Отца; и того, что Я вам даю, вполне достаточно, чтобы уже создать правильную настроенность, вполне достаточно, чтобы вы уже дальше правильно обращались. И если что-то нужно будет ещё, Я буду добавлять, ещё буду расширять понимание, и дальше всё будет нормально».

258. В заключение встречи, обратившись к слушающим, Учитель молвил: «Разные правила, разные понятия о том, как же верующий реагирует, как же он воспринимает происходящие явления, вот это и будут те подсказки, в основном прямые, в которые нужно себя ввести обязательно, приложив внутренние усилия — психические, волевые, сознательные, насколько вы в состоянии это понять на данный период времени.

259. Это усилие будет важно, оно будет видоизменять ваше сознание, ваш внутренний мир. Ориентиров очень много будет очень простых …

260. Если Я слушаю ваши понятия о взаимоотношениях в семьях, то Я сейчас, к примеру, одно из простых правил скажу.

261. Мужчина, мы же говорили, будет творить красивое, он должен творить красивое. При каких условиях он может творить красивое? Он должен напитываться красивым, он должен уметь ценить красивое, он должен отмечать красивое.

262. Красивое часто берётся не только от Природы, которую мы видим в деревьях, камнях, ведь у нас и женщина — прекрасный носитель красоты.

263. Но если она носитель красоты, мужчина имеет право любоваться красотой? Имеет. Любой красотой, которую он увидит. Но любоваться не в замочную скважину, не из-за угла, пока жена не видит, он имеет право открыто любоваться.

264. И единственная реакция у любящей верующей жены — это подойти, рядышком встать: «Действительно, посмотри, как красиво, мне тоже это нравится. Посмотри, какая красивая фигура у этой женщины. Посмотри, какая изящная, посмотри, сколько природы, красоты туда вложено».

265. И вместе любуетесь, а не просто: «А почему ты на неё смотришь?» А вот эта реакция, Я надеюсь, у вас не будет возникать отныне.

266. Потому что нормальная реакция верующего будет, подойдя, полюбоваться вместе. А иначе как мы будем ждать от мужчин творения чего-то прекрасного, если он будет прятаться от жены, чтобы чем-то полюбоваться и хоть как-то наполниться, чтобы потом сделать это красивое. Так нельзя будет любоваться.

267. Видите, вот такими правилами начну пояснять многое, ставить, но где вы будете учиться все реагировать. Для мужчин одно, для женщин другое, потому что это разные будут варианты, разные оттенки, разные реакции.

268. И женщин тут же сразу проверить, а что это у них говорит, когда муж стоит и пялится куда-то глазами. Чего это он там нашёл, ничего там нет, ничего красивого, — и начинается.

269. Нет, всё должно быть наоборот. Надо порадоваться, пускай он ещё посмотрит.

270. А вот что у него внутри происходит, это мы уже отдельно будем рассматривать. Мужчины будут спрашивать: а правильная ли реакция внутри, что у него возникает? Начнут корректировать, что это у них внутри звучит, и так далее, деталь за деталью, поставим всё на место.

271. Но если мы говорили, что ревность — это определённое естественное явление в животном мире, но так вы же всё-таки, надеюсь, понимаете, что вы не животные. Значит, надо уже учиться отделить себя от животных, и в сторону лучшую, а не худшую. Не просто сделать себя хуже животных, а в лучшую сторону.

272. Ведь вы нечто большее, чем просто Природа, сотворённая в Мироздании. Значит, что-то должно поднять вас над этим уровнем.

273. Это то духовное отношение ко всему правильное, оно очень важно. Поэтому надо в себе начать сейчас корректировать очень многое и женщинам, и мужчинам.

274. И дальше мы уже будем говорить и о семейных многих проявлениях, и о чувственных проявлениях, которые у вас возникают, и как правильно в этом случае допускать.

275. Ведь все понятия любви священны. И если человек любит — это всё здорово.

276. И скажу: глупец тот, кто попытается отрицательную мысль выдвинуть в отношении любящего человека. Неважно, кого он любит. Если он влюблён, большой грубиян будет каждый, кто скажет что-то отрицательное о нём. Это надо уважать и ценить, это — величайшее качество.

277. А у вас немножко наоборот, вы путаетесь в этих понятиях, ругаетесь немножко, пытаетесь судить, но всё в грубой форме. Нельзя это делать. Это надо ценить и уважать. Нельзя ругать любящего человека.

278. Я это поставлю законом: всякий злословящий, высказывающий негативное о любящем есть тот, кто грубо нарушает Слово Моё, и уже можно рассматривать вопрос о пребывании его в единой Семье сразу же.

279. Таких законов будет много, но Я закрою доступ прохождению эгоизма в любых его формах».
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com