This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 10:11:58 2022 / +0000 GMT

Глава 11


Двадцать первое июня. Встреча с Учителем после слияния.

2. «Учитель, в разговоре мальчика и девочки лет десяти девочка несколько раз говорила мальчику, что он служитель. В разговор вмешался педагог и сказал девочке, что она сама служитель. И добавил, что женщина служит мужчине, а мужчина Богу. И мальчик тут же сказал: «Вот видите, вы должны нам служить». Одного понимания по этой ситуации у нас не было, и вопрос от собрания такой – не было ли ошибки в действиях педагога?»

3. «Так твёрдо нельзя употреблять такое выражение как истину. Все служат Богу. Все. Исполняя законы, вы служите этим законам. Вы их исполняете – вы служите тому Источнику, который эти законы являет.

4. Где бы кто ни был, кем бы кто ни являлся, законы Гармонии требуют от вас служения, исполнения этих законов. Не исполняя эти законы, вы гибнете.

5. А это своеобразная народная мудрость [«женщина служит мужчине, а мужчина Богу» – Вад.]. Нельзя сказать, что это закон. Это своеобразная народная мудрость, которую Я однажды упомянул. И вы её начинаете прокручивать уже с позиций того, что это некий незыблемый закон.

6. Просто здесь есть свои оттенки житейские, особенности свои есть, которые следует учитывать. Но проговаривать это как закон нельзя.

7. Потому что, видишь, сразу возникает своеобразная накладка – мальчик говорит: «Значит, ты должна служить нам». А в то же время можно сказать: «А ты ещё не стал мужчиной. Когда станешь, тогда и разговор будет».

8. То есть вы можете такую простую житейскую ситуацию так, по-простому, обыгрывать. Поэтому вот так и делайте. Не употребляйте это как закон, не проговаривайте».

9. «Учитель, у нас произошла горячая ситуация. Меня в прошлом году на собрании выбрали пожарником-инструктором в Городе. Исходя из этого, я должен наладить работу добровольной пожарной команды, следить за тем, чтобы не было нарушений пожарной безопасности, не было опасных ситуаций, и, следуя российским законам по этому разделу, поглядывать, чтобы в Городе всё было нормально. У меня постоянно идут такие ситуации, когда есть несогласные с этим, и получается напряжение».

10. «Каждый раз вы на собрание тогда выносите ситуацию и дополнительно рассматриваете, чтоб понимание у всех у вас было одно.

11. Если старший избран в Городе, значит, ко всему, что касается его компетенции, его познаний, его умений, они должны относиться с полным доверием и ничего не оспаривать. Поэтому всё, что ты скажешь сделать, они должны сделать. А если им что-то не нравится, то после того, как они сделают, дополнительно на собрании могут упомянуть, насколько видят неэффективными или неуместными такие требования. Но это дополнительный разговор может быть. Но сначала сделать».

12. «Ещё один момент. У меня, как у простого горожанина, тоже есть старший, и я попадаю в «вилку» – я должен исполнить и законы государства, и слово старшего».

13. «Нет, если всё-таки избрали, эту ответственность тебе определили, то тут старшим только ты являешься в этой области. Поэтому, как только какие-то обстоятельства касаются именно этой области каким-то боком, ты сразу становишься старшим в этом отношении».

14. «А если я, видя такое напряжение, хочу уйти с этого поста?»

15. «Другой попадёт в то же самое напряжение».

16. «Будет ли для меня духовной потерей, если я уйду и не будет напряжения?»

17. «Так вот для чего, куда уйти? Из общения? Ты общаешься – человек создаёт напряжение. Отойти от него молча? Или куда уйти?»

18. «Попросить, чтобы меня заменили».

19. «На того, кто будет попадать в эти ситуации? Нужно ли спихнуть с себя тяжесть, чтобы нёс её другой и попадал в те же самые ситуации, а тебе будет духовно легче?»

20. «То есть это будет для меня потеря?»

21. «Конечно, конечно. Если ты видишь, что это тяжело, это сложно делать, то торопиться отказываться нельзя, потому что кто-то, значит, должен это сделать. Но это же тяжело.

22. Если уже стало легко, ты всё наладил и как будто чувствуешь, что больше бездельничаешь, тогда можно поискать, может быть, того человека, кто пока не мог найти себя на каком-то другом поприще и на время какое-то мог бы тебя заменить. Но ты знаешь: ты отдаёшь то, что сделано».

23. «Спасибо».

24. «Мужчина третий год опекает недееспособную девочку-сироту. В этом ему помогает сестра, которая, на взгляд мужчины, очень хорошо о ней заботится, любит её. В последнее время у девочки появились очень настойчивые требования, она проговаривает мужчине: «Хочу, чтобы у меня была мама». Почти каждой второй гостье в доме она говорит: «Я хочу, чтобы ты была моей мамой». При этом слова «нет на то Воли Бога» или «дети родителей не выбирают» её не успокаивают. Как правильно реагировать на эту ситуацию?»

25. «Не совсем нормальный вопрос – как реагировать? Нормально реагировать, по-хорошему. Ты другое пытаешься спросить. Задавая этот вопрос, ты на самом деле спрашиваешь, какие слова сказать, чтобы сразу ей всё было понятно».

26. «Наверное, так. Да, Учитель».

27. «Но так не получится. Нельзя вам найти такие слова в горячих для вас ситуациях, чтоб вам тут же стало всё понятно.

28. Если вы на чём-то загораетесь, начинаете переживать, это означает, что эта ситуация у вас возникла именно как раз на основе недостатка нужного житейского опыта, мудрости. И вы горите, вы не знаете, как правильно отреагировать. Вы пытаетесь реагировать так, как вы склонны реагировать. А это неправильная реакция, и она жжёт вас.

29. Значит, вам нужно пройти как-то ситуацию, научиться терпеть, научиться правильно находить образы внутри себя, чтобы дальше уже доверяться этим образам, хотя им трудно довериться, они не ваши, они не рождены вашим естеством.

30. Они появляются только на уровне сознания, вы придумываете их, вы создаёте их искусственно, ориентируясь на законы, которые вам даны, которые, как мы уже говорили, вы прежде принимаете сознанием своим, и в них не всё соответствует вашей душе.

31. Потому что эта часть вашей души должна приподняться ещё к этим законам, она ещё должна почувствовать это всё. Туда нужно привести себя силой воли. Поэтому многие законы вы, как правило, должны исполнять именно на волевых усилиях. А всё, что вам легко даётся, – это то, что вам соответствует. Этому не надо учиться, вы уже соответствуете этому.

32. Но если мы говорим об Учении, о том, что нужно подняться на какие-то высоты, это всё предполагает обязательное, однозначное волевое усилие с вашей стороны.

33. И чем выше, чем круче где-то надо что-то преодолеть, тем больше от вас требуется именно ваших собственных усилий. Никто вас туда не подтолкнёт, только вы сами.

34. И перед Законом, который существует в Гармонии, в естестве Мироздания, нет понятий «маленький», «младенец», «взрослый», «пожилой», «старец». Таких категорий не существует. Закон один и одинаково действует на всех.

35. Есть определённое смягчающее обстоятельство – то, на каком уровне сознание человека находится. У младенца одно сознание, он по-другому фиксирует происходящую реальность, и другой совсем спрос идёт с него. И по мере того как меняется ваше сознание, меняется спрос, ложащийся на каждого из вас.

36. Поэтому сейчас у неё испытание, где ты будешь пробовать что-то объяснять. Но сразу успокоить не удастся, пока она не поймёт этого сама. А пока это только информация приходит в её голову, но не соответствует её пониманию внутреннему, она может не доверять этой информации. Она может её слышать, запуская в одно ухо и выпуская в другое, где ничего не остаётся в голове. Может, где-то запомнит, но нужно время.

37. А с вашей стороны, тех, кто находится рядом, надо уметь терпеливо к этому относиться, пробуя пояснить, что, если это мама, значит, она должна быть уже, по крайней мере, твоей женой. Это не человек, который временно зашёл в дом. Мы же говорим «мама» о человеке, который живёт долго, который опекает долго, выращивает, заботится, и она должна быть долго, а не заскочить на короткий период времени.

38. Но раз это должна быть жена, рядом находясь, это уже другие категории, это ответственность, которую уже взрослые призваны определить. Иначе им трудно будет вместе существовать, если неправильно они подойдут друг к другу, не составят вместе единство.

39. Это опять будет трагедия. Девочка скажет: «Зачем тогда выбирать маму, если через некоторое время она уйдёт?» Она согласится на маму, но получится, что папе с мамой никак не удаётся нормально выстроить жизнь и становится непосильной ноша этого единства. Тогда придётся разойтись, и тогда опять придётся терять маму.

40. Это уже слова, которые вы призваны уметь находить в разных ситуациях, в общении. Но нужно время. Нужно время, когда этот маленький человек созревает и начинает понимать, что происходит вокруг него, рядом с ним, и будет мудреть.

41. Это, конечно, грустная ситуация. Очень хорошо, чтоб у ребёнка были и мама и папа. Было бы очень хорошо. Но вы живёте во времени, где этого лишены очень многие. Такова пока цена жизни самоуверенного человека».

42. «Благодарю, Учитель».

43. «Учитель, Ты говорил, что верующий человек в первую очередь наполняется мыслями о Боге. То есть достаточно думать, что есть Отец, есть частица Отца в тебе, молиться той молитвой, которую Ты дал, либо что-то ещё нужно?»

44. «Нет. Если этих мыслей не так много в виде образов возникает в вашей голове, только лишь менять один образ на второй, третий и опять заново на первый, второй, третий – это не так обязательно. Но это иметь внутри себя, подразумевать постоянно, конечно, важно, когда ты, куда бы ни посмотрел, уже подразумеваешь присутствие Бога везде, во всём.

45. Ты общаешься с человеком – ты так же (особенно в этом случае) начинаешь подразумевать присутствие Бога и в нём, то есть проявление тех законов, которые для тебя очень важны, очень полезны и которые ты должен постичь. Познать, присмотреться внимательно, не отторгать этого человека, потому что ты сразу же отторгнешь то Божье, что находится в нём. Уметь ко всему присматриваться, всегда помня, что за всем стоит Божье».

46. «А Ты сам постоянно чувствуешь присутствие Отца в себе?»

47. «Я не задумываюсь над этим вопросом, это не требуется», – смеясь сказал Учитель.

48. «Для нас это новая дорога, нехоженая, а Ты же более близок к Отцу».

49. «Мне сложно будет сказать. Я не знаю, как вы чувствуете. Я же не могу иметь ваши чувства, чтобы ощутить, как вы это чувствуете и как Я, чтобы дать сравнение какое-то. Мне не нужно задумываться над этим, у Меня в этом отношении нет проблем», – улыбался Учитель.

50. «Если, сливаясь с Тобой, хочешь почувствовать… Ты же всё равно в теле, приближённом к нам…»

51. «Это важно. Да, это важно. Доверие в этом случае Учителю – это очень важно, потому что Он – это то зримое, что хоть как-то вам удаётся видеть, чувствовать, с кем удаётся общаться. То есть что-то, что привычно для вас. Это сближает, это даёт более доступную возможность вам теснее прикоснуться к тем законам, вибрациям, которые существуют и идут от Отца вашего. Конечно, это важно.

52. Поэтому присутствие Учителя очень для человека важно, а не просто упоминание, что Бог есть – почувствуйте Его. И каждый, кто во что горазд, начинает: «Я чувствую!..» – и что-то там кричит. Другой: «Я тоже чувствую!» Все чувствуют. И начинаем сравнивать, что они чувствуют. А все чувствуют что-то разное, и порой настолько разное, что оно даже не соединяется в одно.

53. Но человек же что-то действительно чувствует. И когда у него нет чего-то зримого, что он привык сравнивать, ему легко заблудиться.

54. Поэтому очень важно, чтоб вы ещё что-то могли видеть, чувствовать, слышать, опираться на то, что вам привычно, что уже выработалось тысячелетиями, чему вы доверяете, что можете потрогать. Вот такой простой образ. Он очень важен именно для человека.

55. А когда вы будете постепенно раскрываться, всё больше освобождаясь от лишнего, эта проблема, конечно же, во многом уйдёт».

56. «Ещё такой момент. Есть наполнение, которое идёт от Отца, от отношений между людьми, если исполняются законы Отца. И есть момент наполнения природой, вкусовыми ощущениями, музыкой. Насколько думы об Отце автономны, чтобы не зависеть от других внешних факторов, которые нужны физическому телу?»

57. «Не совсем понятно. Что за автономность и независимость?»

58. «Всё равно наполняет вкусная еда, музыка…»

59. «Да, да, это нормально. Это простая эмоциональная окраска, которая тоже играет роль для вас. Ваш мир главный – в ваших проявлениях, это чувства. Вы не компьютеры. То есть вы не являетесь носителями такого разума, когда будет требоваться от вас только разумное, рациональное мышление, подход рационалистический. Нет. Вы призваны подходить ко всему чувственно.

60. И вот именно как раз даже такая мелочь, как вкусная пища, играет роль. Нельзя относиться к этому аскетично…

61. Конечно, если вы находитесь в ситуации, когда вам покушать нечего, вы должны уметь благодарно скушать лепесток, лепёшку, всё, что найдёте на своей дороге (если это хоть как-то может быть съедобным и действительно может утолить вашу жажду), и возблагодарить Бога, что даже это есть у вас, а не просто пустыня, где и положить в рот нечего. Уже вы должны быть благодарны.

62. Но если вы можете и есть возможность у вас удовлетворить даже вкусовые ощущения, чтоб это вызвало приятные эмоции, это немаловажно. Это уже связано с вашими чувствами, даёт окраску нужную вашим чувствам.

63. Поэтому в вашей жизни и предусмотрено развитие культурных ценностей, вы призваны быть творцами чего-то красивого.

64. Но по-настоящему красивое нельзя создавать без чувств, иначе вы можете столкнуться… Этого немало сейчас на Земле есть, когда кто-то начинает что-то рисовать, говорит: «Мне диктуют, я чувствую – там какой-то ящик над головой и сейчас мной вот так вот водит». Вы смотрите – да, действительно, какие-то линии любопытные. Там да, там может быть энергия заложена определённая.

65. Потому что любое движение линии задаёт вибрацию, определённый сгусток вибраций создаёт. И определённое сочетание линий может создать очень мощную энергию.

66. Пока вы этим не владеете (и это очень хорошо), хотя и гоняетесь за тем, чтобы узнать какую-нибудь «кракозябру», чтобы всё вспыхнуло, взорвалось.

67. Так вот одно дело – линия энергию передаёт. Это существует в гармонии Мироздания. Но то, что вы призваны рождать… вы не просто линию должны рождать, вы должны рождать нечто уникальное, особенное, наполненное вашими чувствами. А это обязательно должно быть связано с тем, что вам нравится. Вы должны чувствовать удовлетворение – вам нравится.

68. И пока именно ваш уровень души не будет соответствовать нужным параметрам, всё, что вам нравится, будет на самом деле постольку-поскольку красивым и хорошим.

69. На выставках можно много всего увидеть, и художник смело скажет – ему это нравится. Но когда вы посмотрите на то, что он показывает, смотреть не захочется. Ну а ему-то же нравится.

70. Поэтому далеко не каждый человек, у которого есть некие бумажные предметы, на которых написано, что он художник и поэт, действительно способен рождать что-то хорошее, полезное ближним.

71. Просто идёт эгоистическое самовыражение: ему нравится – и всё. А если кто-то не понимает, они не доросли. Но он уже большой (он сам себя так определяет), у него тем более бумажечка есть, там написано (там много печатей!), что он большой. Вот он ходит и всем пробует показать свою такую большую возможность. А её никак не могут заметить, все проходят мимо.

72. Так вот вы должны прежде всего обязательно поднять свой духовный уровень до нужных параметров, которые называются отправной точкой.

73. Как вы уже знаете, это нулевой уровень, только лишь от которого у вас открывается нормальная возможность творить. До этого нулевого уровня вы сейчас пробуете подняться.

74. И когда вы приступите к сотворению уже главному, очень важно будет ориентироваться на то, насколько вам что-то нравится. Это будет очень важно, вы вложите туда чувство любования. Это энергия, которую сознанием никак не вложишь. Там её нет, в сознании, это совсем другой род энергии. Вы должны это уметь вкладывать.

75. Поэтому для вас чувственное развитие очень важно. И эмоциональные окраски, которые вы приобретаете в чём-то (в любовании, во вкусовых каких-то переживаниях), тоже играют роль. Поэтому, если вы можете, вкусно, приятно покушать и получить приятное впечатление от употребления этой пищи, это важно для чувств».

76. «Учитель, правильно для верующего человека искать источник вдохновения внутри, в сути, Отцом заложенной, в душе?»

77. «Не совсем понятно. Источник вдохновения внутри… Не совсем понятен образ. Вдохновением будет являться всё то, что тебе понравится».

78. «Понравится?»

79. «Конечно. А понравится то, до чего ты дозрел. Если ты перезреешь временное что-то, тебе оно перестанет нравиться. Ты пойдёшь к чему-то следующему. Если ты дозреешь до чего-то не временного, а большого, то оно всегда будет (долго, в течение длительного времени) нравиться.

80. Поэтому по жизни вы выбираете то и вдохновляетесь тем, к чему вы прикоснулись и что вы уже оказались в состоянии воспринимать нормально.

81. Ведь что-то действительно красивое тоже не всегда воспринимают нормально люди. Взять даже любование окружающей природой, которая по сути является эталоном того, на что призван равняться человек, пробуя выразить красивое. Ведь вы по природе своей рождены на этой Земле сейчас, и ваше устройство внутреннее всё, естество настроено на то, чтобы воспринимать гармонично окружающее пространство, а чувства – любоваться этим пространством. То есть вы настроены на это.

82. Даже если вы увидите какую-то другую красивую планету, с каким-то уникальным природным миром, вы можете удивиться, потому что сработает любопытство (что-то необычное!), но любоваться так, как любуетесь вы окружающей земной, родной природой вы уже не сможете, потому что природа вашего естества настроена на эту природу.

83. И вот этот эталон природы уже существует. Вы видите красивый закат, облака, отблески всевозможные лучей солнечных, дождь, радугу – много прекрасного на Земле есть, но ведь не каждый этим может полюбоваться. Кто-то взглянет и ахнет, скажет: «О-о! Как красиво!» – остановился, замер. А кто-то глянул – да и пошёл дальше, ему не до этого, у него в голове машины, механизм… надо деньги посчитать… Ну, глянул так, мельком. Он не в состоянии ещё пока даже воспринять лучи солнечные, у него другие лучи там где-то снизу бьют, и он никак голову оторвать не может никуда. У него свои лепёшки светящиеся есть, на которых мухи собираются больше, а не пчёлы.

84. Поэтому, видите, ваш внутренний настрой уже определяет, как по-разному вы смотрите даже на то, что является эталоном красивого. А уж на то, что пока ещё могут руки человеческие сделать, – ещё больше сложностей будет.

85. Тут вы по-разному всё делаете, и далеко не всё вас может удовлетворить. И всё зависит от того, до чего вы внутренне сейчас дозрели, – то и вдохновит вас. Увидите, вдохновитесь, почувствуете: «О, как здорово!» – и хочется что-то тоже сделать.

86. То есть настоящая работа мастера призвана подталкивать вас к творчеству. Тоже созидать хочется: «Как здорово это уметь сделать!» А не просто простоял, поскрежетал семечками, попробовал разобрать, что же тут такое-то: «Говорят, хорошее что-то, говорят, красивое…» И пошёл дальше, так и не понимая, что изображено, что там сделал художник. Это, конечно, уже не относится к искусству, это не может вдохновить».

87. «Получается, источник вдохновения постоянно вовне, да?»

88. «По-нормальному, конечно же, нужно искать вдохновение вовне. С эгоистических позиций надо искать вдохновение в себе. Увидел, как у тебя – о! – тут всё изменилось на теле, что-то там появилось интересное, и ты вдохновился: пошёл, выпятил грудь. Ага, вот сейчас хочешь показать это место (у тебя оно там ух и красивое стало такое!), раздвинул так его, вперёд двигаешь, вдохновился своим изменением в теле… Ну, это, конечно, будет детское, эгоистическое такое, природное, примитивное явление.

89. А когда вы вдохновляетесь окружающим, это важно, это умение уже учиться. Очень важно учиться вовне, на том, что вы видите вокруг себя. Потому что на самом деле лучшая мудрость приходит от примера, который рядом происходит, вы на примере учитесь».

90. «Спасибо, Учитель».

91. «Год назад мы с женой решили в отношении нашего старшего сына (18 лет), что, так как он забывает делать все свои домашние дела, мы сами будем за него всё делать. Мы ему сказали об этом, сказали также, что если он захочет где-то помочь, то сам приходит и спрашивает: «Чем я могу вам помочь?» Прошёл год, видимых изменений не произошло, и я стал размышлять на эту тему. Правильно ли было вообще наше такое решение?»

92. «Здесь, сразу скажу, нет эталона какого-то. Всё зависит от качеств родителей, всё зависит от качеств детей. И большое, большое разнообразие здесь происходит.

93. Так как вы рождаетесь не один раз, то и дети появляются на Земле с разным опытом. И сравнивать опыт одной семьи с опытом другой семьи – это очень мало может дать. Потому что у кого-то может появиться такая ситуация, которая не повторяется у тысяч семей, которые вокруг находятся. Хотя все побегут с советами: «Да это надо вот так делать, это вот так делать надо…» А этого так делать будет нельзя. В данной ситуации нужно будет поступить как-то уникально, учитывая вот эти проявляющиеся особенности.

94. То есть это непростая задача, где вы должны уметь сочетать и строгость, и мягкость. Нужно ко всему будет подходить мудро, гибко. Но, опять же, так, как вы умеете, потому что, если это в вашей семье, значит, это рассчитано на ваше умение, где вы, изучая ситуацию, пробуете подойти и так и этак. И это нормально.

95. И если вы, на ваш взгляд, ошиблись в каком-то шаге, это не было ошибкой, это было то, что помогало вам понять то, чего вы не знали. Это нужная часть. Это не нарушение законов Истины, это нормальные, житейские шаги, приводящие к мудрости. Их надо делать.

96. И по мере того, как вы поняли, что, наверное, надо было не так сделать, а по-другому, начинайте делать по-другому, пробуйте, если ещё что-то можно по-другому сделать. Но не сожалейте.

97. Если искренне считали на тот момент, что именно так нужно было подойти, это был нормальный шаг. Он не всегда мог быть действительно правильным, но для вас он был нормальный. Можете что-то дальше пробовать поменять – меняйте. Но дать какую-то одну рекомендацию: «Вот, дети 18 лет – вот так, так, так сделать» – будет нельзя.

98. Хотя было бы неплохо создавать некие школы, условно говоря монастырь своеобразный (но это чисто условное выражение такое – «монастырь»). Вот что-то подобное можно, где мальчики собираются и с наставниками интересными, мастерами учатся очень многому: мастерству жизни, общению друг с другом.

99. Где мастер может всегда присмотреть и помогать понять какие-то горячие ситуации, часто возникающие у них. Ведь молодёжи всегда хочется что-то утвердить, доказать, чего-то быстро добиться. То есть такие подходы очень горячие ко всему. И они легко сталкиваются друг с другом, все зажигаются. Вот надо уметь эти конфликты разглаживать.

100. И если в этом конфликте, в этой ситуации кто-то как будто бы старается увильнуть от работы, то даже было бы интересно, когда все остальные берут и делают. Он сам почувствует как-то неуютно себя, потому что его сверстники делают это безропотно и с интересом. И ему тоже станет интересно, это зажжёт его.

101. А когда рядом нет такого примера сверстника… Вот был бы брат там, другой, сестра – и они работают, они делают, а он ходит и не включается в эту работу, ему бы начинало становиться стыдно, то есть совести начинал бы грызть червячок, как-то неуютно он бы начал себя чувствовать.

102. Примера нет – сложнее. Папа, мама сказали, что они сами сделают, – ну и замечательно, гора с плеч, пусть делают. Это может и не включить его, совесть может не включиться, далеко не у каждого она может включиться. Хотя у кого-то вполне это может быть.

103. Но вот это всё и есть разница. Разница, с каким опытом приходит ребёнок в эту жизнь. У одного сразу включится, ему будет так стыдно, что родители за него это делают. Ему потом одного этого урока достаточно будет, одного дня, одного какого-то события на всю оставшуюся жизнь может хватить. А кто-то обрадуется, его опыт не позволяет это увидеть».

104. «В этом случае, получается, задача родителей – просто смотреть, наблюдать и пробовать какие-то разные варианты поведения?»

105. «И пробовать, да. Ваша задача – попробовать приучить его к работе. Но старайтесь это сделать наиболее благоприятно, чтоб не просто вы в своём стремлении наоборот сделали – отучили его, что он перестал вообще это любить. Можно перегнуть в своих усердиях, свои возможности неправильно применить и добиться даже противоположного результата».

106. «Я заметил, что, когда с ним вместе что-то делаешь, он с удовольствием соглашается. А если ему даёшь задание: «Ты вечером должен сделать то-то», он уже по-другому относится».

107. «Ну да, это может быть уже посложнее. Одному идти – это не всегда настрой есть. Пример бывает очень важен – когда рядом есть что-то аналогичное».

108. «Я для себя понял, что он эту ответственность не тянет».

109. «Не в состоянии даже её взять – может и так быть».

110. «Учитель, скажи, пожалуйста, можно ли у мужа спрашивать: “Тебе нравится эта еда или нет?”»

111. «Можно спрашивать. Женщине можно спрашивать, да. Мужчине бегать перед женщиной так нежелательно».

112. «Понятно. Правильно ли я понимаю, что если я готовлю, то в первую очередь мне самой должно это нравиться?»

113. «То, что ты готовишь?»

114. «Да».

115. «Ну, желательно, желательно. Потому что ты делаешь с чувством, и чем больше соответствует это твоим чувствам, тем насыщеннее, наполненнее становится то произведение, которое ты делаешь».

116. «То есть если оно мне нравится, я передаю свои чувства, да?»

117. «Было бы неплохо, если б это же нравилось и твоему мужу. Это будет говорить о том, что вы уже находите что-то общее, вы как бы так сближаетесь. А то ты можешь сделать: «Ну мне же нравится! Почему ты не ешь?» – сама в восторге, а он проглотить никак не может. И ты прямо так: «Ну, ты что? Что это такое? Ты не любишь меня». И начнётся…»

118. «То есть если мне нравится и ему, то чувственный уровень у нас примерно одинаковый?»

119. «В этом отношении, да, вы, значит, близки. Это очень хорошо. Это уже снимает проблемы, легко становится.

120. Очень важно, чтоб вы умели сближаться, относиться с пониманием друг к другу. И чем ближе вы будете так срастаться, вот эти все нюансы будут очень близки, может быть не одно и то же, но очень близки».

121. «А можно ещё спросить? Насколько для жены, помощницы мужу, служительницы допустимо выехать из Города, для того чтобы помочь своей бабушке сюда приехать (она бы хотела, но сама не может)?»

122. «А это естественно становится. Все ваши родители, близкие, родственники если уже достигают какого-то возраста и становятся малоспособными к самостоятельной жизни, вы ответственны за них. И если они тем более хотели бы, но не могут…»

123. «Она хотела бы, но на время. Посмотреть ей хотелось бы, побыть здесь…»

124. «Попробовать такое возможно. Вы несёте определённую ответственность. Вот если уже человек отказывается ехать к вам, тогда ответственность эта с вас снимается, потому что это делает он выбор».

125. «Учитель, у меня наступило состояние безысходности, – со слезами проговорила женщина. – На собрании два брата достаточно резко высказали свои мнения на одну тему. И я сейчас нахожусь в сложном состоянии, не могу понять почему. То ли это требование, чтобы было единство между мужчинами, то ли какие-то мои отрицательные домысливания. Не знаю даже».

126. «Два брата рядом высказали свои какие-то разные взгляды на одно явление, да?»

127. «Да».

128. «Ты недовольна?»

129. «У меня, видимо, страх пошёл».

130. «Ты спрашиваешь, что это такое?»

131. «У меня просто внутри наступила безысходность».

132. «От того, что два брата имеют разный взгляд на одно явление?»

133. «Как бы разговор их, тон, не единство…»

134. «Да, это повышенное требование. Очень большое, повышенное требование к ближним. Это опасная ситуация, потому что ты либо проявишь агрессию к ним, либо будешь говорить о безысходности. То есть у тебя может так постепенно и апатия возникнуть. Нельзя так реагировать, потому что это неумение принять ближних такими, какие они есть. Это и есть ложное представление у тех, кто пытается критически смотреть на всё, что здесь происходит, пытается нечто аналогичное, примитивное использовать, когда в этом случае говорят: «Ну, раз они приехали, они же верующие, значит, они должны сделать правильно всё».

135. Получается, каждый, кто назвал себя верующим или как-то проявил себя в своей готовности идти по Пути Веры, неизбежно берёт ту ответственность, когда ближние, ещё недостаточно мудрые, будут на него смотреть уже как на святого. То есть смотреть, чтобы каждый шаг он сделал только правильно, идеально. И если он не сделал его, они скажут: «Ну какой же ты верующий! Ты вот то сделал, тут споткнулся…» Это неправильный взгляд.

136. Верующий – это, по сути, тот же самый больной, только поверивший и уже понявший, что он болен, оказывается, и действительно надо лечиться. Все вокруг считают себя здоровыми. Но в болезни они имеют ту же самую особенность – они все больны, но они уверены, что здоровы. И вот верующий этим и отличается.

137. И насколько каждый верующий старается правильно пройти по Пути Истины, настолько он начинает исцеляться. Но он начинает исцеляться. У него идёт процесс исцеления, но он ещё пока болен.

138. А болезней-то грозди! Каких только нет, оказывается, внутри: и зависть, и страх, и жадность, и злоба, обиды… Там такие куски! И всё это надо лечить, и за каждый отдельно браться, каждый отдельно полировать, чистить, прибираться внутри себя. Это работа огромная.

139. Поэтому смотреть и сразу ожидать от ближних: «Ну как же так? Мужчины… Так они же должны!..» Ну, конечно, должны. И однажды смогут. Но потерпите сто, двести лет. Ну, чуть-чуть. Это же ерунда во Вселенной. Чуть-чуть – и вот уже скоро они сделают. Но вы же хотите, чтоб сегодня уже получилось. Ну, не сегодня, но завтра уж – это уже всё, это уже край. Ну, видите?

140. А сколько вы здесь уже находитесь? Уже кто-то больше десяти лет тут находится. И что, он уже светится? Да какой там светится! Но кое-что уже сделал, кое-что уже у него изменилось. Но кое-что. Ведь накопления-то вековые, и изменить за короткий период времени это невозможно. Поэтому к этому надо отнестись терпеливо.

141. Более того, здесь не надо забывать ещё определённое чувство ревности верующего человека. У него определённая ревность есть, то есть определённая готовность, стремление, жажда сделать правильно, лучше, чтоб это действительно привело к победе торжества Истины. И вот эта ревность придаёт некоторую горячность.

142. А ведь вы разные: кто-то плавный такой, движется покачиваясь; кто-то мечется из угла в угол. Вы имеете разные особенности характера. Но тот, кто склонен метаться, конечно, более резко, громко начнёт пробовать утверждать. Но он, естественно, столкнётся с тем, кто так не видит. И у них легко могут возгореться такие горячие споры.

143. Это нормально, это естество. Он не сможет по-другому. Ему надо дать это сделать. И ведь он столкнётся с тем, с кем надо столкнуться. И если у того, кто от этого даже немножко пострадает, шишка появится где-то, это нормально.

144. Потому что он тоже начнёт разбираться: «Что-то здесь как-то не совсем правильно… Шишка-то появилась!» И вот он должен тоже разобраться, либо ставить шишку в ответ, либо как-то по-другому взглянуть: «Ну, шишка так шишка, ладно, сам виноват». То есть это то, что должно привести вас к мудрости, к познаниям привести».

145. «Это всё-таки мои страхи, я так понимаю?»

146. «Конечно, конечно. Это очень большое требование к ближним, очень хочется, чтоб они, если уж собрались… чтобы даже шапку одеть не могли – там уже нимб, он мешает одеть шляпу.

147. А какой там нимб? Там ещё пока мышиные крылья. Они начинают уменьшаться, но они ещё пока не оторвались, они ещё сзади, такие чёрненькие. Поэтому ещё работать надо.

148. Поэтому надо просто снисходительно отнестись, по-доброму, с пониманием, не подозревать в них врагов. Это хорошие люди, которые пока не умеют очень многого. И они и будут спотыкаться, это естественно.

149. Надо успокоить это, взбодрить как-то, добрым словом что-то сгладить попробовать, что-то напомнить, может быть даже промолчать. Тут по-разному на всё нужно будет реагировать, в зависимости уже от вашей мудрости, умений это будет происходить. Но здесь одного стандарта не может быть.

150. Главное – учиться понимать друг друга. Пока люди не станут устремляться друг к другу в стремлении понять друг друга и довериться друг другу, чтобы перестать бояться, – говорить о единстве, о развитии забудьте, этого не может быть в принципе.

151. Поэтому первая задача (если вы хотите говорить о чём-то, что призвано привести к прогрессу, нормальному развитию человечества, вообще нормальному становлению Семьи на одной Земле) – это умение общаться друг с другом. Именно умение. То, как вы воспринимаете друг друга, а не то, как хитро вы какие-то операции можете провернуть на уровне своего сознания, какие таланты вы ещё имеете, не это будет главное.

152. Это важно – определённые таланты, которые вы смогли всё-таки опытом каким-то добиться в себе, но не является основой, не является тем важным, контрольным, от чего зависит на самом деле благополучие вашего общества. Совместное проживание – это и есть главная задача. Научиться жить вместе и именно воспринимать правильно друг друга.

153. Эта задача не решается, не решалась никогда. Пытались найти какие-то другие образы в ритуальных проявлениях, в каких-то упражнениях, которые якобы призваны были спасти человека. Нет. Люди не меняли своё отношение друг к другу, и это было большой ошибкой.

154. Но если поменяете отношение друг к другу, всё остальное, что придумывалось как благо, отпадёт, и вы сами увидите, что это всё пустое. Это всё была иллюзия, обманка, которая призвана была просто немножко на время успокоить ваше мечущееся сознание, что вы якобы ступили на Путь Истины. Но это ложный путь.

155. Пока вы не станете добрыми, не станете любить друг друга по-настоящему, доверяться, а значит, не бояться, уметь с пониманием отнестись к тому, что как слабость может проявиться в ком-то из вас, – если этого не будет, не будет ничего. Будущего, можно сказать, у вас тогда нет. Вы должны будете погибнуть, потому что вы очень вредны в этом случае, потому что всегда будете искать какую-то интригу в ближних, будете подозревать.

156. И чем выше будут подниматься ваши возможности в техническом отношении, в психофизических проявлениях, тем больше будет открываться опасность вашего самоуничтожения. Вы просто друг друга уничтожите, и очень легко.

157. Поэтому как раз эта часть, техническая, сдерживалась долгое время. Но её нельзя бесконечно сдерживать. Поэтому наступает сейчас период быстрого подъёма в отношении научно-техническом. И надо срочно поменять ваш духовный мир, иначе вы быстро себя уничтожите.

158. А долгое время у вас было очень важное, благодатное, когда вы должны были искать, пробовать разбираться, что же вы есть на этой Земле. Но пока результаты ещё маленькие. Ну а сейчас решающее уже наступает.

159. Так вот мы об этом сейчас и говорим. Не говорим о чём-то заоблачном, всё это излишне. Это погремушки, которые призваны удовлетворить только сознание, мечущееся в беспокойстве. Но это не главное. Главное – как вы друг к другу относитесь.

160. Вот вы живёте вместе… И вот теперь мы смотрим, как вы общаетесь, как вы ведёте себя в той или иной горячей ситуации. Вот где законы духовного развития. Всё остальное – это мелочи. Как бы шикарно они ни выглядели, как бы масштабно они ни смотрелись, это всё не главное. А как вы друг к другу относитесь – вот главное.

161. Но чтобы развить эти качества, надо жить вместе. Это нельзя порознь развивать в себе. Для этого надо быть вместе и пробовать, тесно общаясь друг с другом, вскрывать каждую свою язву и учиться её лечить.

162. Но в этом должны быть вы все единомышленники. Потому что, если один лечит, в себе что-то вскрывает, а другому это неинтересно и он с удовольствием пинает вас, будет сложнее пройти этот путь. Кто-то пройдёт и может обрести большую мудрость, но многим из вас это будет сложно, вы сбежите из этих ситуаций.

163. Поэтому нужно, чтоб вы были единомышленники. Тогда мы можем говорить о большом количестве людей, составляющих ваше единение, и о таком количестве, которое будет действительно наиболее оптимальным, благоприятным для того, чтоб вы стали основой будущего человечества.

164. Нельзя на Ноевом Ковчеге спасти только маленькую семью. Этого недостаточно. Нужно много людей, нужны сотни людей, чтоб это благоприятно двинулось дальше.

165. Вот вы сейчас и «варитесь» в этом ковчеге, «варитесь»… залезли на одну палубу и долбите друг друга, требуя друг с друга, не понимая: «Да что ж, сколько ж можно?» Сколько надо, столько и можно. Забудьте про это, не вам определять, сколько надо и сколько это будет длиться.

166. Ваша задача – присматриваться к себе и оценить: как вы реагируете на ситуацию? почему это вы взбунтовались? как вы позволяете себе проявлять эту агрессию и недовольство? Вот и начинается главная работа.

167. Об этом Я много уже говорил вам. И буду много говорить, пока ещё Я тут с вами есть. Потому что это самое главное, ради чего всё сейчас и происходит.

168. Ну вот, пока закончим. Потому что важное вы услышали ещё раз. Надеюсь, следующие шаги сделаете ещё лучше, чем делали до этого дня, ещё лучше встрепенётесь, ещё твёрже станет ваша поступь, ещё крепче проявят себя ваши руки и красивее выразите своё словами.

169. Счастья вам. До встречи».
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com