This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 10:23:40 2022 / +0000 GMT

Глава 1


Пятнадцатого января Учитель дал интервью студентке ВГИКа Маше, взявшейся за документальный фильм о Свершении. Фрагменты этого интервью…

2. «Спасибо Вам, что согласились с нами встретиться. У меня первый вопрос такой, очень волнующий меня: как отличить истинную веру от веры из страха? Очень важно понять для себя следующее: я верю потому, что у меня там внутри что-то ойкнуло и мне действительно нужно поверить, или потому, что нужно поверить из необходимости, ведь очень страшно жить, если не во что верить, не знать, где верх, где низ. Как от этих сомнений избавиться и как понять, какой сейчас у тебя период?»

3. «Каждому человеку надо научиться просто верить в себя прежде всего. Поверить тому, что он в состоянии для себя находить наиболее благоприятное решение, для своего развития. Он сам в состоянии это делать.

4. Поверить в то, что ошибки, которые человек допускает, искренне веруя, что делает прежде какое-то благо в том виде, как он его представляет, – это нормальное явление, и очень хорошее явление. Каждая ошибка приносит недостающее знание, понимание. Именно мудрость так и набирается человеком: он ошибается и делает выводы. И этого бояться нельзя.

5. Есть греховная ошибка. Это когда вы осознаёте некоторые действия как неправильные, но в силу каких-то обстоятельств, выгоды и каких-то условностей всё-таки решаетесь это делать. Вот это греховные ошибки, и их делать нельзя. Они к более мощной деградации приводят.

6. Но когда вы стараетесь сделать какое-то благо, которое на сегодня, на данный момент представляете благом, искренне веруя, что это благо, надо смело это делать, не боясь того, что по этому поводу скажут другие, не боясь критики, которую могут выразить другие. Они могут быть и правы, но могут и ошибиться точно так же.

7. Но вы должны уметь делать смелые шаги в отношении того, что сегодня кажется правильным, что ощущается правильным. Особенно – что ощущается правильным. Потому что главный ориентир восприятия реальности у человека – его ощущения.

8. Его выводы, которые он порой выдвигает в виде рассуждений, очень специфичны. На самом деле логики в них очень мало и она почти отсутствует везде в рассуждениях человека. Он опирается на свои чувства: если ему понравилось – он пошёл; не понравилось – не пошёл.

9. Но ведь не понравиться может и то, что может быть правильным. То есть Истина во многом не сразу может понравиться, ведь она заставляет преодолеть себя, отказаться от чего-то, что привык использовать. Значит, надо сделать какие-то соответствующие волевые усилия.

10. Но вот выбирать в таком случае человеку всегда неизбежно приходится, ориентируясь на то, во что он верит как в правильное, во благо какое-то. Если он представление уже имеет и верит, что это благом и является, ему надо просто следовать этому дальше смелее, научиться анализировать то, что может быть смущающим на этом пути.

11. Где-то, может быть, и нужная мудрость появится, которая позволит круто изменить свою судьбу. И тут надо, почувствовав что-то новое, ощутив его как что-то более ценное, суметь смело шагнуть к этому более ценному, опять же невзирая на то, как об этом отзываются другие.

12. То есть надо учиться жить своей жизнью, а не мнением других людей (так найти себя не получится). Но именно так, к сожалению, многие и живут: очень сильно зависимы от мнения других людей, от критики других людей. А ещё и в зависимости от того, какой популярностью эти люди обладают. Кажется, чем популярней, тем он более мудрый. А это далеко не так.

13. Поэтому учитесь жить самостоятельно, делать собственные выводы и следуйте этим собственным выводам. И если надо круто что-то изменить в своей жизни, надо просто брать и смело менять. Это нормальное явление, это нужное явление. Это и есть развитие. Без этого смелого шага не получится никакого прогресса.

14. А у человека не может что-то в его особенностях находиться в замороженном состоянии, условно замороженном, потому что человек либо развивается, либо деградирует. Не бывает какого-то застойного явления.

15. Если вы, ощутив что-то как правильное, испугались сделать только потому, что другие могут показать пальцем и сказать: «Да ты что! Да что с твоей головой?» – вот тут начинается мощная, активная деградация человека. Он отказался от очень важного для себя чего-то, чего ещё и не понял. И его чувства начинают деградировать, а это опасное явление.

16. И чем больше таких слабостей проявит в своей жизни, тем сложней ему будет делать что-то интересное впоследствии. Жизнь становиться будет всё сложнее и сложнее. И он сам загоняет себя в этом случае в своеобразный тупик (хотя и не бывает тупика).

17. Поэтому не надо бояться выбирать. И выбирать, принимать какие-то смелые решения, даже если с этим не согласится никто вокруг. Если ты чувствуешь, что это правильно, бери и делай! Вставай, иди и делай. Вот это будет нормальная жизнь, достойная уважения».

18. «Я хочу ещё спросить: откуда у человека такая безумная тяга к саморазрушению? Допустим, на пачке сигарет написано: «Курение убивает». И даже я, хоть и рационально мыслю, и понимаю, что оно убивает, беру сигарету и курю. Почему человек, хоть и может рационально осознать, что это не нужно делать, всё-таки делает это? Как это работает?»

19. «Это и есть один из ярких показателей того, что о человеке нельзя сказать, что он разумное существо. Человеческая цивилизация, вообще-то, не является разумной цивилизацией. Это псевдоразумная цивилизация. Люди живут чувствами.

20. Поэтому человек выбирает не в зависимости от того, как он может осмыслить на уровне сознания какие-то действия, а в зависимости от того, чего ему хочется, чего он боится, как он к чему-то тяготеет.

21. То есть с чем он сравнивает возникающие внутри у него образы и в какую сторону он начинает делать какое-то своё первое движение – это зависит от его чувств, от его внутреннего мира. А внутренний мир этот чувственный у человека очень сложный.

22. …Накопленный сложный внутренний мир и является главным толчком к тому, что человек тяготеет к негативу, тому, что на самом деле опасно для него.

23. Но он в этом хочет найти какую-то значимость. Он в этом хочет найти какое-то условное спасение, успокоение для себя, но ложное. Но он боится задумываться на тему, что оно ложное.

24. Потому что боится, что на самом деле выход в ещё более сложных условиях какой-то потребуется. А он не хочет этих более сложных условий, ему хочется попроще, быстрее как будто бы и проще.

25. Духовное развитие предполагает подвиг – победить самого себя. Лучше, наверное, покурить, как-то легче на какой-то момент станет, чем из года в год, изо дня в день побеждать самого себя.

26. И вот эта попытка найти что-то упрощённое, более лёгкое, быстрое – это такой естественный эгоистический позыв. Эгоизм хочет выбрать удобное, где меньше надо потрудиться, но будет быстрей эффект как будто бы.

27. Это исключительно эгоистическое желание. И именно там, где надо говорить о развитии, этот позыв сыграет губительную роль. И играет очень успешно».

28. «И ещё об одном продукте человеческой деятельности – об эмансипировании женщин. Получается, что женщина стала эмансипированной, какой- то обособленной от мужчины… А женщины, которых здесь я встречаю, совсем другие, просто даже по энергетике, по восприятию. Как получается, что они здесь другие, а в Москве нашей такие какие-то?»

29. «Мы в какой-то мере частично уже тронули эту тему. Она очень большая и сложная, и если её раскрывать, потребуется немало времени и много деталей.

30. Но если выразиться более кратко… Такая женщина, которая была сейчас упомянута, которая формируется в обществе, перестаёт быть способной быть мамой. А значит, о чём речь? Да просто вырождается человечество, просто должно выродиться в таких условиях.

31. И люди сами очень активно участвуют в формировании общества, которое приведёт к самоуничтожению человеческой цивилизации. То есть это как неизбежность. Нельзя бесконечно нарушать Гармонию. Наступит однажды, естественно, какой-то предел, где вид какой-то, активно, устойчиво нарушающий законы Гармонии, должен будет самоуничтожиться. Этот закон Гармонии в принципе существует. Он везде в Мире материи. Его невозможно нарушить, его невозможно обмануть.

32. Поэтому сам организм начинает меняться у человека. Его психика, его физиология, всё начинает активно меняться в эту сторону, чтобы он просто самоуничтожился. И это происходит.

33. Это же всё утверждение значимости. Это вечный спор: а кто лучше, а кто быстрее. А это что такое? Это эгоизм. Это всё значимость…

34. И вот смирение – это как раз уникальное, очень важное явление, призванное урезонить это ненормальное, клиническое стремление у человека утвердить свою значимость (что он что-то значит в этом мире). Когда он озабочен стать значимым, он становится больным. Никаким он значимым не станет.

35. Он среди таких же больных попробует утвердить своё… блестящие поверхности на своей одежде, но это всё болезнь. Он будет нездоров, он не сможет быть нормальным человеком. Он не сможет быть нормальным отцом, он не сможет быть нормальным мужем.

36. … Поэтому нужно обязательно пересмотреть основные ценности, на которые пытается человек опираться, ценности, которые его окружают. Это всё нужно пересмотреть очень круто и срочно.

37. Вот здесь как-то удаётся это делать с теми, кто почувствовал заинтересованность в этом изменении, кто сумел сделать тот смелый шаг, о котором Я изначально говорил: всё оставить и пойти. То есть они почувствовали что-то очень важное для себя (что они не могут до конца понимать, но они почувствовали).

38. И вот эта их способность сделать смелый шаг говорит о зрелости, той зрелости, на которую можно рассчитывать. Потому что задача колоссальной сложности.

39. Ведь уже многие годы это приходится здесь утверждать, но сдвиг небольшой. Слишком большой запас ложных ценностей накопился. Вековые ценности поменять за короткое время очень сложно. Это невероятной сложности задача...

40. Если кто-то ждёт, что появится нечто, какое-то чудо и они станут сразу замечательными и уникальными и сразу перейдут в какое-то удивительное измерение, это детская наивность.

41. Человек должен сам себя изменить, только тогда он по-настоящему становится ценен, а не когда его откуда-то меняют. Он ведь ничего не поймёт. Это должен быть его опыт.

42. А опыт нельзя дать со стороны, опыт приобретается самостоятельно. Мудрость – это личный опыт, а не прочитанные интересные фразы в книжке. Вот такая непростая картинка…»

43. «Девчонки на Горе рассказывали, что в какой-то момент Вы попросили их омыть ноги мужчинам, мужьям. А как вот, с Вашей точки зрения, это должно было поменять их? Это должно было как-то их раскрыть?»

44. «Процесс изменений – это же явление, состоящее из тысяч разных деталей. Если они двигаются все грамотно, в целом начинают происходить серьёзные изменения психики у человека. И это одна из многочисленных деталей. И одну из них просто нельзя так самостоятельно рассматривать.

45. В одном – победа, в другом – победа… и так они в цепочку начинают связываться между собой, эти победы, создавать условия действительно хорошего изменения человека. А умение служить мужчине – для женщины это крайне важное явление.

46. Ведь на самом деле утверждающее начало – это мужское начало. Не женское – мужское. Это особенность, связанная с чем-то крепким, сильным, разрушающим. Это никак не женское начало. Это камень, на котором можно утверждать, с помощью которого можно строить, с помощью которого можно разрушать. То есть это нечто очень громкое, сильное, яркое, шумное. Это мужские качества.

47. И если мужчина – утверждающее начало, то в семье не может быть второй утверждающей единицы. Потому что это две самостоятельные единицы, которые не будут утверждать одно и то же, а начнут утверждать разное. Значит, в семье единства не будет.

48. Поэтому всё выстроено таким образом, что женщина – это не камень, это вода. Вода, которая способна обволакивать всё. Она мать, она должна уметь выражать удивительную заботу, способность заботиться, сглаживать, смягчать. Она не утверждающая единица.

49. А её заставляют быть утверждающей, она стремится выразиться, как мужчина. Но она потеряет женственность и не сможет стать мужчиной. Она будет никто. Такая женщина нормальному мужчине не нужна. То есть сильному мужчине нужна слабая женщина, именно женственная.

50. А такие сильные женщины будут находить слабых мужчин неизбежно, тех, которым нужна опора. Они сами будут находить этих мужчин, они будут к ним притягиваться, они будут с ними составлять какое-то единство временно. Потом конфликтовать с ним, выбрасывать его и вновь находить такого же самого мужчину.

51. Сильная женщина (у неё по-другому не получится) сильного мужчину не притянет. Потому что сильному мужчине она вообще не нужна.

52. Поэтому, изначально задав неверный поиск, вы будете обречены на провал, ничего другого не будет. А вот одиночество в конце жизни… это будет неизбежность. Такие женщины никому не нужны, ещё раз повторю.

53. Нужна женщина нормальная, женственная, мягкая и в какой-то мере как будто бы слабая. Но ведь есть же выражение: «Сила женщины в её слабости». Это удивительное свойство, но его надо правильно раскрывать. И не надо соревноваться с мужчинами, доказывать, что вы не хуже. Это полная ерунда и глупость.

54. Вы другие. Женщины – одни, мужчины – другие. Им нет смысла соревноваться, они просто разные совершенно. Они разные в своей душе, у них закладка духовная разная совсем, и она не будет одинаковая.

55. Женщина создаёт дом, она создаёт семью, гнездо, куда приходит мужчина. Но из которого он выходит где-то утверждать что-то, ломать, кричать, орать, что-то строить. Это его особенность будет – выходить из этого гнезда и что-то творить.

56. Но потом туда возвращаться. Там его дети, там будет спокойно, там будет любовь. Он будет успокаиваться, он будет находить приток сил и вновь идти куда-то орать (что он склонен делать).

57. Однозначно по-другому не будет (это нарушит всю гармонию). Поэтому уметь служить мужчине для женщины очень важно.

58. Что такое служить так, чтобы мужчина почувствовал себя мужчиной? Это тоже задача, это целая наука и школа, которой надо учиться. Многие детали надо правильно понять, и не надо соревноваться в доме с мужчиной. Это самое важное.

59. Как только начинается соревнование, как только начинается попытка управлять мужчиной, всё, семья закончилась. Она будет существовать только временно, какой-то небольшой промежуток времени.

60. Либо, если и большой, это значит – кто-то с этим смирился, уже плюнул на всё это и просто по привычке не ломает устоявшееся. Но семьи там не будет, любви там не будет, не будет созидательной атмосферы. Всё это будет пустое, ложное.

61. Так что это один из моментов – мужчине уставшему, пришедшему с трудов, омыть ноги, чтобы он почувствовал лёгкость, свежесть, удовольствие. Это очень хорошее, красивое явление.

62. Но если женщина начинает как-то кривляться и морщить нос, она ещё пока не умеет быть женщиной, ещё и не знает, что это такое. Ну всему же надо учиться...»

63. «Пока я общалась с последователями, живущими здесь, у меня родился вопрос про отцов и детей. Родители абсолютно убеждены, что здесь Истина, и, конечно же, они хотят, чтоб дети здесь остались. А если дети, например, какой-то другой путь ищут, как быть?»

64. «Родителям запрещено навязывать то, во что они верят. И если дети сочтут нужным куда-то ехать – смелее... Многие из них возвращаются. Потому что без сравнения сложно что-то понять. Они потом быстрее возвращаются сюда, увидев, что происходит вокруг.

65. Но им нужно сравнение, по-другому не получается никак. Они не найдут Истину здесь, если они ещё недобрали необходимого опыта.

66. Ведь мудрость – это некий жизненный опыт, который позволяет понимать происходящее. Не просто знакомиться на уровне информации с чем-то, а понимать. То есть, прожив что-то, почувствовав, ты начинаешь лучше это понимать.

67. Поэтому некоторые нюансы каких-то истин лучше будет понять, претерпев что-то очень важное, ведущее к этому, но в другой среде. То, чего здесь не дашь. А там дадут с удовольствием. Ну так надо съездить посмотреть.

68. Поэтому, если у кого-то упорно будет проявляться эта склонность, да никто его держать не будет. Если есть возможность, обязательно ему помогут туда отправиться, пускай поедет.

69. То есть веру нельзя навязывать ни в коем случае. С детства можно рассказывать, вводить в эту среду, пробовать объяснять, показывать. Но обязательно наступит предел, где человеку захочется самостоятельно уже делать свои шаги. И вот тут уже надо уметь дать ему это сделать. И не требовать с него, не пугать его (это всё будет большой глупостью).

70. Надо дать ему пойти, что бы он там ни выбрал. Это его выбор, и его уважать надо, этот выбор. Это нормально. Это для развития нормально, любой другой выбор. Он узнавать будет сам себя, без этого никак развиваться нормально не получится. То есть нельзя это запрещать».

71. «Мне вот интересно всегда было… Вот ребёнок рождается чистым, с потрясающим каким-то воображением, следит за букашками (у него там целый мир, в этих букашках), а потом ребёнок вырастает… Куда у взрослого вот это всё девается, это воображение, тонкие эти чувства?»

72. «Его заставляют утверждать свою значимость. К букашкам значимость не имеет никакого отношения. Дети не задумываются о значимости, они просто знакомятся с миром, им интересно узнавать мир, участвовать в этом мире, копаться с муравьишками… То есть они живут этим миром, миром природы очень просто. Они не озабочены значимостью.

73. Но со временем ему доказывают, что он должен быть значимым, должен быть сильным, должен быть умным, должен быть руководителем и прочее. И показывают примеры: «Смотри, вот тут такой успешный человек, и вот этот успешный… Как много всего имеют! А ты дурень-дурнем…»

74. И он начинает устремляться туда, где с воображением уже ничего не связано, нужно мыслить совсем по-другому. И он другим становится. Простая формула».

75. «Я ещё хочу спросить про ответственность. Получается, каждый, кто сюда приезжает, берёт на себя ответственность полностью изменить свою жизнь. А как? Наверное, у людей какой-то страх вначале идёт?..»

76. «Это у них надо спросить. Ну конечно же, им приходится что-то преодолеть. Ведь есть какие-то наработанные нормы уже такие, за которые все цепляются. И это как будто бы уже знакомое что-то. А тут надо отринуть знакомое и выбрать незнакомое. Нужно мужество.

77. То есть нужны определённые качества, качество зрелости, только благодаря которому у человека появляется реальная возможность круто изменить свою судьбу. Если этого качества зрелости не будет, у него не получится это сделать.

78. Он может быть неплохо относящимся к чему-то действительно истинному, но следовать за этой истиной он в полной мере не сможет. Но от него и не требуется. Ведь с каждого по его возможностям можно спросить, никак не больше.

79. Поэтому от того, как человек осознаёт какую-то истинность, уже дальше можно спрашивать: а почему он это не делает, если он осознаёт это истинным? Ведь он тогда сознательно отказывается это делать, если понимает, что правильно, но не делает. Вот это крушение внутреннего мира человека. Это и есть самое активное саморазрушение человека.

80. Одно дело – он ошибся, веруя во благо. Это развитие. Даже если он ошибку допускает и даже если от этой ошибки многие страдают, но он искренне считал это благом, это действительно для него благом является.

81. А те, кто попали под это… у них тоже был выбор, они тоже что-то чувствовали и тоже должны были сделать свой выбор. То есть нельзя навредить другим людям без их на то согласия. Очень сложно это сделать.

82. Ведь многие из вас выбирают тот жизненный путь, который, заведомо уже известно, принесёт боль и страдание. Но вы его выбираете, потому что выбираете другой образ, которым пытаетесь это всё прикрыть и успокоить себя.

83. А посмотрев в глубину, в суть этого выбора, можно точно сказать – это путь к страданию, к большой боли и неприятности. И многие туда идут, в эту неприятность. Но придумывают лозунги, на лозунги смотрят, читают, успокаиваются, спрашивают мнение других.

84. А те тоже идут в этом направлении, им же надо себя успокоить: «Да конечно, это всё правильно. Смотри, как многие идут туда. Да всё нормально». И толпой идут в яму».

85. «Если человечество идёт в яму, то здесь… я не хочу говорить громких слов, но слово «к спасению», получается, какое-то правильное?»

86. «Мы говорим про условную яму. Просто каждый найдёт то, чему соответствует, то, что выбрать способен. Значит, какую-то мудрость он будет из этого извлекать.

87. Упадёт ли в яму, он ведь не окончательно погибнет. В процессе этого падения у него произойдёт переосмысление ещё, и он вполне может сделать интересные выводы, которые можно уже учитывать, и дальше позволить ему более интересно родиться.

88. Но где-то же надо закладывать что-то, что может стать ориентиром. И этот ориентир должен приобрести способности, качества, благодаря которым эта группа людей может пройти любые вероятные экстремальные условия. Только тогда можно говорить о сохранении вида.

89. То есть, если некие экстремальные условия грядут, их надо уметь пройти. Но это требует определённой психологической направленности в развитии, какого-то воспитания, которое должно произойти у этих людей, которые в этих условиях не бросятся хватать камень, чтобы кинуть в голову другого за кусок хлеба. И эти качества надо успеть сформировать до этого времени.

90. Поэтому всё всегда происходит в своё время. Особенно какие-то уникальные спасительные явления. Они происходят строго в особенное время.

91. …Идеальных условий здесь нет, здесь сложные условия. Но вот насколько можно из этого выкрутить что-то очень важное и спасительное – это и предпринимается. Но будет всё равно выбор за человеком.

92. Иметь истину в руках – это вовсе не подразумевает, что ты точно будешь стараться исполнить. В какой-то момент можешь отвернуться, поддавшись чему-то, где-то устав психологически и поддавшись какому-то соблазну. Это вполне у человека может быть. Я думаю, это не столь трагично.

93. Но многие горести избежать будет нельзя. Это выбирает человек сам. И пока он верит, что он, выбирая то горе, на самом деле как будто выбирает благо, тут трудно менять такие условия. Ну а что, надо жить…

94. Я не просто говорю: «Спасайтесь» или что-то такое… Я помогаю тем, кто понял, что заблудился. Помогаю исцелиться тем, кто понял, что болен.

95. Они ищут ответ, и им нравится Мой ответ, и Я им это даю с удовольствием. Всем остальным Я его не даю, Я не должен давать всем остальным. Я должен собрать тех, кто способен нести эту ношу, другие Мне не нужны. Как бы Я ни переживал за них, как бы ни хотел всем помочь, но это невозможно.

96. Имея человеческие переживания, Я неизбежно буду переживать. Но Мне надо умудриться к минимуму свести негативные все эти переживания и продолжать помогать тем, кто к этому созрел.

97. Здесь разные люди есть, они и будут разные. А чем более экстремальные условия начнут развиваться, тем больше может поехать тех, кому здесь вообще не место быть. Но если они доберутся, значит, им надо что-то увидеть, что-то услышать. То есть случайностей не будет.

98. В любом случае, кто бы ни был здесь, случайно он здесь не оказался. Значит, какой-то выбор у него будет. Какой он сделает – уже в зависимости от этого соответствующее развитие судьбы пойдёт дальше.

99. Пока человеку кажется то, что он имеет, правильным, он этим дорожит очень крепко. Нельзя его свернуть с этого пути, пока у него где-то внутри не возникнет трещина в понимании относительно этого правильного.

100. Если он хоть чуть-чуть засомневается в правильности каких-то категорий, для себя установленных, только тогда появится возможность что-то добавить, ему подсказать.

101. Пока он вообще не допускает тени сомнения, ничего нельзя дать. Вот хоть сколько истин городи вокруг, ничего он не возьмёт. Он будет кивать, соглашаться, но он не возьмёт.

102. Потому что он всё это преломит через то, что у него есть. Найдёт согласие услышанного с тем, что у него есть. Выберет то, что совпадает с тем, что у него есть, и ему покажется, что Я сказал то, что у него есть. И всё, и он твёрдо пойдёт дальше, но в прежнем направлении.

103. Поэтому это поменять очень непростая задача. Нужно время, нужны условия, нужны разные события, чтобы человек этот где-то начал сомневаться в своей ложной правде, ткнувшись в последствия своих неверных усилий. Ударится – ему станет больно. Он начинает сомневаться, он начинает задумываться. Вот тогда появится благоприятная возможность что-то углубить и расширить…»

104. «Когда Ваш путь земной закончится, что будет с общиной?»

105. «То, что нужно, то и будет. Меня это не волнует. Я знаю – будет то, что надо. То есть такие нюансы, такие события случайно не происходят. Изменения уже идут нужные, и растянутся ли они на десять лет, на сто лет, на тысячу лет – это совсем неважно.

106. Для Меня не существует понятия «время». А человеку важно время. Вы привыкли верить, что вы смертны, и очень торопитесь всё успеть. Это ошибка.

107. Вы всё успеете всегда. То есть нет смысла торопиться, нужно акцентировать внимание на чём-то самом важном и не беспокоиться об остальном. Сделать самое важное в первую очередь, потом другое, третье и так далее.

108. Нужное изменение уже заложено и даёт свои результаты. Этого остановить уже нельзя, оно будет и дальше развиваться.

109. Поэтому, когда придёт час оставить их, у этих ребят всё будет нормально. Чуть позже, чуть медленнее или чуть быстрее – это уже не столь важно. Но будет в нужный момент, в нужное время всё равно это произойдёт.

110. Ведь не случайно что-то зарождается, и если это во благо, во спасение, то оно даст нужный результат обязательно, то есть спасительным будет.

111. Каково количество и каков масштаб страданий и горя будет в тот момент – это уже такая данность изменчивая. В зависимости от того, какой выбор каждый человек сделает, можно увеличить горе или уменьшить горе. Но это будет выбирать сам человек.

112. А то, что человечество будет спасено, – это однозначно. Тут даже не сомневаюсь и не боюсь этого. Это не может быть по-другому».

113. В ответе на следующий вопрос было сказано: «…А христианский мир – это разноликое царство, где очень много разных правителей, где в доме очень много разных хозяев. И каждому кажется, что они наиболее интересно правят и лучше всех знают, как это правильно делать.

114. Но один позыв подразумевать, что ты лучше знаешь, лучше понимаешь, – это уже яркий признак отсутствия веры и правильного понимания Истины, где смирением даже не пахнет. А раз нет смирения, говорить о вере просто уже бессмысленно.

115. Смирение – это основа формирования естества человека. Лишь смирение способно противостоять его жажде утвердить свою значимость. Без этого смирения нельзя говорить о развитии, его не получится.

116. Поэтому всё познание Истины должно начинаться со смирения, с умения признать себя способным ошибаться во всём. Когда ты не доказываешь никому свои понятия. Ты знакомишь других со своими понятиями: «А я вот так понимаю… А как ты понимаешь?»

117. И ты не доказываешь, ты не разрушаешь идеи другого. Ты думаешь, взвешиваешь что слышишь, что видишь. Делаешь собственный вывод (как ты считаешь правильным) и делаешь шаги дальше сам. Вот что должен делать верующий.

118. Но слышали и боялись делать. Ответственность за свои шаги боялись брать. И боятся до сих пор брать, как всегда это было. А значит, кто-то ж должен был дать ответы, кто-то должен подсказать. Для чего? А чтобы, если что-то не получится, на него показать: «Это он подсказал». Вот такая примитивная штука выстроилась везде.

119. И все готовы слушать, что им подскажут. Но они находятся в полной готовности растоптать того, кто это подсказал, если что-то пойдёт не так.

120. Но всем же хотелось значимое делать. Начали формировать разные учения разными домыслами. А теперь… на самом деле всё это к Истине не имеет никакого отношения…»

121. «А в единой Семье, получается, у каждого своя роль, есть какие-то градации, да?»

122. «Ну, смотря что за градации... Люди должны делиться по мастерству, по способности организовывать какое-то мастерство. Больше умения – больше организуешь, меньше умения – меньше организуешь.

123. Но ты стремишься творить во благо ближних, воспевая красивое, во всё вкладывая красивое, умея любоваться, не извлекая выгоду. Как только пойдёт выгода, всё испортится. Вкладываешь максимум своей души с желанием отдать и принести радость.

124. …Самая главная ценность у человека проявится, когда люди доверятся друг другу полностью. Это эффект, который позволяет сознанию человека объединиться с полем сознания другого человека.

125. Вы не можете это сделать, потому что боитесь друг друга, подозреваете друг друга во многом, смущаетесь, закрываетесь друг от друга. Вы огромная толпа на этой планете, но все одинокие. Вы не соединены, у вас иллюзия общества на Земле, но этого общества нет. Вы просто толпа боящихся друг друга.

126. Вот этой массой надо управлять как-то, потому что все тяготеют найти что-то удобное и выгодное только для себя. Как их организовать? Нужны законы. Нарушают законы – нужен страх.

127. Вот и формируется жизнеустройство совершенно примитивное, рассчитанное на таких вот, может быть даже не постесняться сказать, бестолковых личностей, которые тяготеют урвать только для себя удобное, обойти всё, достать выгодное только для себя.

128. И организовать эту массу очень сложно по-другому, без страха. Вот и формируются разные законы, которые заставляют уважать, пугают, наказывают. Вот так люди пытаются создавать видимость единства. Но никакого единства там нет на самом деле.

129. Когда люди поверят друг другу, доверятся, не будут бояться друг друга, поле сознания у всех на всей Земле объединится. Они будут чувствовать, что происходит везде на Земле. Они будут знать всё, что происходит везде.

130. Ими не надо управлять. Это общество, не нуждающееся в управлении. Оно всегда будет удивительно организованное. Но правитель там не нужен вообще.

131. Это ненормальное явление – когда появляется правитель. Вы его выдвигаете, смотрите на ошибки, ругаете, двигаете другого такого же, и они в разной степени начинают допускать естественные ошибки.

132. Но по-другому у них не получится, потому что организовать эту массу так, чтобы было гармонично и светло, не получится. Потому что к этому хорошему, светлому никто правильно не устремлён.

133. Нужен принцип жизни другой. Когда объединитесь, всё встанет на место. Вот тогда проявится нормальное человечество.

134. Но чтобы к нему прийти, надо очень многое сейчас перелопатить, перевернуть, переосмыслить и поверить друг другу, перестав бояться друг друга. А это же главное качество – умение быть другом, доверяться.

135. То есть учись быть другом другому, не ищи друзей для себя. Пока ищешь друзей, ты эгоистически подходишь к жизни, ты не найдёшь друзей. Найдёшь точно таких же, которые в тебе будут видеть выгоду. Они могут создать видимость дружбы, но это будет временно и неправда, к дружбе это не будет иметь отношения.

136. Как только начинаешь учиться быть другом, появятся рядом те, кто тоже хотят быть друзьями. Вот тогда начнёт намечаться что-то интересное. Но оно будет подразумевать доверие.

137. То есть всё, что мы скажем о хорошем, о дружбе, всё будет связано с доверием. В семье природной (муж, жена, дети) очень важно доверие. Не будет доверия – это будет совместная попытка проживать на взаимовыгодных условиях, но единства не будет в семье, не получится. Нужно доверие.

138. И вот этот страх, что тебя могут обмануть, тебя могут использовать, надо преодолеть. Пусть поиспользуют, это их проблема. А ты живёшь потому, что жаждешь быть хорошей, жаждешь быть доброй, жаждешь быть полезной, чтобы от любого воспоминания о тебе у кого-то было что-то приятное и доброе, тёплое в сердце. Вот тогда ты нормально живёшь.

139. Но к этому надо тебе устремиться. Вот главное. Всё остальное – это тысячелетняя глупость. Но она сложилась тоже естественно, её нельзя так просто будет отринуть. Она родилась сознанием человека в его попытке выстроить какое-то благо, которое он видит благом.

140. Но надо понять, что тысячелетиями устоявшееся (что казалось незыблемым) на самом деле вполне может быть ошибочным. И что-то надо начать совершенно по-другому, просто смело... И кто-то же должен это сделать.

141. А это сделать непросто, когда тысячи людей, миллионы, миллиарды верят в одно – ошибочное. И они верят, что это их спасёт. Нет».
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com