This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 10:22:29 2022 / +0000 GMT

Глава 13


Из воскресной встречи с Учителем в долине слияния второго мая.

2. «Учитель, не один раз попадаю в типичную ситуацию с одной сестрой. Вот одна из последних ситуаций. Готовлю (на данный момент кормлю одного брата), приходит сестра и задаёт серию вопросов такого содержания: «Ты сама ему вызвалась готовить или он попросил? Как часто ты ему готовишь? Что ты ему готовишь?» И от того, что не выражен мотив, у меня внутри возникает напряжение».

3. «И вопрос… Надо ли напрягаться, если не знаешь, для чего спрашивают? Или правильно ли додумать негативное и переживать? Потому что, если ты придумаешь положительное, переживать ты не будешь», – улыбнулся Учитель.

4. «Правильно ли отвечать на вопросы без…»

5. «Я не ответил разве уже? Тебя смущает что? Просто вообще сам вопрос в принципе? Вопрос к тебе прозвучал – и ты не знаешь вообще отвечать или не отвечать?»

6. «Я ответила».

7. «А смутило-то тебя что? Неизвестность мотива?»

8. «Да».

9. «Но про мотив Я тебе уже сказал: если тебя смутило, значит, ты додумала негативное и смутилась. Ну а чего вы, разве призыв не звучал вам думать положительное, оправдывать? Если б тебе это удалось, у тебя бы не было смущения. Значит, если ты смутилась, – всё, ты ошиблась, допустила слабость.

10. Или если в принципе посмотреть поглубже, то, если слабость есть, она проявится. Но дальше надо уже приложить какие-то усилия, поддерживать эту слабость или всё-таки не поддерживать.

11. То есть, если смущение возникло, первое, с чего оно возникло (если ты не знаешь фактов), – это додумывание негативное. Какие усилия ты делаешь к тому, чтобы убрать эти образы, поставить вместо них другие? А дальше с пониманием к этому отнесись. Ну, спросил человек, не знает; если это не государственная тайна, ну скажи».

12. «А моя фраза: «Зачем ты это спрашиваешь?» – она грубой является?»

13. «Это не надо. Зачем тебе?»

14. «И ещё, Учитель. У меня возникает смущение в таких ситуациях, когда кто-то говорит о своих благодеяниях. Мне в этот момент слушать не хочется».

15. «Ну, похвали его, скажи: "Ай молодец, ай какой хороший! Я буду помнить! Я даже запишу, наверное"».

16. «Понятно. Спасибо».

17. «Два мальчика и одна девочка пяти лет играют в игру, в которой снимают с себя трусики и изучают друг друга. В конце одной такой игры мальчики палочки и всякие иголочки натолкали в гениталии девочке. Надо ли запрещать такое раздевание?»

18. «Так раздевание или всё остальное?»

19. «И то, и другое».

20. «Само раздевание-то не связано обязательно с таким продолжением. Можно и в глаз запихать что-нибудь, не раздевая. Смотреть надо за детьми и общаться с ними.

21. Если они успели что-то наделать, значит, вас не было рядом. Ну а в чём дело-то? Тогда, значит, проблема-то в чём? Что вас нет рядом. Так там всё что угодно может быть. Ну, не разденет, ещё что-нибудь натворит.

22. Надо смотреть, и уже по мере присутствия рядом вы корректируете какие-то обстоятельства: что-то поясняете, рассказываете, общаетесь с ними, как со взрослыми, им будет это нравиться».

23. «А возможно ли выпороть мальчика, если неоднократные беседы с просьбой не играть в такие игры ни к чему не приводят?»

24. «Как он играет, если вы рядом? А если нет, то чего пороть?»

25. «Они, бывает, просто даже в другой комнате, например…»

26. «Но если вы знаете, что есть такая предрасположенность, почему они оказались без внимания? Если есть предрасположенность у какого-то ребёнка к каким-то шалостям рискованным, тогда, значит, больше посматривать за ним надо. И всего лишь. И корректировать по мере того, что будет возникать».

27. «То есть в такой ситуации пороть ребёнка не надо?»

28. «Это надо выпороть надсмотрщика».

29. «Девочка – участница этой ситуации. Допустимо ли будет запретить ей ходить с этими мальчиками в лес, чтобы она была в поле моего зрения, играла с ними возле дома?»

30. «Ну, если есть склонность такая, всё, значит, ты держишь во внимании».

31. «Да, потому что я не могу за ними следить».

32. «Всё, значит, тогда только в поле внимания чтобы это было».

33. «И я вижу, что она ещё неготова к таким беседам».

34. «Это уже сама смотришь. Но в таких случаях именно внимание надо уделять. Либо как-то что-то организовать таким образом, что это будет под вниманием каким-то находиться. Если есть склонность у ребёнка как-то проказничать, что-то сделать очень рисковое, только одно можно подсказать – внимание.

35. Тут не он виноват. Это уже идёт его познание мира. И у ребёнка оно по-разному бывает; ощущение опасности какой-то, неправильности очень разное бывает.

36. В таком возрасте (если это очень маленькие дети) им всё интересно, вообще всё. К чему бы они ни прикоснулись, во что бы ни вторглись, им всё будет интересно. Но это может быть и опасно. Может быть не опасно, а может быть и очень опасно. То есть тут желательно, конечно, присматривать. Это не вина у них, им просто интересно. Это нормальное явление познания жизни».

37. «Когда я её стала спрашивать, зачем они это делают…»

38. «Им объяснить будет трудно. Любопытно – и всё. А что она объяснит-то?»

39. «Я заметила, что у неё страх, как бы стыд какой-то. То есть здесь лучше не давить, да?»

40. «Конечно. Это нормально, да. Потому что она даже не знает, что правильно, а что неправильно… То есть это не то поле мышления, которое уже используют взрослые. Всё гораздо проще, там нет каких-то коварных замыслов у них, им всё интересно».

41. «Почему тогда, если для них это нормально, они как бы испугались, когда меня заметили?»

42. «Они предполагают, что вдруг они делают что-то неправильное (но они же не видят, что вы каждый день этим сами занимаетесь), вдруг это что-то, за что могут поругать.

43. Но это ещё не такая степень мышления, когда, дальше размышляя, надо для себя строго, чётко осознать: значит, так нельзя делать. Такого окончания в их мышлении нет. «За это могут поругать» – да, но то, что это нельзя делать,– такого нет у них (просто пока, может быть, нельзя; потом, может быть, можно будет). Поэтому – испуг у них, естественно. Ну, к этому тоже надо с пониманием относиться».

44. «Учитель, может ли в какой-то момент сложное психологическое состояние быть поводом, чтобы не идти в дом к заказчику делать какую-то работу, дабы своим состоянием не нарушить благостную атмосферу дома?»

45. «Возможно такое, конечно. Возможно.

46. Тоже так трезво надо смотреть… Вдруг очень важно там что-то исправить. И для заказчика может быть дороже то, что ты сделаешь, чем атмосфера психологическая.

47. Может быть, ты зайдёшь, начнёшь расшвыривать, ругаться – им, может быть, это всё мелочи. Главное, чтобы ты отремонтировал вот эту штуку, чтоб она светилась у него, без чего он жить не может. Ну, тогда не смотри на это, иди. Поэтому тут тоже, видишь, надо умело подойти.

48. Либо проснулся: «Что-то настроение неважное, никуда я не пойду сегодня». На другой день опять неважное настроение: «Опять не пойду никуда, не буду расстраивать своим видом ходить. Вдруг что-нибудь почувствуют». И вообще никуда не ходишь. Так в привычку войдёт потом.

49. Видишь, тут разные варианты, если мы говорим о каком-то неважном настроении. Поэтому зависит от того, что ты делаешь. И на самом деле что за состояние у тебя, какое оно? Действительно ли очень особенное и ты просто смущаешься? Ну, можно по-разному действовать уже».

50. «Здравствуй, Учитель. Как поступил бы верующий мужчина в такой ситуации? После работы под дождём, промокший, встретил сестру и на её предложение принести воды отказался, сославшись на то, что надо бы обсохнуть, переодеться дома. Пройдя несколько метров, услышал фразу от сестры: «Спасибо тебе, что ты не принёс мне воды. Вот поэтому у тебя долго женщины не живут, раз так поступаешь». Надо ли было принести воды, если сестра шла за водой (расстояние от дома – сорок метров)? Или извиниться и отказаться (что я и сделал, увидев, что сестра сама могла бы это сделать)? Если бы была беременная женщина или явно было бы видно, что трудно ей принести воды, вот тогда бы я принёс, несмотря на то что промок».

51. «Значит, причина не в том, что ты промок? …В данном случае причиной отказа не является то, что ты промок. Ты просто увидел, что женщина и сама бы могла. Да так и скажи: "А что, сама принеси"».

52. «А это допустимо?»

53. «Ты уже спросил, нормально ли мужчине, если женщина попросила о помощи, сказать: «Да сама принесёшь, тут недалеко – сорок метров»… Видишь, вопрос прозвучал бы так – и даже смешно стало бы. А так не хочется задать. А вот про промокшую одежду, что продрогший, зубы клацают…»

54. «Просто у меня образ такой, что если действительно еле тащит…»

55. «Но ты-то про что спрашиваешь? «Нормально ли, если я вижу, что женщина и сама сможет принести, не помогать ей?» – тогда такой вопрос получается. Но он тоже странный, да? Как-то не по-джентельменски».

56. «Просто я же не сделал это действие, и меня это смутило».

57. «Понимаешь, ты сейчас начинаешь хитрить. То есть твой внутренний мир начинает сейчас хитрить. Ты выбираешь постановку фразы выгодную. Я тебе перефразировал по-простому. Потому что то, что ты пробуешь спросить, как будто бы неудобно спрашивать, ведь как будто бы сразу и понятно, что ответить на это можно».

58. «Правильно я понял, что это была потеря, что я не принёс ей воды?»

59. «Ты будь правдив перед самим собой и перед людьми, которые рядом с тобой. То есть если ты видишь, что неуместно в данном случае оказывать помощь, ну, может быть, так прямо и скажи».

60. «Это не будет грубо?»

61. «Смотря как ты сделаешь. Отказ не может в принципе (любой отказ) являться грубостью. Грубость – это форма выражения чего-то. То есть смотря как ты это делаешь. Либо ты можешь гаркнуть так, что там человек присел и вёдра выронил, либо как-то вежливо скажешь, что сейчас в данном случае у тебя это не получится».

62. «Меня смутило то, что раньше я…»

63. «Всегда помогал?»

64. «Да, помогал».

65. «А тут неожиданно отказал?»

66. «Да».

67. «Так вот почему ты отказал? Всегда помогал, а тут неожиданно отказал».

68. «Как-то сработал чувственный мир неадекватно».

69. «Чувственный… И начал притворятся мокрым. Хотя, если бы шла приличная, симпатичная девушка, тогда, наверное, даже если бы ты клацал зубами, пополз бы с этими вёдрами… (Слова Учителя сопровождались смехом слушающих.) Так вот Я тебе говорю: будь правдив перед самим собой».

70. «Это нечистота моя, да?»

71. «Да. Ты начинаешь как будто бы сразу искать какие-то формы и за ними прятаться. Проще эту ситуацию рисуй и сам себе тогда дай ответ уже.

72. Видишь, как только Мне удаётся на простоту вывести, ты уже улыбаешься, потому что знаешь ответ на это, ты догадываешься до него. А форму задаёшь такую, где как будто бы сразу ты и не сообразишь, но где есть вероятность, что, может быть, и удастся что-то удобное для себя вычерпнуть при такой постановке вопроса».

73. «Ещё можно вопрос?»

74. «Давай».

75. «Меня назначили старшим по распределению работ у мальчиков. И когда я как бы строго говорил: «Вот тебе дрова поколоть, тебе воды принести», на следующий день мне ребята высказали: «Ты слишком строго с нами обходишься. Мы не поймём, то ли ты шутишь, то ли говоришь нормально. Ты не даёшь нам выбора. Нам обычно дают выбор: либо воды, либо дрова, либо что-то». Тогда я на следующий день сказал: «Вот, ребята, есть работа – туалет почистить, и ещё надо дрова поколоть». Я им дал выбор. Естественно, они согласились дрова колоть».

76. «Но скажи: "Кто-то из вас должен это сделать"».

77. «Да. Но я-то знал, что дрова поколоть – это один вариант, а туалет почистить – это просто надо было там дорожки смести, от снега убрать и всё. А у них-то в воображении сразу: чистить – это там убирать всё».

78. «Но кто-то должен был на это решиться. Ты ставишь так: «Вы не просто выбираете что-то одно из дел, а я другое сделаю. Вы выбираете, кто из вас одно делает, а кто из вас другое».

79. И если после этого выбора никого не осталось убирать это, так ты скажи: «Так вот вы видите? Значит, вы не умеете выбирать. Тогда приходится мне назначать. Но если я кого-то из вас сейчас назначу, это что будет означать? Я лишаю вас выбора. А тогда как?»

80. Ну, ты порассуждай с ними, дай им возможность оценить, что по-другому не получается, оказывается, что они сами-то не умеют это делать и что требуется кому-то поставить эту задачу. А раз ставишь задачу, ты неизбежно лишаешь выбора. Ну а как по-другому? То есть здесь обстоятельства, где это неизбежно надо сделать».

81. «А самому это допустимо сделать? То есть они колют дрова, а сам чистишь это».

82. «Смотря какую цель ты преследуешь, для чего вы это делаете».

83. «Чтобы они видели, что я могу спокойно…»

84. «Чтобы они видели, что ты можешь почистить спокойно туалет, да? И так каждый день, да?»

85. «Нет не каждый день, а…»

86. «А что?»

87. «Что это нормально».

88. «Что, как только наступит опять выбор, опять ты пойдёшь это сделаешь, да? Они с удовольствием на это согласятся».

89. «А если они увидят…»

90. «…что это легче, чем то, что они рубят дрова? Они согласятся, конечно. Если только подмести тропинки, они согласятся на это. Они все будут за это голосовать – туалет чистить! А ты будешь рубить дрова».

91. «Доброе утро. Учитель, скажи, пожалуйста, благоприятно ли в Городе поднять вопрос о моделировании ситуации отсутствия возможности пользоваться денежной единицей, чтобы это не застало нас врасплох и мы смогли бы продолжить свою жизнедеятельность без больших потерь? Сегодня нет денег, допустим, мы не имеем возможности ими пользоваться, и мы моделируем, где мы берём…»

92. «Или сразу – у нас тропики… Что нам делать? Их нет – и этой ситуации нет, – улыбнулся Учитель. – То есть моделировать как будто бы для чего тогда?

93. Так категорично Я вам не ставил задачу: «Всё, завтра – хотите не хотите – чтобы Я денег в Городе не видел!» Вот когда скажу уже: «Всё…» – тогда сделаем отмашку, выйдем дружно, с праздником, в кучу их свалим, сожжём, и всё, и забудем про их существование. Но пока нет. Но готовьтесь… Вдруг скажу завтра уже. Так что быстрее тратьте. Или приедете с заработка – Я скажу: «Ну всё, привезли? Давайте ссыпайте. Хватит, заканчиваем», – смеялся Учитель вместе со всеми. –

94. Я же до сих пор говорил, что Я не могу так поставить категорично. Конечно, что-то можно этим ускорить. Потому что, если чему-то грянуть, ну хоть что-то вы успеете подготовить и как-то легче вам потом пройти удастся что-то.

95. Но что вы делаете, как вы делаете – за этим Я не смотрю. Кроме той подсказки, что ещё раз недавно вам дал: если уж вы говорите, к примеру, о минимуме, чтобы в минимум не входило то, что вы можете сделать сами. А то вы покупаете то, что на самом деле вы должны делать сами. Это неправильное использование минимума. Минимум – это то, что вы не можете сделать, но в чём пока у вас есть нужда, жизненная нужда…

96. Завтра надо будет деньги куда-нибудь выкинуть, а замены нет. Скажете: «А где нам яйца найти?» Что вам тогда посоветовать? Заведите птицу тогда…

97. Ну, это же такие простые темы. А вы многое закупаете, хотя можете завести это всё у себя и решать эту тему проще гораздо. И гораздо даже здоровее, чем то, что вы завозите, больное, испорченное, изменённое, вы сами подвергаете свой организм ненормальной этой мутации и мучитесь от этого. Это тоже сказывается на вашем здоровье и на психике сказывается. Информацию чужую приносите, информацию деградации заносите и едите её, поглощаете эту энергию – ну и, соответственно, постигаете плоды этих поглощений безудержных».

98. «Но я о другом немножко хотел спросить. Вот это моделирование ситуации, что денег нет, оно в принципе было бы грамотным действием?»

99. «Грамотное – это когда вы правильно всё делаете. То есть когда вы начинаете моделировать и при этом правильно начинаете подбирать факты и осмысливать их соответствующим образом. Тогда это можно назвать грамотным. Просто сам призыв – «промоделируйте!» – нельзя обозначить словом «грамотно».

100. Ну, это как будто бы должно быть естественно у вас, что вы время от времени подумываете: «А не пора ли нам вот то сделать? А не пора ли нам вот это? А вдруг вот такое-то обстоятельство может возникнуть? Что у нас к этому готово? Да ничего не готово. А почему? Да вот тут засиделись, тут проспали. Ну, так давайте просыпаться, давайте делать!» То есть вы это совершенно естественно должны обсуждать. Потому что вы же должны стремиться выйти из этой зависимости.

101. А что такое – стремиться выйти из этой зависимости? Это регулярное рассмотрение одной и той же темы, но с каких-то новых позиций, где вы, решив одну тему, дальше рассматриваете, что следующее не решено. И так шаг за шагом вы решаете эту тему. Вот это и есть – стремление выйти из зависимости, в которой находитесь.

102. Если эти шаги не рассматриваются, значит, стремление у вас не проявляется. Ну а раз вы не стремитесь выйти, чего вы тогда слушаете призыв Учителя о том, что всё-таки это надо сделать? Тогда какое-то праздное слушание у вас происходит. Вы всё время надеетесь: а вдруг там это, а вдруг там то… Ну, это несерьёзный взгляд».

103. «Насколько правильно такое понимание, что специфика жизни в Городе не предполагает становления жизненно важных мастерских, где мы, скажем, делали бы себе сами посуду, не зависели бы от покупки мебели?»

104. «У вас это должно подразумеваться. То есть что-то необходимое для этого каким-то образом должно быть сосредоточено в Городе. Всё может случиться. Откуда вы возьмёте посуду? Ну, в деревне тоже просидели, промедлили, к примеру, никто и делать не научился. А если и научился кто-то делать, так ему и свою деревню ещё с трудом надо будет обеспечить. А у вас откуда появится? Из рук будете кушать.

105. Ну, если нет возможности активно этим заниматься сейчас, по крайней мере, должно быть сосредоточено всё то, на что вы можете опереться, чтобы в любой момент запустить это производство. Что для этого сделано? Тут вы можете посмотреть.

106. То есть это не значит, что именно сейчас вы должны во всех сферах открыть мастерские, нет. Но, по крайней мере, приготовить для того, чтобы открыть. Знания должны быть сосредоточены, чтобы в любой момент вы могли начать это делать. Вот это уже следовало бы посмотреть».

107. «Добрый день, Учитель. Такая ситуация… Прихожу в гости к сестре, она начинает угощать блюдом, которое сама приготовила. Ем его и чувствую – такая тяжесть разливается по телу. И в процессе общения выясняется, что она в «горящем» состоянии готовила это. Вот эту информацию, которую как бы принимаешь в себя, потом выжигать снова надо будет, да?»

108. «Если ты чувствуешь, что тебе тяжело, зачем ты продолжаешь есть и наблюдаешь, как разливается внутри тяжесть?»

109. «Ну, неудобно перед человеком, он старался».

110. «Вот видишь, ты самый главный вопрос как раз и не задаёшь – можно ли не есть? Это, конечно, можно не есть, и лучше было бы не есть».

111. «Но когда начала есть, я ещё не знала, что она в таком состоянии готовила».

112. «А потом, когда услышала, что она, оказывается, вот так готовила, и пошла тяжесть?»

113. «Нет. Сначала почувствовала это, а потом узнаю, что она готовила вчера и…»

114. «Если ты почувствовала, вот в этот момент и нужно останавливаться. Скажи: "Что-то немножко не хочется"».

115. «А потом всё равно выжигать приходится это?»

116. «Ну что за термины – «выжигать», «вырубать»… Ты запустила это в себя, теперь тебе не ставится задача – пойти запихать паяльник куда-то и выжечь оттуда. Теперь уже всё, у тебя это разлилось по телу. Ну и живи теперь дальше просто достойно… Оно выйдет, – улыбался Учитель. –

117. Тут специально не надо прилагать к этому усилия. А то вы сами так сложно к этому подходите. Ну, получилось так получилось, бывает такое. Покушал, а потом чувствуешь, что немножко лишнее съел или не то блюдо какое-то, не совсем благоприятное. Ну, что ж дальше? Ну и идёшь, движешься, живёшь. Это не так страшно».
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com