This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 9:50:18 2022 / +0000 GMT

Глава 16


Из воскресных встреч с Учителем в долине слияния седьмого и четырнадцатого августа.

2. «Возможно ли после воскресного песнопения в арендованном сельском клубе (на это песнопение собирается максимальное количество последователей) сдавать десятину и продавать газеты «Земля Обетованная»?»

3. «Да разницы нет – до или после. Помещение-то у вас чужое. Что ж вы так спрашиваете? Вы что-то опять чересчур возвышенно… Вы спели в этом доме культуры – и уже решили, что после этого он стал храмом? Он храмом не является. Как-то у вас требования очень завышены».

4. «Спор возник, когда некоторые люди сказали, что разбивается атмосфера, которая создаётся на этом песнопении».

5. «И больше туда никто ходить не будет, кроме вас? Или предполагается, что ходить будут только те, кто продолжит развивать эту атмосферу?»

6. «Ну, все ходят, конечно, вся деревня. Там и дискотеки проходят…»

7. «Не понял пояснения тогда. Да, в момент песнопения развивается. И что дальше? Каким образом вы будете поддерживать развитие дальше?

8. Если вы предполагаете развитие, значит, должно продолжать развитие происходить. Но вы его не можете там поддерживать, тогда и аргумент бессмысленный. Если во время песнопения продавать, – конечно, не надо. Поёте и тут же продаёте, считаете деньги… тогда, конечно, это уже глупость будет. А что впоследствии – это уже не ваша территория».

9. «Можно ли мне, незамужней женщине, принимать заботу от женатого мужчины в таком виде: подвозит от работы до дома, угощает фруктами, шоколадками, предлагает деньги? Один раз обмолвился, что у него ревнивая жена, она не знает об этой его заботе обо мне».

10. «Ты не должна делать то, что втайне. Если втайне, то нет».

11. «Ни то, ни другое, ни третье?»

12. «У тебя всё втайне. Я тебе сказал: всё, что втайне, – нет.

13. Всё, что мы оговаривали на эти темы (взаимоотношения мужчины и женщины, где подразумевается ещё одна сторона – любящая), – прежде всего все подсказки направлены на то, чтобы женщины учились дружить друг с другом, не торопились ставить друг другу подножки. Ты проговариваешь о действиях, которые впрямую связаны с подножкой. Каждое твоё действие ставит подножку.

14. Но если вы внимательно почитаете все подсказки на эту тему, на подобную тему вообще, – они все с учётом того, чтобы вы учились дружить, к минимуму сводили вероятность какого-то додумывания негативного, которое легко возникает, если происходит что-то до конца непонятное и оно будет однозначно читаться как негативное. Поэтому вам надо уметь такие обстоятельства изменять по существу, не позволять им быть».

15. «Можно ли употреблять в пищу овощи и фрукты, которые начали портиться в каком-то месте? Или это будет поглощением результата распада и лучше этого не делать?»

16. «И что, ты Меня как кого спрашиваешь? По Последнему Завету?»

17. «А насчёт процесса распада – это же Последний Завет. Мы же не едим мясо животных, потому что там процесс распада. Я так у Тебя прочитала. Вот эта информация нам не нужна. А здесь эта информация существует, в растениях?»

18. «Существует».

19. «Может быть, лучше этого не делать или это убирается благословением?»

20. «Тань, если твоя жизнь будет висеть на волоске или жизнь твоих близких, ты можешь и поохотиться, можешь застрелить какое-нибудь животное, съесть его. Это не принципиально так, настолько. Это не Закон.

21. Питание – это рекомендация с учётом уникальных, особых обстоятельств, которые начинают происходить. Но если жизнь поставит выбор и у вас ничего не вырастет, ну вон озеро – пойдите порыбачьте. Вам надо будет выжить.

22. Вы делаете максимально благоприятное (стараетесь делать) в этом отношении: максимально благоприятно питаться, чтобы улучшить условия своего изменения, развития.

23. Но если ставится вопрос между большим злом и меньшим злом, меньшее зло, конечно, остаётся предпочтительней (если другого выбора нет, нет положительного, а жизнь зависит от этого). Но это не имеются в виду, конечно, какие-то злодеяния. Я вам сейчас немножко огрубил оценку такой темы – питания.

24. Если тебе нечего кушать, ты голодна, какая-то есть угроза твоей жизни, здоровью, – ну съешь так съешь. Если как-то это могло уровнять твои силы и позволить дальше потерпеть или продержаться, чтобы потом что-то приобрести более удачное, ну пожалуйста. Конечно, это будет по-своему вредно. Но там есть больше пользы, потому что угроза твоей жизни была и здоровью.

25. В концлагерях люди питались тоже не очень, так сказать, хорошо, очень даже безобразно, но это даже помогало им поддерживать жизнь хоть как-то, хотя там ничего полезного не было. Но это всё-таки давало силы хоть какие-то.

26. Знаешь, вот попробуй понять эту особенность… Смотря что за ситуация, в какой области.

27. Но что касается питания, это не является законом Последнего Завета. Это определённая направленность, рекомендация, благоприятность, которая вам даётся. Где, если вы не пойдёте (осознанно не пойдёте, хотя имеете возможность), вот это уже будет рассматриваться как нарушение Последнего Завета.

28. То есть человек имел возможность, но отказался. Это означает, что он проявляет осознанно свою слабость, он позволяет ей быть. Но раз он осознанно выбирает то, что является его слабостью, на него нельзя положиться. А значит, он, естественно, не может быть верующим.

29. Верующими не бывают люди, которые сознательно позволяют своим слабостям проявляться, при том что они имеют возможности этого не делать, обойти эту ситуацию, обыграть. Вот если он всё сделал, чтобы обыграть и победить, но упал – это не ошибка, это нормальное явление. Но когда осознанно он на это пошёл, он не может быть в среде верующих.

30. Так и здесь, всё зависит от каких-то нюансов твоей жизни, твоих обстоятельств. Но если ты кушаешь то, что уже начинает разлагаться… эта информация разложения, конечно, существует, она свою роль играет».

31. «Благодарю».

32. «Здравствуй, Учитель. Можно ли рассказывать детям сказки про гномов, ходить к ним в гости в лес, если в реальной жизни дети их не видят? Или в сказках должны быть только реальные образы: говорящие звери, ожившие предметы?»

33. «Можно рассказывать про гномов».

34. «Можно ли детям на вопрос, кто такой Дедушка Мороз и существует ли он, рассказать, что это святой Николай, который жил на Земле, был другом всем детям, любил делать всем незаметно подарки и которого Отец Небесный оставил возле Земли?»

35. «А вдруг это не он был? Вот если ты точно владеешь информацией, тогда ещё куда ни шло. Но даже если ты точно владеешь информацией, то она немножко тоже сказку убирает. Какой он Мороз? Просто добрый дедушка. А Мороз при чём здесь тогда? Он жил на Севере, что ли? Нет».

36. «Лучше дать образ волшебника доброго, который живёт на Севере и любит делать детям подарки?»

37. «Ну и рассказывайте, как есть в сказке. Это же сказка. Для детей это интересно, для них важно развитие воображения, как они могут представлять. В этом возрасте важно то, как их воображение проявляется. Они потом сами сделают нужные выводы.

38. Вы только не настаивайте на существовании того или иного персонажа. Вы рассказывайте как сказку: "Вот есть такая сказка…"»

39. «Здравствуй, Учитель. Я приехал в первый раз из Подмосковья. Поработал неделю на Горе. Хочу переезжать сюда. Прошу совета. Поскольку седьмой год я живу по другому духовному учению, что лучше для развития моей души и для окружающей гармонии: приехать и строить новую жизнь здесь, где мне всё нравится, или углубить найденный ранее путь, где я теперь могу делать больше, чем ранее, для блага всего мира?»

40. «Чтобы говорить о спасении человеческого общества вообще, самое логичное в этом случае, разумное – это построить нечто, что способно заменить существующее на что-то новое.

41. То есть нужно альтернативное общество какое-то строить обязательно в этом случае. Ну, это если условно обозначать проблему, не конкретизировать её. Нужно некое отдельное альтернативное общество, которое в конечном итоге и станет основой спасения всех.

42. Ведь, покидая тело, люди (души их) никуда не исчезают и им потребуется новое воплощение. И это благоприятно будет в том случае, когда новое воплощение будет исключать вероятность серьёзного деления между собой людей по духовным каким-то принципам.

43. Потому что духовные ценности – это то, во что человек способен и может верить до конца своей жизни, не меняя ничего. Он призван воспринимать духовные ценности как идеально правильное. То есть если такие идеально правильные ориентиры будут разные на Земле, люди по-прежнему будут разделены между собой.

44. А главная ошибка, которая мешает людям нормально развиваться, – это как раз их разные взгляды на одну и ту же ценность. И они вроде бы все в целом как бы так неплохо говорят о чём-то хорошем: и те говорят о любви, и те, и те, и те… но они вместе одной Семьёй жить не могут. А это уже ошибка.

45. Нормальное единение людей – это полное доверие во всём друг другу. Только тогда их мысли, их образы, их энергии начинают соединяться в одно поле и они становятся как один организм на Земле.

46. То есть, если говорим о человечестве, мы должны сказать об одном организме, а не о целой куче всевозможных группировок. Это должен быть один организм. А это значит – оболочки сознания должны быть едины у всех, они соединиться должны.

47. Это возможно, только когда идёт полное доверие. Полное и до конца, предельно глубинное. Если они полностью друг другу не доверяют, они не смогут правильно объединиться.

48. То есть спасение людей – когда они правильно, именно грамотно смогут объединиться вместе! Нужна одна основа. И вот эту основу надо создавать совершенно естественно при таких вот обстоятельствах. И только одна какая-то Истина должна создать эту основу.

49. Так вот, новое общество невозможно создавать в одиночку, находясь в обществе, которое не заинтересовано менять свою жизнь.

50. Конечно, ты, узнав что-то большее, можешь чуть-чуть больше сделать в этом обществе, но строить новый мир ты не сможешь; ты будешь зависеть от этого общества и умудряться вставить что-то и там, и там… Ну, что-то улучшишь, да, но в целом ты не решаешь задачу ту, которую призван решить человек, духовно развивающийся.

51. Здесь вы собираетесь в обстоятельствах, когда вы создаёте новый мир. Поэтому, если здесь, значит, ты активно принимаешь участие в том, во имя чего всё сейчас и происходит.

52. Истина даётся человеку во имя спасения человеческого общества, чтоб человек смог спасти не просто самого себя, а свой мир – мир людей, мир детей Бога. Поэтому, конечно, максимально это можно сделать только здесь, когда этот мир начинает создаваться.

53. А там… ну, это будут единичные такие вкрапления хорошие, по-своему светлые, но полноценно реализоваться не удастся. Потому что рядом нет тех, кто так же с тобой мыслит и может, глубоко вместе с тобой оспаривая что-то, учиться познавать глубины какой-то истины, где вы вместе осмысливаете что-то, спорите, может быть, даже, но вы помогаете друг другу продвигаться в нормальном познании Истины.

54. И чем больше таких людей может участвовать в таком общении, тем глубже и шире вы можете прийти к какому-то познанию правильному. Меньше сподвижников – меньше такой вероятности.

55. Так что вот этот выбор, конечно, вы должны сделать самостоятельно. Я не могу говорить, что ты конкретно должен поехать куда-то и сделать что-то. Это очень важно сделать самостоятельно.

56. Первый вариант, основной, который касается построения нового общества, требует от человека максимальной нагрузки, на которую он только будет способен. То есть его испытывать будут по-разному и очень серьёзно.

57. Потому что желающих испытать… ну тут вон видишь сколько сидит! Они все хорошие, улыбаются, но при случае они тебя будут испытывать, щипать, будут подходить к тебе и заглядывать в глаза с подозрением некоторым. Тебе надо будет учиться правильно решать.

58. То есть ты попадёшь в класс, где много учеников собралось разных: двоечники, пятёрочники… Они разные. Но они все в классе и проявляют разные способности. Кто-то тебя за ухо дёрнет, кто-то по-дружески поддержит, они разные.

59. Кто за ухо дёрнет – он тоже хороший, но порой он не может справиться, у него руки пока ещё так двигаются специфически, цепляют уши других. На него надо не обидеться. То есть у тебя каждый раз будет возникать урок, который призван помочь тебе стать намного лучше.

60. Но в миру будет немножко по-другому. Там тоже, правда, щипать будут, но так, чтобы ты никак не смог ничего исправить, а чтоб только терпел. Тут есть возможность править. Так что дальше реши сам, где тебе лучше быть.

61. Но здесь – максимум усилий. А там меньше усилий потребуется. Там, конечно, больше крутиться надо, чтоб выжить, но это уже совсем другого рода трудности.

62. Есть полезный труд, а есть бестолковый. И тот и другой может выматывать. И тот и другой исполняя, можно покрыться потом и говорить: «Ой, как же тяжело!» Но надо не забывать – труд бывает разный: бестолковый и полезный. Но устать и там, и там можно очень сильно».

63. «Спасибо».

64. «Добрый день. Является ли грубым нарушением отказ брата выйти по решению хозяйственного совета на исправление криво вкопанных столбов для забора в случае, если брат считает, что полученную работу он выполнил хорошо?»

65. «Это нарушение, да. Он должен пойти и перекопать. И столько раз перекопать, сколько хозсовет будет просить. Десять раз попросит – десять раз пойти перекопать. Спокойно, мирно, с улыбкой и стараясь каждый раз делать как можно лучше».

66. «Можно ли оставить человека в Семье, после того как он не пошёл на труд, определённый хозсоветом, учитывая понимание человека: «Я увидел, что меня заставляют. А я хожу помогаю там, где сам увижу нужду»?»

67. «Нет, в Семье так нельзя мыслить. Если в Семье выбирается хозяйственный совет, который призван в целом определять работу, делаемую Семьёй, то в этом случае надо слушаться в том, что определяет Семья и хозяйственный совет в данном случае. По-другому неправильно будет. Лучше тогда не находиться в Семье.

68. То есть в Семью должны войти все те, кто готов следовать тому, что в Семье будет определяться приоритетом. Конечно, где-то может быть и ошибка. Но это будет не столь важно. Главное – это ваше единство, стремление довериться.

69. Потому что тут сразу начинает проявляться то, что всегда вас делит между собой. Всегда. Только объединяет в миру возможность заработка, она объединяет.

70. Там есть старший, он скажет – и пошли исполнили. Можете не согласиться с ним, всё равно пойдёте исполните, потому что знаете: если не сделали, вам не заплатят.

71. Но там вы не спорите, а здесь начинаете спорить. Потому что зарплаты нет, вроде бы какое-то наказание не грозит, и начинает у вас выходить то, что, в общем-то, глубоко так сидит, и этого очень много. Вот теперь на это надо обратить внимание.

72. Поэтому, если определил хозсовет что-то, член Семьи должен сделать. Он может что-то и увидеть как неправильное, но пусть уже впоследствии попробует эту тему поднимать, чтобы как-то осмысливать вместе смогли какую-то допускаемую ошибку. Но надо сделать, если попросили, и не спорить. Тут уже бессмысленно будет спорить, это неправильно».

73. «Правильно будет верующему человеку работать в государственном детском садике завхозом, в обязанности которого входит участие в разделке мяса, фасовке его и в выдаче на кухню?»

74. «Опасная это штука. Опасно. То есть очень большой риск, что в этом случае человек становится соучастником разрушения организма маленьких детишек (в зависимости от того, как перестраивается тот или иной организм).

75. Нельзя сказать, что он однозначно сейчас сразу несёт серьёзную какую-то опасность. Потому что здесь большой комплекс обстоятельств очень серьёзных, и для тех, кто ещё как-то живёт по старым меркам, принципам, даже было бы и благоприятней это делать [употреблять в пищу – Вад.]. Потому что это связано с определёнными психическими состояниями, определёнными энергиями, которые играют роль в восприятии происходящей реальности.

76. Но слишком быстро меняется качество того, что есть на земле. Поэтому сейчас вы легко можете, если постоянно внимательно следите за новостями, увидеть многочисленные отравления, которые происходят везде.

77. В погоне за деньгами, за всеми теми ложными ценностями, которые встали перед человеком, у людей быстро утрачиваются меры, которые ограничивали в морали, в отношениях к окружающим. Раньше они могли ценить жизнь человека, а теперь это ощущение ценности начинает быстро стираться.

78. То есть становится прежде одно важным – это накормить свою семью; а каким образом, что случится с другими – это уже мало беспокоит кого-то. И это начинает сейчас повально везде проявляться.

79. Так что чем дальше время идёт, тем больше такого. И вероятность больше, получается, у него стать соучастником серьёзных неприятностей в здоровье детей.

80. Поэтому так однозначно нельзя сказать, что это нарушение. Но лучше, конечно, в этом не участвовать. Тут могут быть только рекомендации. Это не закон».

81. «Правильно ли мне ставить стайку для коровы и кур на своей земле в сорока пяти метрах от дома соседки, если она говорит, что у неё аллергия на укусы насекомых и на запах навоза и есть переживание, что этого станет больше? А другого места для стайки нет, и преобладающие ветра не дуют в её сторону».

82. «Ну, другого нет места всё равно, значит, тогда не рассматривается эта накладка.

83. Потому что где бы она ни была, комары они и есть комары. И им нетрудно пролететь и сто метров, и километр, это не проблема. Было бы только что-то тёплое, вкусное для них, куда угодно (с твоего ли двора, с соседнего, с другого двора) они всё равно прилетят. Ну, ты можешь пометить, конечно, комаров, чтоб сразу проверить, твои ли залетели. (Учитель улыбался. Слушающие смеялись.)

84. Нет, конечно, это не причина. Это прискорбно, конечно, что такое здоровье создаёт экстремальные условия для проживания в такой местности.

85. Но вы находитесь в условиях, где как раз содержать какую-то живность в домашних условиях становится жизненно необходимо. Просто жизненно необходимо уже становится. Вы находитесь в непростых условиях. И мир претерпевает сильные изменения.

86. Поэтому ваша забота о том, чтоб накормить не просто себя, а – что очень важно – именно детей, сделать так, чтоб они не смотрели на всё голодными глазами, – это ваша первейшая задача будет. Поэтому, конечно, это играет роль большую».

87. «Учитель, можно ли члену Семьи делиться с теми, кто не в Семье, темами, которые обсуждались на собрании, не вдаваясь в подробности, если в ответ на отказ проговаривается, что Семья закрыта и отделилась от деревни?»

88. «Но она и не является единой с деревней. Семья – это объединение, которое соединяет желающих жить по тем же самым принципам, по одним и тем же. Значит те, кто туда не вошёл, они отделились от Семьи. Не Семья отделилась, а те, кто не пожелал войти, отделились.

89. Поэтому вы делаете то, что вы призваны делать. Те, кто не попал, не хотят, не проявляют стремления, – ну так это же их выбор. Как хотят, так пускай это оценивают. Но в данном случае вас это может не смущать. Вы не отделяетесь, вы просто соединяетесь в том, как должны все соединяться, все должны верующие сделать.

90. А раз они отказываются, значит, они не совсем относятся к верующим, наверное. А раз не относятся к верующим, то чего ж их так волнует, что вы как-то там что-то по-другому делаете? Так они же не хотят это делать. У вас-то не закрыты двери для всех желающих точно так же с вами всё делать.

91. Так что не обращайте на это внимания. Это вполне естественное будет замечание, которое в таком случае происходит. Вы разные. И есть те из вас, кто начнёт делать всё правильно, а есть те, кто начнёт сторониться, присматриваться. Но они неизбежно почувствуют разницу: что они стоят отдельно.

92. До этих пор, пока вы не пытались создать одну Семью, вы все выглядели одинаково. Вот с момента, как только начинаете активно формировать единую Семью, вы начинаете делиться. Но на самом деле, по-простому если говорить, делиться на верующих и неверующих. Вот самое простое. Потому что все верующие воспринимают этот зов как закон, как необходимость, истинный смысл всего Учения.

93. Но если люди есть верующие, есть неверующие, то этот раздел неизбежно произойдёт, он будет ощущаться всеми. Ну, вы его и ощущаете. Особенно сейчас это будет происходить.

94. Чем активнее начнёте формировать то, что должны формировать как верующие, тем резче начнут чувствовать себя отдельно те, кто к этому не стремится и не прикладывает нужных, именно нужных, усилий. Они начнут отделяться и чувствовать себя ущемлёнными, начнут возмущаться.

95. А раз неправильно оценивают ситуацию (а то, что они отдельно держатся, – они уже неправильно воспринимают ситуацию), то и мышление у них будет происходить ошибочное. И чем дальше, тем с большими ошибками и отклонениями. Не получится по-другому. Это нормальный закон. И он сработает здесь.

96. И чем больше эти отклонения, тем сильнее будет исходить критика, тем больше в критике начнёт присутствовать негатива, ругани и так далее, и так далее. Что всё больше-больше будет вас отодвигать друг от друга.

97. Потому что одни идут вперёд, естественно, а другие не идут вперёд. Значит, они куда-то всё-таки идут. Куда-то. Но они отклоняются в сторону.

98. Но любой угол отклонения с течением времени всё более заметным становится. Любой, даже мельчайший, угол отклонения. Чем дальше, тем сильнее это будет замечаться. Но он будет замечаться.

99. Поэтому тут надо смотреть, что вы говорите, что не говорите. Тут какие-то обсуждения допустимы, конечно, с любым человеком, кто хотел бы лучше что-то понять, но… со смыслом это оговаривается или без смысла.

100. Есть ли смысл оговаривать то, что в принципе человек не может реализовывать, потому что находится в другой системе жизни? Это бессмысленная трата времени пойдёт.

101. Поэтому всё, что у вас здесь происходит, что мы в основном трогаем на таких встречах, – в миру слушать бессмысленно становится, ведь это невозможно сделать.

102. Это просто будет создаваться иллюзия, что человек как будто бы в курсе происходящего, а значит, как будто бы находится в потоке в том же самом, но он уже не находится в нём, это только иллюзия.

103. Поэтому всё, что мы говорим здесь, на самом деле нужно только членам Семьи, для других оно становится бессмысленным. В одиночку так это не сделать».

104. «Учитель, можно ли оставить меня в Семье (есть участок, есть времянка, работаю в общине с 1993 года), если я не посадил культуры в нужном объёме (по оценке Семьи) в связи с тем, что сажать культуры пришлось на целине? Просить помощи у Семьи я постеснялся, подумал, что так обойдусь, на картошке и морковке. Сейчас я осознал свою ошибку, что неправильно расставил приоритеты между зарабатыванием на строительство и огородом, покаялся перед Семьёй».

105. «Вить, это та область, которую мы очень чётко и достаточно строго оговаривали многократно. Поэтому это только как решит сама Семья.

106. То есть если они увидят какие-то аргументы вполне приемлемые, они будут готовы смягчить ситуацию. Но тут Моё вмешательство будет неправильно. Потому что здесь поставлена строгость одинаково перед всеми.

107. И если даётся какое-то исключение, то в качестве исключения это может быть рассмотрено, когда к исключению не применяется мера, которая должна быть применена в этом случае к тому, кто нарушает, отходит от общепринятых каких-то ориентиров. Это исключение может носить только единичный характер.

108. Вот его можно рассмотреть как пример. Ко всем остальным это не применяется уже как пример, все остальные уже попадают под какую-то строгость, под ремень попадают все.

109. То есть тут уже надо вот из этого исходить: как исключение – возможно, всем остальным – нет. Иначе всем надо отменить, потому что, как правило, все начнут действовать так же, то есть они сразу начнут каяться. Но тогда, выходит, правило отменяется сразу же для всех, тогда оно потеряется. Поэтому тут надо будет вместе с Семьёй решать.

110. Но это чётко мы, строго оговорили правило и, в общем-то, уже сразу смазали ремень, приготовили его, чтоб всем досталось. Чтоб, если уж это будет применено, в следующий раз повторно уже такая ошибка не допустилась».

111. «Учитель, правильно ли я делаю выбор между молитвой и прослушиванием, если во время звучания колокола выбираю молитву?»

112. «И что ты делаешь? Ну выбрала-то выбрала, а что ты делаешь? Ты перебила всех, выключила прослушивание?»

113. «Да, да. Предложила помолиться».

114. «Ты предложила… Ну, могла предложить. Только вот этот оттенок можно спросить: «Могла ли я предложить?» А «выбрала» – это ещё пока непонятно. Ну выбрала… А с чем проблема связана – непонятно.

115. Вот если ты в голос стала молиться и никто ничего не может понять, что слушает в этот момент, тогда так неправильно. Если видишь, что другие продолжают слушать, ты уйдёшь в другое место и помолишься. Нормально, допустимо так.

116. Но из всего, что ты пытаешься спросить, можно только один оттенок спросить: можно ли предложить? А дальше – это будет другой вопрос. В зависимости от того, какие обстоятельства, это уже будет отдельно иного рода вопрос, который должен быть связан с какой-то проблемой, накладкой. Вы видите накладку и не знаете, как правильно решить, – вот тогда требуется вопрос, чтоб более точно определиться с поведением своим».

117. «Да, я увидела накладку».

118. «Всё, должна ты и спросить: «А если все согласились прослушивать, можно ли мне отдельно отойти в сторону и помолиться?» Да пожалуйста. То есть если кто-то скажет: «Это неправильно», это будет неверная оценка с их стороны. Если ты, не мешая никому, отошла и помолилась и опять включилась в общее прослушивание – пожалуйста, это нормально».

119. «Спасибо».

120. «Всё. Желаю вам счастья. И не терять бдительности. Да обойдёт ремень мягкие части вашего тела, – засмеялся Учитель. –

121. Так что будьте внимательней. Если какая-то строгость проявляется сейчас, она нужна. Порой вы действительно ещё как дети и где-то надо просто какую-то строгость соблюдать. Она немножко мобилизует, начинает подстраивать вас в нужный лад.

122. Не получается ещё пока, чтоб кто как хочет, так и делает. Когда-то это так и будет. И все ваши желания будут всё равно идти в одно русло. Но пока не получается так и нужны некоторые правила, которые создают возможность вам всё-таки держаться дисциплинированно в каком-то направлении вместе. То есть, при том что есть определённая предрасположенность у вас легко сбиться с пути, возникает потребность в каких-то строгостях.

123. Но это строгость какая? Это просто чёткое оговаривание каких-то шагов: что надо сделать вот так. Это не какая-то «пугалка», а просто чётко оговаривается какой-то шаг.

124. Дальше вы, соответственно, должны понимать: если не сделаете так, будут последствия, но последствия какие-то другие, не те, которые будут у тех, кто делает всё-таки этот шаг правильно. Вы должны быть сразу, естественно, готовы к другим последствиям и не возмущаться потом, что вы получили что-то другое. Вы сделали другой шаг – и совершенно естественно вы получили что-то другое.

125. Вот надо учиться нормально, объективно осмысливать происходящее с вами. Вы всё делаете в своей жизни, вы строите свою судьбу, её никто для вас не строит. Она у вас просматривается вперёд, но она не сделана для вас. Вы просто совершенно естественно сложили её для себя своими шагами.

126. Единственная коррекция – это в момент вашего рождения вам даётся то рождение, которое станет для вас наиболее благоприятным. Но всё зависит от вашего естества дальше, вы начнёте задавать активность развития своей судьбы.

127. Поэтому, если вам не нравятся какие-то плоды, которые упорно идут к вам в руки, меняйте жизнь – у вас будут другие плоды. Но не ищите виновных вокруг. Вы менять должны жизнь. Терпеливо, скромно, смиренно менять свою жизнь – вот ваша задача. Это и надо делать.

128. До встречи. Ещё раз счастья вам!»
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com