This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 9:46:54 2022 / +0000 GMT

Глава 57


Девятый день ноября. У Учителя представители Семьи деревни Бугуртак.

2. «Человек эмоционально неустойчив, психически неуравновешен. В Семье быть хочет. Выполнение или невыполнение решения Семьи зависит от его эмоционального состояния. Во время собрания с его стороны идёт прямое противоречие решениям Семьи, неудовольствие, агрессия. Может ли этот человек оставаться в Семье со скидкой на его болезнь?»

3. «А какая болезнь у него? Если болезни нет явной, если он в состоянии контролировать действия, то всё перечисленное является тем, что не позволяет быть человеку в единой Семье».

4. «Этот человек хочет быть в Семье».

5. «Если человек хочет быть в Семье, тогда сразу оговариваются правила, что во время собрания никто никого не перебивает, все разговаривают ровным, нормальным голосом.

6. Потому что здесь очень важны нормальный тон и нормальная атмосфера, иначе вы будете уставать, передавливать друг друга психически и будете очень уставать от этой деятельности. Порешаете, порешаете что-то, и потом вас надо заключать, каждого отдельно, в комнатке, чтобы вы долго-долго отдыхали, прежде чем вас вести к семье своей или куда-то ещё.

7. Собрание должно происходить в нормальной, теплой атмосфере. Спокойный разговор. Если кто-то срывается на эмоции, надо останавливать собрание; минуту помолчите, восстановите своё равновесие и опять продолжайте беседу. Нормальная беседа должна быть, никаких перебиваний.

8. Допустим, если есть ведущий, то без его разрешения никто не должен вставать и говорить. Всё должно быть по порядку, потому что вы любите друг друга и верите друг другу.

9. И если кто-то чувствует, что внутри он не может сдерживаться, тогда лучше вообще ничего не говорить, а слушать, исполнять всё, что будут говорить. То есть учиться говорить.

10. Если он однажды увидит, что научился и может сказать какое-то нормальное слово спокойно, он может уже сказать его. Если такая внутренняя работа будет происходить и дальше, то уже однажды удастся сказать и целое предложение так же спокойно и хорошо. И постепенно удастся и говорить, участвовать в беседе.

11. За этим, конечно, надо следить, иначе психологическая нагрузка у вас будет очень большая. Собрание будет малоэффективным».

12. «Этот вопрос обо мне был написан в моём отсутствии», — сказала женщина.

13. «Я отвечаю сейчас для всех на такую возможную ситуацию. Сейчас, получив ответ, вы прослушаете всей Семьёй, и все взвесят, насколько был правдив вопрос, который Я читаю от Семьи. Прослушаете, чтобы дальше вы могли правильно вести себя. Соответствовало, не соответствовало — в данный момент это можно даже отложить в сторону.

14. Сейчас, после Моего пояснения, с завтрашнего дня у вас начинаются собрания ровные и мягкие. И всякий, кто нарушает, он нарушает сказанное Мною сейчас слово, а нарушающий это слово уже не может быть в Семье, он нарушает закон».

15. «Женщина одна воспитывает дочь пятнадцать лет, которую некоторые члены Семьи сочли неверующей, так как она часто проявляет непослушание матери, общению с последователями предпочитает общение со сверстниками семей неверующих. Такое противостояние стало проявляться у девочки после переезда из Ангарска в Бугуртак и года учёбы в местной школе. Правильно ли Семье принимать решение о выводе матери из Семьи на том основании, что она способна подвести Семью, потакая слабостям дочери?

16. Есть другая точка зрения: мать — человек искренно устремленный исполнить подсказки, но учитывает особенности внутреннего мира ребенка, её реакцию на перегибы, происходящие в общине, её право и попытки самостоятельно развиваться и определяться в поступках».

17. «Второе мнение верное. Это не есть действие, которое предполагает вывод мамы из Семьи. Мама может делать так в отношении дочери, как сочтет нужным. Подсказки вы можете давать; она, как верующая, всегда будет стремиться их анализировать внимательно, но поступать дальше должна так, как она увидит нужным, потому что она за дочь несёт ответственность, прежде всего».

18. «Можно ли в случае, если мне делается подсказка, но я вижу, что человек не понял мотивов моих действий, ему их объяснить или это считается доказыванием праведности?»

19. «Конечно же, можно пояснить. Это и должно происходить вообще. Ибо тот, кто делает подсказку, со своей стороны должен подразумевать ещё и такой момент, что он неправильно что-то понял.

20. Если он делает уверенно подсказку, выявляя, на его взгляд, ошибку в действиях своего ближнего, и делает твёрдо, не сомневаясь, то это уже элемент гордыни. Потому что получается тем самым: он точно уверен, что он всё понял, всё увидел и в данный момент не может ошибиться. Но такое понимание неуместно у верующего человека.

21. Поэтому, когда вы разговариваете с ближним и видите недостойные какие-то действия, на ваш взгляд, вы, предполагая, что можете ошибиться в своих действиях, подходите и переспрашиваете у ближнего по поводу его действий, естественно предполагая, что он вам следом обстоятельно пояснит то, как он сделал.

22. И если в его пояснениях вы увидите опять какую-то очередную ошибку, вы ещё раз можете продолжить разговор очередным вопросом. Он опять постарается ответить вам, и в конечном итоге вы должны подойти к какому-то пониманию. Потому что кто-то из вас был не прав, либо не правы оба.

23. Если вы придёте к одному мнению — хорошо, можете продолжать дальше путь. Но если какое-то непонимание между вами всё же осталось, этот конечный эпизод, вы должны запечатлеть в качестве вопроса, описав коротко, в чём возникло непонимание. И всё это в перечне вопросов должно быть здесь у Меня...

24. Здесь в письме упоминание, что вы в разговорах доводите друг друга порой до истерики. То есть вы настолько открывали друг другу скрытые слабости, что это доводило человека до истерики.

25. Это большая ошибка, если это делалось. Ни в коем случае этого делать нельзя. Ни в коем случае! Вы должны быть чуткими друг к другу и уметь вовремя правильно останавливаться, если видите, что человеку сложно переосмыслить что-то, резко повернуть. Конечно, надо идти навстречу ему, другие формы выбирать.

26. Если вы ведёте такой разговор, как любящие друг друга, то истерики просто не может возникать. Любовь обязательна. А если истерика, то это уже явный признак, что там любви у вас нет, вы делаете жёстко, сухо, по какому-то закону, о котором сами решили, что это закон нормальный. Но это уже ненормальный закон. Он, конечно, законом является, но это не закон развития, не закон, связанный с развитием человека.

27. И вот дальше упоминается в письме: «На мою подсказку она сказала, что Истина кристально холодна, а я не ревностна в Вере».

28. Истина кристально холодна — Я сказал это об истине Вселенной, но не о том, что связано с человеком. Именно в жизни человека, в истинах Отца такого нет понятия: «кристально холодный».

29. Поэтому ты верно вспомнила строку из Моих слов: «ни капли холода». Это очень важный момент, поясняющий, что холода никакого не должно быть, ваша любовь и забота прежде всего.

30. Ревность не определяется такими холодными действиями. Твёрдость, конечно же, должна быть, но не постоянная. Это опять же не говорит о бесконечной твёрдости во всех отношениях. Решительность, твёрдость, но в то же время и мягкость, в то же время ваша забота, ваша любовь, нежность ваша. Это всё вместе важные качества, которыми обязательно надо дорожить. Это качества человека, не просто холодного разума.

31. Если бы только разумом определялось всё, тогда бы всё ставилось на кристально холодной основе. Но тогда бы истерик не было. Тогда бы то существо разумного мира не впало бы в истерику при таком рассмотрении. Оно бы даже обрадовалось, если бы ему в вашей беседе удалось найти что-то более рациональное. Была бы только радость и быстрые усилия к тому, чтобы преодолеть недостаток. А в вашем смысле это всё не работает. Ваш закон совсем другой».

32. Отвечая дальше на вопросы из письма, Учитель сказал: «Умейте, прежде всего, не обмануть себя. Ибо сейчас задача стоит не в том, чтобы вы каким-то усилием выправили своего ближнего. Вы должны прилагать усилия. Но вам многое трудно оценить в его действиях, вы не можете определить его искренность, его глубинные мотивы настоящие. Он может что-то пояснить. Но насколько он был искренен и в этом пояснении — вы этого знать не можете.

33. И если он не искренен был в своих пояснениях, пробовал просто обмануть вас и самого себя, значит, он столкнётся в скором времени с преградой, которую он уже не преодолеет, он погибнет или просто отстанет и потеряется за горизонтом, где будет искать свою искренность и учиться её ценить прежде.

34. А вот главная задача — это умение ваше не обмануть самого себя, чтобы вы внимательно оценили свои собственные действия, достойно им дали название и умели их правильно решить, решить те задачи, где ещё у вас случаются ошибки.

35. И вот такое высказывание в письме: «Аня говорит, что между нами есть соперничество, которого с моей стороны я просто пока ещё не осознаю».

36. Если высказано это только с одной стороны, подразумевая, что в другом человеке тоже это есть, то в этой фразе прежде говорится о гордыне того, кто высказывает её.

37. Ибо, если человек чувствует наличие какого-то соперничества, единственное, что он может сказать, что он это чувствует, видит в себе. Торопиться сказать, что есть у другого, и тем более сказать о том, что другой пока ещё не осознаёт это, нельзя. То есть в данном случае предложение прежде всего подразумевает гордыню того, кто говорит это предложение».

38. «Человек открыто проявляет недоверие ближнему, ссылаясь при этом на наличие в ближнем одержания, которое однажды было подтверждено якобы Учителем, и священник сказал: «Да, в тебе это есть». И человек говорит, что всё, связанное с материальными ценностями в ближнем, ненормально проявляется, что мы не можем доверять ему и должны относиться к нему, как к ребёнку. То есть в Семье он находится, но уровень требований совершенно другой», — было сказано Учителю.

39. «Нет! Уровень требований одинаковый», — ответил Учитель.

40. «Несмотря на то, есть в ней одержание или нет?»

41. «Об этом нет смысла говорить. Вы не знаете этого», — сказал Учитель.

42. «Да, мы этого не знаем».

43. «И Я вам этого не говорил. Поэтому и нет нужды вам это между собой переговаривать. Вы относитесь к человеку так, как видите, и относитесь друг к другу с теми же самыми требованиями».

44. «Можно ли будет хотя бы попробовать разобраться с человеком, который в данный момент этого разговора не хочет?» — спросили Учителя.

45. «Нет, нельзя, потому что здесь важна его искренность, его заинтересованность.

46. Но если он этого не хочет, это уже ситуация странная, как он находится в единой Семье? Я ведь сказал, что это делать надо, это благоприятно. И после Моей подсказки вы выражаете нежелание — значит вы не желаете исполнить то, что Я дал прямо и подсказал вам.

47. Сейчас мы многое выведем на чистую воду. Я не позволю ни одной мелочи, слабости проскользнуть в будущее. Я отсеку все такие возможности. Поэтому каждую такую мелочь мы будем рассматривать. Сейчас мы рассмотрим самое грубое, потом будем утончать, и всё тоньше и тоньше.

48. И тот, кто действительно чистые помыслы будет иметь, пройдёт в будущее. Остальные Мне не нужны в будущем, пусть они останутся в прошлом. Мне нужны чистые сердца. А чистые сердца — это сердца, заинтересованные в том, чтобы уничтожить в себе всё нечистое.

49. Зачем это хранить? Ведь гордыня и пользуется тем, что в вас проявится какое-то желание, какие-то ещё капризы, с помощью которых вы будете продолжать сами хранить эту гордыню внутри.

50. Поэтому нежелание этого коснуться — это уже странная ситуация для верующего. Как это так? Он не хочет быть чище? Тогда зачем он говорит о вере? И зачем он вступает в единую Семью и берёт на себя повышенную ответственность? Зачем? Он уже этого не должен сделать.

51. Поэтому члены Семьи — это все заинтересованные более, чем другие, вот так массово рассматривать то, что у них внутри находится».

52. «У нас нет ведущего собрания, и порой собрания затягиваются надолго, на пять-шесть часов. Трудно нам бывает, мы перебиваем порой друг друга. Как по наиболее рациональному пути пойти? Скажи, как нам лучше поступать: идти дальше без ведущего или нам нужен ведущий собрания?»

53. «Так сухо к этому нельзя подходить. Ваша цель — достигнуть наиболее благоприятных решений, как наиболее благоприятно достигнуть ту или иную цель в данном случае. Если видите благоприятно так — попробуйте так. Видите необходимость по-другому — попробуйте по-другому. Здесь и то и другое решение будет правильным. Поэтому там, где и то и другое будет правильным, Я буду оставлять за вами собственное решение …

54. Важно, конечно, учиться не перебивать друг друга. Перебивать — это не уважать ближнего своего. Дослушать надо до конца.

55. Но стараться говорить достаточно ёмко, немногословно. Потому что чем больше слов, тем больше путаницы, — надо исходить из таких простых правил. Надо стараться выразить как можно короче и точнее. Это очень важное устремление, потому что оно будет организовывать ум, сознание будет развивать.

56. Тем более общение человека с помощью слов — это очень примитивная форма общения. Чем больше употреблено слов, тем больше гарантии, что будет путаница в восприятии ближних.

57. Одно дело, когда Я сейчас с вами общаюсь, ибо Я буду повторять порой одно и то же с разных сторон до тех пор, пока вы не придёте к одному пониманию Моих слов. А другое дело, когда вы друг другу говорите очень многое. Тем более каждый из вас знает, что его слова не есть Истина. И они воспринимаются уже в иной форме, идёт более вольное о них суждение, и расплывается понимание очень сильно.

58. Поэтому вы просто изначально помните: чем больше слов вы говорите, рассказывая о чём-то, тем больше путаницы, непонимания будет у вас.

59. Надо лаконичнее говорить, попроще, почётче называть то, о чём вы хотите сказать. Ошибка — значит конкретно называется. Принимаете какие-то решения — конкретно решения называются. То есть всё конкретными названиями должно быть определено.

60. Но этому ещё предстоит поучиться. Поначалу будут неизбежно очень многословные собрания, их, конечно, пугаться бы не стоило, но в то же время надо бдительность свою повышать.

61. Через многословие вас легко уводить от главного. Если вы затронете какую-то важную тему, то пусть попробует кто-нибудь один из вас со стороны понаблюдать за развивающимися событиями. Вы начнёте неожиданно от неё уходить через разные дополнения, которые тут же высказывают искренно ближние. Но они начнут обязательно уводить вас от решения главной темы. Это у всех будет складываться.

62. Надо быть просто бдительными в этом случае. Затронули что-то — дорешайте до конца. Не трогайте другую тему, пока не будет решена именно эта, не будет доведена до какого-то вывода. Тогда переключайтесь на другую тему.

63. Если кто-то это выпустил, а один кто-то заметил, чтобы он остановил собрание и напомнил: «Мы затронули эту тему, давайте её закончим». И её надо закончить. Иначе можно плавать, но ни на одной теме не останавливаться, и вывода в конце не будет.

64. Решите хотя бы одну тему. А не просто — затроньте сто тем, но ни одну не решите. Решите одну тему, не успев затронуть сто. Пусть лучше так будет.

65. С мелочей, пусть по одной, потихонечку, будет решаться проблема, но конкретно её оговорите и доведите до конца. Тогда на следующую переключайтесь. И так всё остальное. А постепенно ваше сознание научится правильно оценивать эту ситуацию и уже решать менее многословно».

66. «В совместном житии с сестрой я не всегда вижу неправильные свои действия, и у меня жажда вынести это на собрание. Я подхожу к сестре и говорю, что у меня такая жажда, очень хочется о себе сказать, о том, что я заметила. Мне сестра говорит: «Ты подожди немножко, я не могу сейчас открыться, мне надо почитать газету...» Я должна оставить это, учитывая её чувства, что она не готова, и подождать?»

67. «Да, здесь, конечно, нужно её тоже решение обязательно. Если вы тронете эту тему, важно будет, чтобы она раскрыла то, что у неё внутри скрывается за внешними проявлениями. А если она этого не сделает, тему эту трогать бессмысленно.

68. Но эта жажда должна быть обязательно. Если её нет, вы должны сразу помнить: это гордыня не позволяет вам жажду эту явить. Она будет противиться этому. Она боится такого прямого рассмотрения, только она.

69. Поэтому, как только вы внутри почувствовали торможение, нежелание с этим разобраться, ваше удовлетворение гордыни будет увеличивать её силу внутри. Вы обязательно должны преодолеть это препятствие. Она будет мешать, это её самозащита. И она привыкла руководить человеком через эту область».

70. «У меня дискомфорт от промедления, потому что я жду, когда она созреет...»

71. «Это уже своё беспокойство о том, что ситуация начинает проигрывать, победы нет. То есть, если у вас появилось желание сделать и вы не делаете, начинается проигрыш. Если коснулось это её, то, конечно, проигрыш уже с её стороны пойдёт. С каждым днём начнутся потери. У тебя тоже будет потеря, естественно, частичная, потому что проблема не разрешается. Ты готова это решить, а она не разрешается.

72. Но тогда по поводу себя поговори с окружающими, но уже сестру не трогая, а если трогая, то вскользь, но не касаясь того, что она делает. А вот то, что тебя коснулось, что задело это в тебе, попробуй с ближними разрешить. Тогда у тебя ещё есть шанс это победить.

73. И тогда какими-то примерами кто-то расскажет о своём жизненном опыте в подобной ситуации. И вы так пошире можете коснуться этой ситуации и ещё внимательнее рассмотреть. Так что, видишь, у тебя больше в данном случае вероятности эту победу одержать. Но этого нельзя опасаться, это нельзя сдерживать ни в коем случае. Это уже проигрыш пойдёт».
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com