Повествование от Вадима

Часть 30

Глава 8

 

101. Учитесь давать их мягко, интересно, где вполне предполагается, что может ничего и не получиться. И вот дальше уже предлагается другому человеку правильно это оценивать. Но вы уже не берёте на себя ответственность».

102. «Учитель, а что значит «острая нужда»? Просто я раньше…»

103. «Острая такая… раз – и накололся».

104. «Нет, ну вот смотри, например…»

105. «Давай говорить точно: что именно, какое действие ты хотела бы рассмотреть, относится ли оно к острой нужде или нет?»

106. «А нормально будет, если я сомневаюсь в острой нужде?»

107. «Я не знаю, что ты подразумеваешь. Называешь точное действие, если хочешь, чтобы Я его оценил. Назови действие, а не свою оценку».

108. «Например, люди пишут в чате: «Мне нужны перцы», но насколько…»

109. «Я не знаю, насколько нужны перцы. Это ничего опять не говорит ни о чём. Это просто какое-то желание выражается. Через желание вот такое выраженное нельзя оценить нужду».

110. «Но я же могу задать вопрос: «Есть у тебя они или их вообще нет»?»

111. «Сколько угодно. Пытайся сама уточнять, общаться, выяснять что-то до той поры, когда тебе становится понятным, насколько это действительно нужно человеку».

112. «А если, например, человек говорит: «У меня всё сгорело, вся рассада»… Но есть же ещё люди в Городе, не одна же я вырастила перцы…»

113. «Можно ли тебе узнавать у всего Города, у кого ещё есть перцы и кто мог бы это дать?»

114. «Да, могу ли я…»

115. «То есть тебе порешать эту тему за этого человека?»

116. «Не то, что порешать…»

117. «Или что ты будешь узнавать? Человек ведь уже объявил, что у него всё сгорело».

118. «Нет, у девочек других спросить, у кого есть…»

119. «Ты же прочитала про нужду в чате или где?»

120. «Да, прочитала».

121. «Значит, там же и все остальные читают?»

122. «Ну, читают».

123. «Можно ли добавить к этой выраженной нужде ещё такое же, да?»

124. «Ну спросить…»

125. «То есть предполагается, что они пока не прочитали про эту нужду, а ты напишешь – и они прочитают?»

126. «Можно ли ждать, что вдруг кто-нибудь…»

127. «Ждать сколько?»

128. «Ну день, например».

129. «То есть это уже гарантировано, что будет понятно».

130. «Кто-то откликнется, скажет: «У меня есть перцы». Чтоб мне сразу не отдавать то, что я вырастила родителям».

131. «Смотри сама тут… Тут ничего не связано с чем-то «острым» вообще из того, что сейчас пока названо. Обычно что-то, что уже не терпит каких-то промедлений, что надо решать именно сейчас, иначе пойдут какие-то потери, – вот это больше относится к чему-то острому».

132. «А может, например, выйти на Семью и спросить: «Ребята, это острая нужда или нет?» Или мне самой надо решать?»

133. «Как это? Один человек вынес ситуацию, а ты у всех спрашиваешь: «Как вы думаете, у него острая ситуация или нет?» Ну, какой-то будет странный у тебя вопрос».

134. «То есть мне остроту определять самой? Если я вижу, что у человека всё сгорело, никто не откликается, тогда можно помочь, да?»

135. «Ты сама и должна определять такое, да. Эта ответственность на тебе лежит: как ты реагируешь на что-то, а не как тебе скажут другие. Сама».

136. «Хорошо, ладно. Спасибо. Ещё вопрос. Я предложила маме купить для старого дедушки мультиварку, потому что ему сложно уследить за едой на газу. Мама сказала, что он может посидеть на кухне и последить за кашей. На что я сказала: «Мама, если дедушка захочет полежать во время готовки, отойдёт от кастрюли и уснёт, то каша сгорит. Будет дым, и он может задохнуться». Были ли эти мои слова тем, что я пытаюсь убедить, заставить человека?»

137. «Заставить – нет. Ты пробуешь убедить – да».

138. «Есть ли это нарушение закона (попытка убедить человека)?»

139. «В этом случае в этой фразе нет нарушения. Не применяй её к другим каким-то явлениям. Ты сейчас спросила конкретно, Я ответил: в этом случае не было нарушения. Вот только теперь не возьми этот Мой ответ и не примени ко всему остальному, что ты ещё делаешь. Только к этой фразе. Учитесь правильней относиться к подсказкам.

140. А то вы, бывает, берёте, а потом начинаете самостоятельно применять ещё где-то. А там уже другие ситуации начинают возникать, где уже вводятся какие-то нюансы, на которые следовало бы обратить внимание. Но вы уже не видите этот нюанс и легко используете услышанную ранее подсказку. И будете делать ошибку, но уверять себя: “Так подсказал Учитель”».

141. «То есть убеждение может быть нарушением, а может и не быть нарушением закона?»

142. «Может быть. Вот, к примеру, вы общаетесь в отношении веры, вы с кем-то делитесь, когда вас что-то спрашивают. Как только вы почувствовали, что человеку как бы не совсем интересно вас слушать, вы уже не должны рассказывать о своей вере. Иначе вы будете убеждать его, пробовать убедить. Это уже начинает переходить грань допустимую».

143. «А если после этого она снова не согласилась, то можно ещё раз повторить другими словами?»

144. «Другие слова – это уже другое. Я сейчас пояснял: если ты начнёшь говорить о другом, проговори Мне точно другое. Ведь вы в момент, когда желаете что-то убедительное сказать, подбираете какой-то свой, характерный вам, специфический набор выражений. У вас у всех это по-разному происходит…

145. Есть вещи, где допустимо несколько обобщённо что-то проговаривать, потому что там больше показывается направленность движения. Но когда вы начинаете очень точно касаться какого-то шага, мы рассматриваем именно этот шаг. Нельзя ответ под этот шаг применить ко всем другим шагам, ведь они не повторяются.

146. Нет одинакового повторения чего-то в вашей жизни. Соответственно, вы должны понимать, что в принципе невозможно Мне осветить любые нюансы, которые вам характерны. Это невозможно сделать, потому что вы всегда будете делать что-то новое. Освещать что-то новое, показывая какие-то отдельные новые оттенки, какие-то новые пояснения, – это Я просто не в силах буду сделать.

147. Значит, всё сводится к чему? Вы торопитесь почувствовать, торопитесь понять, торопитесь к чему-то подтянуться, прилагая какие-то нужные усилия. Вы меняетесь, и вы будете ориентироваться на то, что вы внутри ощущаете. И это будет важным. Ошибётесь – это не страшно.

148. И если вы постарались сделать как можно лучше (из того, что чувствуете, из того, что понимаете как правильное), это для вас нормально. Если ошиблись, это творческая ошибка. Она нормальная, потому что внутри вы хотели сделать как можно лучше и опирались на то, что вы имеете.

149. Вот главная практика, которая изменяет вас, а не когда вы просто послушно делаете каждое описанное в инструкции действие. Я даю направленность, подталкиваю вас, корректирую чуть-чуть какое-то ваше движение, какие-то ваши повороты, но идти вы должны будете сами. Вы развиваться сможете только от личных принятых решений каких-то, сделанных личных усилий.

150. И где самое важное, когда вы ещё даже не совсем знаете точно, как правильно, а вы догадываетесь. Это очень важно, потому что вам приходится преодолевать что-то в себе, какой-то испуг, какую-то неуверенность. И вы делаете шаг, вы учитесь быть самостоятельными, принимать своё собственное решение. Это очень важный процесс духовного становления, его нельзя избегать.

151. А так как комплексов много, вам сразу хочется очень много спросить, чтобы точно по инструкции делать. А если не получается у Учителя спросить, вы друг у друга спрашиваете, опять же чтоб точно по инструкции сделать. Ну а собственного решения у вас как будто бы и нет, вы боитесь его делать. Это порочная практика, она способствует деградации. Не бойтесь ошибиться.

152. Поэтому… что-то ты услышала – попробуй понять, пропустить через свои ощущения чувственные, то есть как бы настроиться на это. А дальше попробовать применить в разных условиях что-то, что ты будешь чувствовать, что ты ощущаешь, понимаешь в виде образов каких-то, неуловимых нюансов, которые именно в тебе формируются. Вот через это и применяй, пробуй применить то, что Я подсказываю.

153. Потому что Истина определяет путь движения вперёд намного. Она не призвана конкретно обозначать шаг, который нужен только сейчас, а потом он будет не нужен. Тут как будто бы Истина и не нужна.

154. То, что сегодня Я подсказал, вы сделали. Хотя подсказки Я даю, но вы их сделали сегодня, они завтра уже могут никому не потребоваться: вы уже будете другие, вы к этому даже уже и не вернётесь. То есть об этом уже можно забыть и никому это не надо. Это не совсем то, что вам нужно, вот эти вкрапления.

155. Для вас важно, когда Я вас подталкиваю вперёд и даю возможность ощутить направление движения, потому что вы будете ориентироваться на это и самостоятельно принимать решение. Но это вам надо сейчас почувствовать, вам надо правильно настраиваться. То есть пропитываться этим духом, чтобы впасть в состояние нужной коррекции и уже потом движение в нужном направлении у вас происходило.

156. То есть чтобы вас тянуло туда что-то неуловимое, трудно обозначаемое какими-то терминами. Оно тянет – и вы принимаете решения свои личные, опираясь на свои ощущения. И позволяете друг другу ошибаться, не осуждая никого».

157. «Правильно я поняла, что нужно попробовать ощутить правильность решения какого-то и без страха опереться на это?»

158. «Правильность решения… будет трудно… Это голова включается, она оценивает. Ощутить надо обязательно, вы и настраиваетесь на эти ощущения в молитвах, в слиянии, просто пытаясь пропитываться этим духом, в котором вы живёте, используя те подсказки, которые Я уже дал вам в отношении друг друга. То есть многое из того, что вы уже пробуете сделать, настраивает на этот лад, вас всех настраивает.

159. Но просто Я сейчас показал разницу: есть подсказки, которые как временное вкрапление, их нельзя использовать навсегда. Оно важно вот на этот миг: спросили – сделали, всё, в вашей жизни это может не повториться ни у кого. То есть это не является чем-то руководящим, оно чуть-чуть поправило что-то на сегодняшний момент, в это мгновение.

160. Поэтому Я, бывает, делаю их, но чаще не делаю такие вам подсказки. Я подталкиваю вас думать, ощущать и пробую скорректировать ваши ощущения, движение в нужном направлении. А дальше вам именно настроиться надо, а этому может помочь только вера.

161. Если вы духом не открыты в доверии, вы будете пробовать оценить сознанием, и ничего у вас не получится. Поэтому нельзя убедить человека быть верующим. Это особая зрелость внутренняя, когда он уже становится склонен чувственно настраиваться на что-то неведомое, особое, оно уже его будоражит. Он должен на это настроиться, поддаться этому и уже по-своему пробовать оценить, что у него будет получаться.

162. Но главное – вот это ощутить и двинуться в нужном направлении, куда этот особый какой-то поток начинает тянуть, пойти в этом направлении и не сворачивать в сторону. Начнёте оценивать, не настраиваясь чувственно, – не получится у вас ничего.

163. Поэтому критики порой выражают такие абсурдные суждения, где сразу видно: человек далёк, он находится совсем в другом потоке. У него другие совсем ощущения, но он головой пытается сделать какие-то оценки, находясь совсем в другом потоке. У него ничего не получится, трезвого такого, разумного суждения не получится. Они будут выглядеть абсурдными, несуразными какими-то, совершенно неуместными.

164. Но человек ведь верит, что он правильно видит. И на такие нюансы он не обращает внимания, не задумывается на эту тему, и до конца оценить характер своих суждений у него не получается.

165. Поэтому на многое можно смотреть, улыбаться, но такова особенность человека: у вас не получится разумно оценивать происходящее. Всё будет зависеть от того, как вы это чувствуете, как вы склонны, доверяя своим ощущениям, начинать куда-то двигаться.

166. Это особый мир такой, уникальный мир. Его никак не оценить сознанием. Оно помогать должно вам, но вас спасти может именно вот эта настройка внутренняя. А её можно приобрести только в доверии.

167. Поэтому, если изначально кто-то, пытаясь оценить то, что Я даю, не может ощутить ко Мне доверия, не попытается приоткрыться, он просто не сможет нормально сделать оценку своим сознанием, она у него не получится. Он будет выражать какие-то мысли, какие-то проводить параллели, но они будут абсурдными, они будут ошибочными, и показать эту ошибочность будет очень сложно.

168. Наверное, всё, пока достаточно.

169. Счастья вам, радости. Продолжать улыбаться вопреки апокалипсису. Пусть он скалит зубы – вы улыбаетесь… может быть, в какой-то момент цветочек вставите в его пасть, дышащую дымом.

170. Ладно. До встречи».