This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 10:09:00 2022 / +0000 GMT

Глава 31


Ещё весной из Эстонии в Гуляевку приехал кинодокументалист по имени Арбо. Он приехал в Сибирь вместе со своей семьёй: женой Туули, телеведущей популярной в Эстонии программы, и двумя трёхлетними сыновьями.

2. Арбо планировал вместе с семьёй погрузиться на год в жизнь сибирской деревни, большую часть жителей которой составляют общинники, и снимать фильм об общине Виссариона и о детях, живущих в ней.

3. Проект этот финансировался государственными программами Эстонии, показ будущего фильма планировался на международном фестивале документального кино.

4. Третьего января в доме Вадима Арбо задал Учителю свои вопросы.

5. «Учитель, с какого возраста ребёнка можно приучать к молитве и к ритуалу и как это делать?»

6. «Правильным знаниям об окружающем мире лучше обучать как можно с более раннего возраста. Чем раньше, тем лучше. Но это должен быть другой ряд образов, не как у взрослых.

7. Ведь в данном случае, если говорить о законах духовных, это значит – в какой-то мере рассказать о реально существующем окружающем мире, о реальности, основанной на законах Мироздания. То есть это то, к чему и наука должна прикасаться. Но одно дело – прикасается взрослый человек, используя разные сложные термины, другое дело – нужно донести ребёнку. Здесь нужен другой ряд образов.

8. Всё зависит от того, в какой среде находятся дети, как смогут родители подобрать эти образы, насколько сами родители верят во что-то и понимают что-то.

9. Но если дети с самого начала правильно постигают окружающую реальность, то их уже сложно отклонить в сторону какими-то побочными негативными движениями. У них есть основа, они могут сравнить всё поступающее к ним извне с той основой, которая уже начинает формироваться внутри, им легче делать выбор правильный. Поэтому, конечно, сделать это лучше раньше.

10. Но хорошо бы это делать в кругу сверстников, чтобы такие же дети, с которыми этот малыш играет, тоже постигали этот мир так же. Тогда в общении друг с другом у них это будет закрепляться лучше, они будут чувствовать себя комфортнее.

11. Если в одной семье им будут рассказывать одно, а придёт ребёнок в другой коллектив – над ним начнут смеяться и рассказывать совсем другое, это сложнее будет. Тут уже большое испытание для ребёнка будет, и непросто тогда будет уже эту тему решать».

12. «Спасибо. Как без отрицательных аспектов объяснить историю человечества? Как можно объяснить такие события из официальной истории, принадлежащей к государственной программе, как вторая мировая война, например? Какими словами можно её объяснить?»

13. «На самом деле, большим заблуждением является понимание, что люди должны изучать подробно все те глупости, войны, которые происходили в истории.

14. Этих глупостей, неприятных событий было очень много, так как человек начинает формироваться на Земле, начиная от какой-то слабой величины, и постепенно приобретает всё большую силу, развиваясь. Но начинает он с какой-то слабой величины, находясь на низком уровне.

15. Низкий уровень развития человека подразумевает очень сильные эгоистические проявления. Эгоистическое проявление замыкает человека на самом себе. Он смотрит, насколько окружающий мир выгоден для него. Не насколько он сам может быть удобен и полезен окружающим, а насколько окружающие могут быть выгодны для него.

16. Такой взгляд подразумевает очень агрессивное отношение к окружающей реальности. То есть человек отворачивается от другого человека, если он не выгоден ему. Это большая слабость у человека, и она масштабно проявлена во всём мире.

17. Поэтому, если учить человека подробностям того негатива, какой был в истории, при этом низком уровне, на котором пока ещё пребывает человек, он легко обращает внимание на эти подробности, он их сильнее запоминает. Он лучше обращает на них внимание, чем на то, что связано с искусством, с развитием, с достижениями, потому что опыт созидания очень маленький у человека.

18. На самом деле изучение дат и подробностей того негативного, что происходило, никоим образом не учит человека чему-то положительному. Он просто набирается опыта негативных свершений в этом случае.

19. То есть он проходит школу негативных проявлений. И не для того, чтобы отвернуться от них. Он становится более сведущим в этих вопросах, у него есть база, от чего он может оттолкнуться, чтобы сделать что-то подобное, но в ещё более извращённом виде. У него есть основа, от которой он может оттолкнуться, чтобы сделать нечто большее, но в этом же духе.

20. Поэтому лучше такому не учить детей. Лучше их сразу приучать ценить всю ту информацию, которая связана с созиданием, с достижениями в искусстве. Этого же тоже немало, но только эта область как-то уж слишком в стороне находится.

21. Очень много дат в истории с негативными проявлениями. Зачем их учить? Этого не стоит делать. Пусть, если уж требуется как-то упомянуть, будут упомянуты какие-то даты: вот в такой-то период люди повздорили друг с другом, испортили друг другу костюмы, ругались очень много, вот у них тут что-то не получилось…

22. В таком игровом, шутливом варианте можно это рассмотреть. Ну, правители этих стран просто оказались глупыми в этот момент, натворили много неприятностей. Им люди доверяли, но они вот тут натворили… так как они духовно тоже малоразвиты (потому что такие глупости можно сделать только будучи духовно малоразвитым).

23. Ты можешь быть хорошим политиком, решать какие-то задачи в экономике, в хозяйстве, но это не означает высокое развитие духовности, вовсе не означает. А именно от отсутствия духовной образованности, развитости как раз беды на Земле и происходят.

24. Люди могут быть очень умными, могут окончить много учебных заведений престижных, но, если они духовно так и не воспитали себя, они неизбежно будут творить беды. Неизбежно. Они не смогут по-другому. И вокруг них неизбежно будет формироваться коллектив точно такой же.

25. Поэтому при том подходе к построению жизнеустройства, который существует на Земле, последствия в качестве горя, каких-то больших бедствий становятся естественными. Просто естественными.

26. Если не хотите этого горя, поменяйте саму суть построения своего жизнеустройства. Нельзя так строить, как сейчас это сделано, беды будут неизбежно.

27. И демонстрациями это всё не решается. Это такая несерьёзная игра, которая ничего в принципе не меняет. Всё равно всё пойдёт в одном русле. Как шло, так и пойдёт. Оно и идёт так уже тысячи лет.

28. Поэтому надо, конечно же, в воспитание детей, начиная менять будущее своё, уже закладывать именно созидательную основу. Думать только о созидании, а не о том, кто кому порвал воротник и кто как сильно ругался.

29. Нужно другое поведение человека. Было бы очень хорошо, чтобы это поведение началось у тех, кто очень много показывается на телеэкранах. Но, к сожалению, приходится видеть какое-то другое, совершенно противоположное поведение, что лучше бы спрятать подальше и не показывать детям. Но этого очень много на экране».

30. «А как тогда, какими словами, например, объяснить вторую мировую войну?»

31. «А зачем? Если ребёнок спрашивает (а спросить он может, только если он к чему-то прикоснулся и где-то извлёк какую-то информацию), тогда можно ему что-то поправить. Если он не спрашивает, а зачем она ему вообще?»

32. «В школьной программе всё-таки это…»

33. «Вот получается некоторая неизбежность, что дома можно дать одно, но он приходит в другое место и получает другое. И тогда возникает некий конфликт, когда надо умудряться что-то дополнительно объяснить.

34. Ну, тут уже очень непросто будет дать какое-то правильное объяснение. Его тем более будет сложно дать, потому что существует очень много разной информации, которая как весомая информация начинает появляться в книгах, в разных высказываниях, и молодой человек начнёт путаться в этой информации.

35. Будет очень горько, если в информации, которую дают родители (дают хорошую информацию), он начнёт сомневаться. Ему покажется, что папа или мама, может быть, не всё знают, а вот люди, находящиеся на очень высоком посту, очень известные, которые говорят совсем другое, наверное, говорят правильней.

36. То есть такая примитивная особенность может подвигнуть к тому, что ребёнок больше начнёт доверять уже совершенно иной информации – негативного характера.

37. Ну, тут уже ничего не сделаешь. Он находится в кругу большого обилия разной информации, и ему придётся что-то выбирать. Но независимо от того, какой этот круг, всё равно тот, кто знает правильное, должен терпеливо стараться продолжать доносить это правильное.

38. Эта информация не исчезнет из сознания ребёнка, и по мере формирования его, набирания мудрости по жизни эти слова где-то начнут всплывать в его сознании, и он начнёт понимать разницу между одной информацией и другой. То есть жизненный опыт будет помогать ему сделать правильный выбор.

39. Ему будет с чем сравнивать (с той информацией, которую мог бы дать родитель). А сам ребёнок пока из окружающего пространства её мог бы не почерпнуть. Поэтому, если родитель может давать хорошую, правильную информацию, надо давать её».

40. «Спасибо. И следующий вопрос, очень личный для меня. В детстве, когда, я думаю, мне было лет шесть, я спросил у моей бабушки (она революционерка была, атеистка): что будет после смерти? Она мне ответила: «Пустота». Я продолжил спрашивать: что там, в космосе? что значит бесконечность? Она опять сказала, что там ничего нет, только пустота. Это оставило в моей душе такую рану, что до сих пор, когда я порой не могу заснуть, мне становится страшно.

41. Я не хочу повторить эту ошибку, потому что я понимаю, что нельзя давать такие ответы ребёнку. И у меня такой вопрос… Когда я говорил моим детям, что после смерти наши души продолжают существовать, что там есть Бог, который создал наш мир, моя жена (она неверующая) смеётся надо мной и говорит: «Папа врёт. Бога нет, это всё только сказка». Как мне действовать и как объяснить детям эти вопросы? Договориться с женой, чтобы она так не говорила, невозможно, она продолжает».

42. «Как будут позволять обстоятельства, так можно и разговаривать. Если жена остро реагирует на такое общение папы со своими детьми, то в её присутствии, конечно, лучше такое не говорить, чтобы не провоцировать это раздражение и негативные высказывания. Пробовать отдельно тогда объяснять. Но если возможность объяснять есть, то лучше объяснять…

43. Когда мама говорит о том, что Бога нет, она ведь какого-то Бога подразумевает в своём сознании. Но такого Бога, которого она подразумевает, рисует в своём сознании, действительно нет.

44. Очень многие люди представляют того Бога, которого не существует и никогда не было. То есть, конечно же, если представлять дедушку, который где-то сидит на облаке, – его нет. Такого Бога и не было никогда.

45. Поэтому, когда люди отрицают что-то, они порой отрицают достаточно справедливо. Здесь правильней посмотреть прежде всего, а что они подразумевают в своём сознании, отрицая что-то. Если в сознание человека заглянуть, можно увидеть, что он вполне справедливо это отрицает. Он просто не знает, что же на самом деле есть и в каком виде это находится. Это отсутствие знаний.

46. Но недалёк час, Я уверен, когда люди поймут, осмыслят эти вопросы уже грамотно, и уйдёт этот конфликт. Но просто надо детям прямо показать – мама пока ещё не склонна в это верить, не склонна это осмысливать, пока просто эти понятия её пугают, она их боится.

47. Ведь эти понятия вынуждают человека принять другую ответственность, и она намного больше, это ответственность за жизнь. Мама пока не склонна эту ответственность нести.

48. Если человек не склонен нести какую-то ответственность повышенную, он обязательно будет отрицать всю информацию, связанную с этой ответственностью. Он неизбежно будет отрицать, он должен её отрицать. Он не должен брать то, что ему непосильно, иначе он упадёт. А он должен идти.

49. Поэтому на Земле, кто бы какую деятельность ни вёл, на самом деле он делает нужное дело.

50. Просто это порой трудно оценить человеку, потому что человек субъективно оценивает ситуацию и, как правило, прежде всего эгоистически. Именно только со своей точки зрения – насколько ему это может быть опасно, насколько опасно его близким. Вот с этой позиции он начинает оценивать окружающую реальность.

51. Но он не может посмотреть, а насколько вообще, в принципе это благоприятно для всего человечества. Это оценить он не может. А именно с этих позиций всё в мире и строится. Это же общий Закон, един для всех. И хотел бы человек или не хотел правильно постигать этот Закон, он зависит от этого Закона.

52. И единственное, что в этом случае для человека определяется, – это то, что чем быстрее он начнёт постигать эти законы, тем гармоничней начнёт развиваться его жизнь. Будет упорствовать пока, настаивать на своём – неприятности неизбежны.

53. Вот в этом человечество и барахтается уже тысячи лет. Но это всё решится…

54. Так что с детьми надо разговаривать, находить образы хорошие, правильные, чтобы не ругать, не унижать кого бы то ни было, а просто поправлять, находить правильные аргументы и слова».

55. «А какими словами я должен самого себя успокоить, когда мне трудно уснуть, потому что я боюсь?»

56. «Пустоты?»

57. «Да».

58. «Да тут слова уже не будут какую-то особенную роль играть. Человек не сможет принимать, как Я уже сейчас сказал, повышенную ответственность, нечто, относящееся уже к следующему шагу его развития, если он сам внутри недостаточно к этому дозрел.

59. Поэтому веру нельзя пропагандировать агрессивно, как это делается сейчас и всегда делалось. Пытались донести людям Истину, приводя те аргументы, которые прежде должны были запугать человека. И у него как будто бы не оставалось выбора. Иначе он где-то серьёзно проиграет, чего-то ему не достанется, и он должен обязательно креститься или что-то ещё делать.

60. Это огромная ошибка, этого делать нельзя. Потому что таким образом верующим не становятся. Можно стать фанатиком очень агрессивным и опасным, но на самом деле нормальным верующим так стать нельзя.

61. Вера – это определённая степень зрелости. Человек созрел и начинает сомневаться в том, что он до сих пор считал правильным. То есть он начинает догадываться до чего-то другого, но пока ещё не осмысливая его в полной мере.

62. Вот тогда, когда это новое к нему приближается, он может, прикоснувшись к этому новому, почувствовать что-то, что ему стало дорого. И он тогда начинает отдаваться этому новому, доверяясь и постигая своим сознанием всё то, что он будет потом получать. Но к этому нужно дозревать.

63. Поэтому на самом деле непросто многие элементарные вещи донести до разных людей. Один быстро смекает, что да, верно, он где-то догадывался уже, но не мог сформировать это в своём сознании. Другой скажет: «Да ну, что вы! Хватит вам говорить всякие глупости». То есть он даже и осмысливать не готов, он сразу будет это отрицать. Ну, это особенность человека. Этого пока не избежать.

64. Просто надо стараться, конечно, верить в хорошее, понимая, что всё происходит не просто так, у всего есть смысл, в существовании человека есть смысл. И если за всем этим есть какой-то единый Закон, этот Закон не может быть ничем кроме как Законом Гармонии. Закон дисгармонии – он другого рода.

65. В основе жизни человека лежит Закон Гармонии. Только поэтому человек всё ещё живёт, несмотря на то что он стремится разрушать вокруг всё. И вот этот Закон постепенно приведёт человека к нормальному, гармоничному развитию.

66. Вот прежде всего понимать нужно, что за жизнью человека лежит Закон Гармонии. Он обязательно будет вести к развитию и подталкивать к развитию. И развитие мало-помалу, но всё-таки происходит.

67. Поэтому не надо пугаться, надо просто идти вперёд. Жизнь на самом деле вечна у человека, потому что душа неуничтожима. Это такой закон энергийных проявлений, субстанция такая специфическая, на которую не действуют законы старения, на эту энергию.

68. То есть это так же, как они не будут действовать на вибрации света. Свет передаётся, и нельзя сказать, что со временем этот свет стареет. Он не может стареть. Вот так и у души есть свои вибрационные особенности, которые не подвержены старению. Она соткана из этих частиц, из этих вибраций. В ней меняется только объём информации, который сказывается при рождении нового ребёнка.

69. А если утверждать, что душа не может рождаться вновь, тогда можно легко прийти к пониманию, что Бог как-то несправедлив. Одни дети рождаются больными, и сразу будет известно, что с рождения они так и не прикоснутся к Писанию, а значит, они обречены на гибель, получается. А кто-то рождён талантливым, ещё и верующим легко может стать. Как такое можно дать всем несправедливо? Но это всё не так.

70. Потому-то дети и рождаются разной талантливости, что сказывается жизненный опыт (его жизнь, которую он уже проживал).

71. Ну, Я думаю, немного будет времени впереди, чтобы это уже легко смогли понять все. До этого уже, Я думаю, хорошо догадываются многие. Это уже не будет долго тайной».

72. «Спасибо, Учитель. Ты сказал однажды, что родитель должен учиться у своих детей, потому что дети мудрее, чем взрослые. А что Ты имеешь в виду, говоря об этом?»

73. «Ну, скорее всего, не подразумевается мудрость, которую можно применить к взрослому. Потому что мудрость – это жизненный опыт. У ребёнка жизненного опыта нет. Если он и есть из его прошлой жизни, то сознание нового тела этот опыт помнить не будет. Он, естественно, формируется как бы с чистого листа, условно говоря.

74. Этот опыт не будет помниться, но он будет просто сказываться в тяготении ребёнка к чему-то, в предрасположенности к каким-то действиям, в усидчивости, кропотливости в работе, терпении. Это будет сказываться у ребёнка. А в сознании его этого не будет.

75. Мудрость – это прежде всего накопленный жизненный опыт (когда человек через переживания и осмысление приходит к правильным выводам), поэтому такого рода мудрость, конечно, не подразумевается.

76. У детей нужно учиться той простоте, непосредственности, с которой они воспринимают окружающую реальность, наивности, легко проявляемому воображению (когда ребёнок те обстоятельства, до которых не может дотянуться своим сознанием, воспринимает специфическими образами, игривыми образами).

77. И это очень полезно, что ребёнок так воспринимает этот мир. Вот если из этого исключить ещё негативную информацию, то картинки, которые будет рисовать ребёнок, будут очень интересные.

78. Человеку надо не забывать об этих качествах воображения, которым он наделяется с рождения. Это важные качества. А человеку, чем больше он растёт, тем больше кажется (ложно, конечно, кажется), что воображать – это уже как-то несолидно.

79. Но человек от этого становится только хуже. Он становится каким-то угловатым, и его внутренний мир становится невзрачным, прямолинейным каким-то, сероватым. Это не развивает человека, это, наоборот, его закомплексовывает.

80. Поэтому надо учиться у детей. Даже не учиться, а вспоминать через детей, вспоминать, от чего сами ушли, и не торопиться это отбрасывать. То, что в детях проявляется, часто очень полезно для взрослого. И взрослым хорошо бы это всё сохранять в себе, не бояться этого, не смущаться этого.

81. Ребёнок легче забывает какие-то неприятности, которые у него случаются в жизни. Он легко может переключиться на какую-то другую игру, если устал от одной или эта игра как-то его расстроила. Он отойдёт, немножко похмурившись, но легко включится в другую игру и будет радоваться так, как будто бы перед этим неприятности у него не было.

82. У взрослого уже так не получается. Неприятность, которая случилась в его жизни, он может в себе прокручивать не только месяцами, но и годами может крутить и ходить хмурым постоянно.

83. Вот это его неумение правильно реагировать на происходящее, конечно, серьёзно искажает его развитие, и человек становится, можно так прямо сказать, психически нездоровым.

84. А нездоровье такого рода, психическое, сейчас становится повальным, это уже как чума нового времени. Потому что очень много негатива, переживаний и обид хранит в себе человек и продолжает это всё внутри развивать, уже включая своё воображение. Но включает воображение не для того, чтобы вывести себя из этого негатива, а чтобы ещё более усугубить его.

85. То есть он дорисовывает краски, которых нет в реальности, но он создаёт их в своём сознании и ещё больше начинает переживать уже о том, чего, в принципе, никогда не было. То есть он, дорисовывая, легко рисует фальшивую картину.

86. Именно так часто и случается: конфликты в семьях между людьми, когда кто-то обижается на другого человека, додумав то, чего не было. И вместо того чтобы уточнить, он уже начинает переживать, обвинять и носится с этой неприятностью в себе очень долгое время. От этого будет страдать его физиология и психика, это очень серьёзно».

87. «Спасибо. Зачем и как защищать своих детей от так называемых «ценностей» капитализма?»

88. «Вначале мы уже упомянули о том, что жизнеустройство, по которому сформировались человеческие общества на Земле, в принципе неправильное. Оно искажает восприятие окружающей реальности и неизбежно задаёт ложную логику поведения, то есть выстраивает поведение своё человек так, что он не сможет при этом поведении развиваться нормально.

89. Поэтому, если говорить о нормальном развитии, нужно в принципе рассмотреть совершенно другую картину, основу, от которой нужно оттолкнуться в своём развитии.

90. А то, что сейчас существует… Люди как живые ценности, красивые, неповторимые, отсутствуют в этом мире. Есть рабочая сила – выгодная или невыгодная. Нет человека. Человек как уникальный цветок, как уникальное явление Природы, неповторимое, – такого не существует.

91. Есть нечто, что должно быть уравнено с другими в какой-то массе, приведено к какому-то одному порядку, чтоб оно шагало в ногу, разворачивалось по команде, это безликое серое вещество.

92. Вот то, к чему сейчас  подводит развитие существующего мира, вернее, того мировоззрения, которое в мире существует и долгое время укрепляется, расширяется в сознаниях людей разными деталями. Но это болезнь. Опасная, смертельно опасная болезнь.

93. Поэтому, если говорить о спасении людей, надо построить совсем другое общество, совсем на других ценностях. А всё это уже обречено, и время, думаю, достаточно красноречиво показывает, что при таких ценностях жить нормально не получится. И видно, что многие умные люди это очень хорошо понимают, замечают, что происходит вокруг.

94. И это не исправить (ещё раз повторюсь) никакими демонстрациями, никакими лозунгами это исправить нельзя. Слишком большая машина выстроилась в этой связи в качестве государственного аппарата. Очень много наработано опыта соответствующего, и людям это сломать не получится, тем, кто зависит от этого опыта.

95. Ведь те люди, кто идут на демонстрации, пользуются всеми благами именно этой же системы. Поэтому их выступления против этой системы – это как выхлопной газ для машины: ну, гудит, где-то там дымит, но машина работает и едет, и ей всё равно, сколько газа она выпустила.

96. Поэтому должно обязательно произойти нечто, что остановит такое явление. И будет другое…

97. Но это не связано с карой Бога. Тут тоже будет ложно подразумевать, что это кара Божья. Нет. Бог никогда никого не наказывал, Он в принципе это не умеет делать.

98. Но нужно было учесть определённый род развития обстоятельств, связанных с Землёй, с её геофизическими особенностями, с космическими проявлениями, когда определённое стечение обстоятельств сломает то, что неправильно сформировалось на Земле. Не человек будет ломать это существующее и не Бог. Ну, это уже другая тема…»

99. «Мальчики в школе ссорились друг с другом, двое из них били друг друга кулаками. Школьный учитель попробовал с ними договориться, так что те, кто виноват, признали свою вину и извинились. Но они не успокоились и потом просто ушли. Как должен был учитель поступить? Мог ли он физически наказать их или нет? Вообще, в каком случае родители могут физически наказывать своих детей?»

100. «Это начинается вопрос такого характера, на который уже сложно давать какой-то ответ. Такого рода проблемы нужно решать, когда все вокруг единомышленники, когда все стремятся посмотреть на мир правильно. Если существуют разные взгляды на мир, будет трудно говорить о том, что сделать, чтобы было гармонично. Это невозможно.

101. Поэтому это зависит от самого учителя (какие он качества имеет), от его опыта, мудрости и способностей. Это зависит от того, какими качествами (психическими, умственными) обладают дети. Это зависит точно так же от умственных, психических качеств и от мировоззрения родителей. И если у них у всех есть твёрдые убеждения, но они разные в принципе, то говорить о гармонии и о том, что сделать, чтобы всё было гармонично, невозможно.

102. Поэтому мир (ещё раз вернёмся к этой теме), который существует, порядок в нём (по крайней мере, более-менее какой-то порядок) можно удерживать только с помощью законов выгоды и страха.

103. Человек должен бояться и должен чувствовать выгоду, вот тогда людей можно держать в какой-то организованной (условно организованной) кучке и они будут делать то, что им скажут. Но это – если им выгодно и если они боятся наказания. Вот так и существует мир. В основном государство построено на таком принципе.

104. Люди боятся делать по-другому… и они не знают, как по-другому. Их легко запугать. А это говорит о том, что у людей нет одного взгляда на жизнь. Поэтому их заставляют быть вместе с помощью придуманных законов о патриотизме и прочей, прочей глупости.

105. Люди на Земле – дети одного Родителя, они одна Семья. А когда им доказывают, что они разные все, должны сражаться за разные кусочки земли, – это величайшая глупость, которая была придумана теми, кто мнил о себе, что он умный.

106. Поэтому, пока люди смотрят (ещё раз мы говорим) по-разному на какую-то реальность (и где порой они смотрят с диаметрально противоположными пониманиями), говорить о том, чтобы создать гармонию, бессмысленно. Её нельзя в принципе создать. Их можно только заставить сделать что-то одно, но это будет говорить о том, что их только заставить нужно, а не объяснить.

107. Когда правильно развитие идёт, достаточно аргументированно объяснить и все сделают одно и то же. Когда люди неправильно воспринимают, их вместе можно повести, только когда их заставят это сделать. Поэтому, пока мы подразумеваем разные взгляды, разные мировоззрения, создать что-то одно, прекрасное, невозможно».

108. «Кстати, то, что я описал, случилось в школе здесь, на Горе, я сам видел. Так как же учитель должен был поступить?»

109. «Прежде всего, конечно, объяснить. То, что он добился того, что ученики могли признать ошибку за собой, – это уже хорошо. Но в них играет ещё опыт, с которым они должны бороться. Дети по мере развития будут с ним бороться.

110. Но, опять же, это опыт, которым обладают все люди на Земле. Прежде всего это опыт, связанный с агрессией. Это тысячелетний опыт. У детей он легче проявляется. Взрослый ещё может сдержать себя волевыми какими-то усилиями, у детей волевых качеств мало, они их должны ещё наработать.

111. Поэтому прежде всего задача – попробовать объяснить. Если они признались, но не могут себя успокоить, можно позволить им уйти с урока, чтобы не пыхать этой агрессией, негодованием в классе. Пусть прогуляются».

112. «Мне тоже так казалось. Спасибо. Можно ли заставлять своего ребёнка работать по хозяйству, если он говорит, что не хочет и работать ему руками противно. Ребёнок говорит, что он лучше работает головой».

113. «Если в семье не будет одного понимания, как правильно должен воспитываться ребёнок, это будет такая же проблема большая. Если одно понимание, тогда и мама, и папа с разных сторон помогут ему донести, что это надо сделать, ведь в данном случае, работая, он кормит себя. И если в доме есть работа по хозяйству, которая позволяет ему кушать, значит, её надо сделать.

114. Если он считает, что лучше работать головой, ну пусть пойдёт сделает что-нибудь головой и принесёт покушать домой. Если в доме не требуется его умственная деятельность, пусть тогда куда-нибудь сходит и принесёт хлеб домой, заработав своей головой.

115. То есть это опять же умение общаться, умение находить какие-то аргументы. Ведь дети по-разному могут себя вести, разную настойчивость какую-то проявлять.

116. Но порой можно и ещё суровей папе с ребёнком, с сыном поговорить. Он может ещё строже как-то говорить. Но тут Мне не хотелось бы уже описывать всю гамму строгости, которую можно проявлять. Это Мне сложно делать».

117. «А можно ли наказывать физически своего ребёнка?»

118. «Я не учитель наказаний. Конечно, Я могу сказать, что в какой-то мере это может быть допустимо, категоричного запрета нет. Но это тонкая грань, где нужно смотреть, как это происходит, какое происходит при этом общение, в какой мере это всё выдерживается. Надо очень мудро, грамотно, чутко к этому подойти.

119. Здесь нельзя проявить просто несдержанность. Бывает, наказывают от несдержанности: родитель сорвался, выплеснул гнев и всё. Вот так нельзя делать, однозначно нельзя.

120. Поэтому это может быть, но это с какой-то присказкой, с какими-то объяснениями, пояснениями человеку маленькому, такому капризному. Какое-то такое таинство наказания может и произойти.

121. Но сейчас так Я не могу это детально описывать, потому что Я не учитель наказания, чтобы рассказать, как это должно быть. Если Я увижу – что-то происходит и где-то кто-то в чём-то перегибает, Я могу сказать, что вот это делать нельзя, это перегиб. Но рекомендацию, как наказывать, Я дать не могу».

122. «Спасибо. Какое значение имеет музыка в общине Виссариона? Например, католики говорят, что тот, кто поёт молитву, молится в сто раз сильнее, чем тот, кто не поёт. Есть ли похожее понимание у виссарионовцев?»

123. «Если затрагивать такую тему, с приведённым примером католических умных людей, то здесь лучше сразу же рассмотреть понятие, что такое молитва.

124. Одно дело – канонизированное словосочетание. Его кто-то составил, а потом канонизировали и обозначили это молитвой. Это одна часть. А есть и другое – когда человек искренне общается с Богом. Искренне. Где любые его выражения, к Богу обращённые, – это молитва.

125. И канонизированный, утвердившийся какой-то порядок словосочетаний может быть только в одном случае – когда с помощью такого комплексного употребления этих слов в каком-то порядке люди соединяются друг с другом на уровне энергии.

126. Проговаривая одни фразы, они начинают соединяться между собой, то есть соединяются те, кто искренне отдаётся этим фразам, веруя в их истинность. Они между собой соединяются, их сила соединяется. Поэтому в этом случае для соединения людей, укрепления их сил требуется одна молитва.

127. Ну а больше канонизировать, кроме одной такой молитвы, не требуется ничего. Это уже слишком усложнённый подход к духовности. Кроме такой молитвы, любые ещё слова может добавить человек к своим искренним пожеланиям, которые он хотел бы выразить, общаясь с Богом. Это будет молитва. И эту молитву петь не надо, её произносят искренне, тихо, уединившись.

128. Всё остальное, где человек будет петь о Боге, о чём-то прекрасном, тоже можно отнести к молитве. Но это в любом случае будет всегда хорошая, созидательная песня, когда он поёт о чём-то прекрасном, когда он пытается выразить радость, когда он пытается выразить любование окружающим миром или чем-то, что связано с Богом. Это всё прекрасно, это всё ценно. И чем искренней и красивей человек это выражает, тем оно ценнее».

129. «А каково всё-таки здесь, в общине, значение музыки? Вот, например, Дима Кошко звонит в колокола… Есть ли какое-нибудь духовное значение у этих звуков?»

130. «Как он сам чувствует, так он и звонит. Не в каком-то канонизированном порядке, а как сам чувствует, наверное, так он и выражает. И это правильно. Пускай так позвонит, как он в данный момент это чувствует.

131. То есть это прежде всего душевный порыв человека. Главное здесь – искренность его. И если ему удаётся это сделать красиво, это хорошо.

132. Бывает, человек искренен, но у него может некрасиво получиться пока ещё, не хватает опыта. Вот ему лучше учиться, не торопиться это выдвигать для всех и всем показывать.

133. Музыка, как и живопись, изобразительное искусство, – это творчество, где очень важные формируются качества у человека, связанные с корневым смыслом существования его в Мире вселенной.

134. Люди рождены изменить Мир материи. Не изменить его структуру в принципиальном смысле, а сделать некоторые изменения, которые не затрагивают основную структуру, но как бы облагораживают её.

135. Можно применить простой образ: если мы возьмём кусок земли просто и позволим ему источать аромат какого-нибудь цветка, простому кусочку земли, это не будет изменение структуры земли, но будет придан аромат очень интересный, красивый.

136. Вот так умением любоваться окружающим миром человек призван изменять окружающую реальность, Мир материи. Любуясь и воспевая красивое, он меняет структуру того, о чём поёт, что пытается изобразить, к чему пытается выразить любовь свою. Ему это нравится, он переживает, и он это выражает. И тем самым он начинает изменять вибрацию этого явления.

137. Ведь любой объект в существующем Мире материи – это вибрация, вибрация определённого рода плотности. И переживания – это тоже вибрация. Если человек начинает любоваться предметом каким-то или явлением, он накладывает свою вибрацию на него.

138. Чем больше люди это делают, чем сильнее они развивают в себе эти качества любования, тем сильнее они изменяют структуру явлений. Это Закон. Хочет человек понимать, не хочет понимать – Закон будет существовать, независимо от того как к этому относится человек.

139. Но как раз именно для этого человек рождён – менять Мир материи. А это задача вечная, потому что Вселенная очень большая, это дом человека будущий. Человек будет везде, он будет потихонечку менять этот мир Вселенной, и будет заниматься этим всегда.

140. Так что человеку надо учиться вот это изменять. А его песнопения и другие виды деятельности, где он пробует что-то созидать красивое, – это как раз то, что и учит его реально это делать уже на практике.

141. Искусство должно быть направлено на созидание красивого. Не когда оно построено на каком-то конфликте, агрессии, каком-то горе, что может усиливать человеческие переживания. Если оно усиливает негативные переживания какие-то, нехорошие позывы внутренние, образы ложные, то это опасное искусство становится.

142. Искусство должно за собой вести человека, не подстраиваться под его сегодняшнее настроение (а это, к сожалению, делается и делалось очень часто во всей истории только потому, что люди, под которых нужно было подстроиться, могли заплатить за произведение; надо было кормить свою семью, и художник создавал то, что было подстроено под вкус больного человека).

143. И во многом сейчас в музеях находится немало картин, которые технически сделаны красиво, но их лучше выбросить, они источают негативную энергию, и они всегда будут её источать, пока они есть.

144. Это неизбежно, это как своеобразное такое таинство волшебное. Создаётся картина, вкладывается туда энергия, и пока эта картина существует, она источает эту энергию, даже если уже нет художника, он не живёт. Картина продолжает источать именно эту энергию, пока она существует. Поэтому надо быть с искусством очень осторожным, к нему подходить правильно.

145. Нужно позволять демонстрировать только те произведения в музыке, в изобразительном искусстве, которые созданы в радости, когда человек счастлив, когда он стремится сделать что-то хорошее, когда он воспевает что-то красивое, он любуется чем-то. Вот это будут целебные произведения.

146. Рядом с такими картинами (или слушая такую музыку) человек будет чувствовать, что он исцеляется, у него исправляется физиология, то есть он будет чувствовать на себе целебный эффект от этих произведений неизбежно. Это однозначно, это закон. Но этому надо учиться.

147. А подход, который существует, к сожалению, из искусства делает какую-то пародию на искусство. Потому что в картинах часто запечатлена болезнь художника, болезнь творца. Нервозность, нетерпимость – всё это запечатлевается в произведениях. Это опасные произведения.

148. Но это пока мало кто замечает, потому что все находятся в тех же самых вибрациях. Люди пока разницу эту не видят, у них у самих такой же внутренний мир».

149. «Спасибо. Когда ребёнок слушает так называемый «металл» и отказывается слушать что-нибудь более мелодичное и полезное, можно ли стирать всю эту его музыку?»

150. «Такое можно стереть. Но это действие может оказаться бессмысленным. Ребёнок это найдёт, по возможности станет прятать, лгать родителям. То есть пойдёт череда накладок, отклонений, которые вызовет такое действие со стороны родителя.

151. Пока нет мира, какого-то уголка, где единомышленники начинают формировать пространство, говорить о нормальном, гармоничном развитии ребёнка будет очень сложно. У него соблазн будет гораздо больше, чем то, что скажет родитель, папа. То есть соблазн сделать по-другому будет сильнее, там много будет разнообразия большого и достаточно убедительного, которое рассчитано как раз на его слабость.

152. Ведь люди привыкли выбирать то, что им нравится. Нравится – это то, чему соответствуешь. Нельзя выбрать то, чему не соответствуешь. Поэтому, если человеку дать на порядок выше в развитии что-то, что он почувствовать не может, он не сможет это пожелать, он не сумеет это пожелать. Для него это будет незнакомо и непонятно.

153. Поэтому, когда приходится учить человека чему-то (ведь это же естественно), ему приходится давать что-то, что он не знает. Тогда только подразумевается учение.

154. Если говорить о развитии, значит, человеку нужно научиться брать что-то и тянуться к чему-то, что он не чувствовал никогда, это новое для него. То есть ему нужны волевые усилия, чтобы туда пойти. А волевые усилия начинают проявляться у него, когда появляется некоторая заинтересованность в этом движении.

155. Заинтересованность зависит от зрелости. Чем более зрелый, тем больше он чувствует заинтересованность к чему-то следующему пойти. И толкнуть его в этом направлении почти невозможно. Вернее, сам толчок возможен, но он туда не пойдёт, он всё равно пойдёт к тому, что ему ближе, будет находить это и окунаться.

156. Поэтому непросто воспитывать детей. И порою надо уметь вовремя остановиться и дать ребёнку познать то, что он сам упорно выбирает, напоминая что-то правильное, но уже не удерживая его.

157. То есть могут быть такие минуты, где надо просто сказать: ну что ж, хочешь – иди возьми. Тут нужен личный опыт уже ребёнка самого.

158. Пока маленький, надо пробовать, конечно, держать, формировать какую-то атмосферу. Но есть определённый возраст (это зависит от зрелости внутренней, которую имеет каждый ребёнок), когда он может уже упереться и начать активно стремиться достичь чего-то, что он на данный момент считает правильным. Он в этом случае легко посчитает, что родители неправильно понимают его, легко может на них обидеться.

159. Ну, тут лучше не перегибать, отпустить. Сказать что-то правильное, сказать: «Конечно, ты сделай как можешь, но мы можем посоветовать тебе вот это. А ты уже сам смотри». Тогда у него ещё что-то положительное останется о родителях. Если перегибать и запрещать, можно вызвать у детей серьёзную обиду и потерять контакт с ними надолго».

160. «Есть ли какие-нибудь стили музыки, которые можно считать однозначно отрицательными?»

161. «Ну, Мне сложно так сказать. Я не слушаю в таком обилии, что существует. И даже прокомментировать Мне будет сложно. Бывает, Я что-то и слушаю, но Я не спрашиваю названия, если что-то понравилось. Поэтому Я даже не смогу как-то прокомментировать и что-то обозначить точно».

162. «Почему жители Города не могут построить дома обычной архитектуры, а строят только оригинальные и необычные, как в сказке?»

163. «Прежде всего это связано с попыткой человека самовыразиться. Люди неповторимые, и если им дать выразить себя, они никогда не сделают одинаковое.

164. А если они делают одинаковое, они находятся, значит, в каких-то жёстких условиях, которые не дают им жить нормально. И они начинают подчиняться чему-то, что кто-то установил. А они даже и не торопятся на эту тему думать, они не считают нужным для себя думать на эту тему. Они просто следуют установленным каким-то правилам бездумно. Это во многом опасная сторона.

165. И именно как раз в обществе часто выражается эта опасная сторона. Где люди многие считают, что им не нужно думать на ту или иную тему, за них должны подумать другие. А если что-то не получится, значит, те, другие, виноваты, они неправильно подумали. Но это неправильная позиция.

166. Поэтому здесь человек пробует жить как-то интересно и он пробует что-то интересное делать. Ему помогает архитектор, тот, кто грамотно может что-то рассчитать, нарисовать. Но учитывается пожелание человека, ему предлагают варианты, он выбирает, высказывает свои пожелания. И поэтому больше проявляются как раз его индивидуальные особенности. Ну и прекрасно.

167. А зачем строить однотипные коробочки? Ты учишься любоваться миром... Но мир не бывает одинаковый, окружающее пространство не бывает нигде одинаковое».

168. «Мне кажется, что всё, что здесь происходит с этими людьми, похоже на сказку. Потому что это всё сказочное, и красивое, и честное, и хорошее. Как объяснить эту сказку? Нужно ли это? И чувствуешь ли Ты ответственность за этих людей, которые живут здесь, в этой сказке?»

169. «Ребёнок стремится к сказке, он удовлетворяет своё воображение, создавая что-то причудливое, красивое, на его взгляд. Ребёнку неважно, умело или неумело он что-то нарисует или придумает. Для него важно, что он придумывает что-то, что соответствует его самым лучшим умениям, которые у него проявляются. Он всё лучшее в это вплетает, своё лучшее. Но это же относится к закону Гармонии.

170. И по мере развития, чем больше человек будет соответствовать законам Гармонии, следовать этим законам, тем ярче на практике он начнёт воплощать эту сказку, то есть что-то красивое, что у него внутри есть, но до сих пор никак не могло выразиться. И это красивое нужно привести в порядок.

171. То есть, если человек желает петь, это не значит, что он может просто кричать, голосить как ему нравится. Его нужно научить петь, ему нужно рассказать законы пения. Тогда он начинает красиво петь, когда он учится, тренирует себя.

172. Так вот законы жизни – это то, чему надо учиться. Нельзя жить как кому вздумается, как кому нравится. Надо жить правильно. Тогда это начинает сплетать людей между собой, соединять гармонично, и они становятся чем-то одним, как одно целое.

173. Не когда человек смотрит, кто ему выгоден или невыгоден, а когда он везде смотрит и думает, кому бы он ещё мог оказаться полезным. В другую сторону он направляет свои стремления. Не себе рассматривает выгоду, а смотрит в обратную сторону – кому он может успеть быть полезным ещё за сегодняшний день. И так каждый новый день он в этом поиске – кому он может быть полезен.

174. Конечно, то, что Я сейчас рисую, больше похоже на сказку, потому что так люди не живут.

175. Это ещё в какой-то мере сохраняется в примитивных племенах, потому что там нужно выживать в природе. Они тоже живут полезностью друг другу, чтобы выжить. Но у них это связано больше с животными инстинктами. У них жизнь к любованию мало имеет отношения.

176. Поэтому человек там в какой-то мере притормозился в своём развитии, но живёт гораздо гармоничнее, чем люди, которые считают себя цивилизованными. Там так не уничтожают друг друга, как это делают те, кто считает себя сейчас на вершине развития.

177. Так вот эту сказку чтоб построить, надо познать законы Гармонии и постараться следовать этим законам. А вот это уже область, которая как раз относится к духовной стезе человека.

178. Духовность – это не та привычная религиозность, которая известна человеку, где люди видят в религиозности какую-то строгость исполнения каких-то ритуалов, обрядов. А именно это как раз не имеет непосредственного отношения к духовному развитию.

179. Ритуальная часть позволяет человеку организоваться в его стремлении как-то выразить свою любовь, уважение Богу. Ритуал должен носить именно этот характер. И это, опять же, сводится к искусству, когда не надо в этом случае, собравшись вместе, это делать каждому как кому вздумается (иначе это будет какой-то беспорядок). Нужно организовать что-то красивое. Вот для этого и создаётся ритуал.

180. Он может всегда меняться, но он организует людей в каком-то таинстве восхваления, в умении их выразить свою любовь Богу. Пожалуйста. Это ритуальная часть. Но она не является развитием.

181. Развитие – это когда человек учится правильно видеть окружающую реальность, учится правильно относиться ко всей окружающей реальности и, в первую очередь, к себе подобному. Потому что самый главный конфликт у людей – это между человеком и человеком. Вот эти законы он должен понять. То есть вот там начинается развитие.

182. Вот поэтому эти законы обязательно должны быть открыты. До них, конечно, человек может пробовать догадываться, но в полной мере он не сможет догадаться за нужный отрезок времени. За тот отрезок времени, который может быть ещё пока безопасен для жизни человеческого общества.

183. Вы видите сами, что уже прошёл большой период истории человека, где люди интуитивно пробуют догадываться, доходить до каких-то правильных истин. Мудрости немало интересной достигнуто, но она ещё пока на том уровне, когда люди легко способны себя уничтожить, легко.

184. То есть нужного объёма они так и не постигли за тысячелетия своего пребывания на Земле. Это говорит о том, что эти законы не так-то просто взять самому.

185. И Отец Небесный, конечно же, это всё прекрасно видит и понимает, что это невозможно было бы сделать. Поэтому предусматривался ряд таинств, которые позволят человеку в какой-то период прикоснуться к нужному объёму истин. Именно в полном виде, в котором они должны быть, их нужно открыть в какой-то период времени.

186. Это должен сделать один Источник, который для этого и формировался. Приходя к людям, Он будет открывать как раз в нужном объёме эти законы. Где уже не надо будет гадать о них, им нужно будет довериться и попробовать их на практике исполнить. Вот тогда люди неизбежно станут создавать сказку.

187. Другими словами, если создаваемое здесь действительно воспринимается сказкой, ну что ж, значит, древо нужное растёт. Ведь по плодам определяют дерево. Если плод сладкий, дерево хорошее. Если видится сказка, значит, закон Истины действительно тут реализуется».

188. «Спасибо большое», – с волнением поблагодарил Арбо.
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com