This page was exported from Последний Завет [ https://slovo.vissarion.ru ]
Export date: Tue Oct 4 11:12:21 2022 / +0000 GMT

Глава 4


Четырнадцатый день апреля. Праздничная литургия завершилась в долине папоротников слиянием с Учителем.

2. После слияния Учитель обратился к верующим с недолгим Словом:

3. «С Праздником, друзья мои! С Праздником замечательным, суть которого хорошо бы, чтобы проявлялась каждый день. Как и при Празднике встречи Нового года Мне не хотелось бы многословия. Разве что вновь упомяну уже существующую интересную поэтическую мудрость.

4. Когда муха залетает в цветущий сад, большой сад, где много цветов, она будет долго летать, пока не найдёт маленькое такое, дурно пахнущее вещество, сядет на него и найдёт своё удовлетворение. А пчела, залетев даже на скотный двор, найдёт маленький одуванчик и будет собирать нектар.

5. Так не забудьте, кто вы, устремлённые собирать нектар. Что ищете, то и находите.

6. Счастья вам, радости! До встреч, где мы продолжим касаться многих истин вашей непростой жизни. С Праздником!»

7. Фрагменты из встреч с Учителем после слияния первого и двадцать второго апреля.

8. «Учитель, будет ли являться слабостью мужчины, если он без приглашения просто в гости зайдёт на чай?»

9. «Без приглашения в чей-то дом зайдёт на чай?»

10. «Да, просто так вот зайдёт…»

11. «То есть с порога заходит: «Дайте мне чаю». Или как на чай он зайдёт? Или увидел через окно: все пьют чай, зашёл – и топчется у порога, чтоб уже его, естественно, пригласили к чаю? То есть что такое «зайти на чай»?»

12. «Вот как раз вторая ситуация. Иду, смотрю: чай пьют. А, зайду, думаю, на чаёк. Захожу: «Привет, ребята!» Вместе побыть всегда хорошо».

13. «Хочется посидеть рядышком?»

14. «Ну да, поболтать, побыть вместе… Просто одна Твоя фраза в меня проникла: «Так ли уж они в этом нуждаются?» Я просто сейчас задумался».

15. «Нет, так можно не заходить. Так вполне можно оказаться навязчивым. И тебя пригласят, но будут думать, что было бы очень хорошо, если б ты не заходил, – улыбнулся Учитель. – По доброте своей люди могут не сказать этого, но вполне может быть так, что это будет навязчиво. Может такое случиться».

16. «Спасибо».

17. «Это, знаешь, как-то ещё возможно, когда у тебя более-менее какая-то уверенность есть, что общение с этими людьми на таком уровне выстроено, когда они всегда рады тебя видеть. Тогда ещё нормально.

18. Но это как-то должно сложиться, где у тебя хоть какая-то в этом уверенность появилась. Тогда можно допустить такую ситуацию. Потому что на самом деле её нельзя обозначить как какую-то явно ненормальную. Хотя определённая доля нескромности присутствует».

19. «А если у меня уверенность по отношению ко многим есть, что это нормально? Я со многими дружу…»

20. «Именно уверенность, что они рады тебя видеть всегда?»

21. «Да, рады меня видеть».

22. «Ты знаешь, эта уверенность больше может появиться, когда ты, допустим, однажды пойдёшь мимо, они тебя увидят, выскочит кто-то и скажет: “А чего не заходишь? Ты же видишь: мы чай пьём. Заходи, садись!”»

23. «Но это и не однажды бывает».

24. «Вот в такой круг можно тогда потом заглянуть вот так, как ты сказал. Тогда это уже можно считать какой-то долей уверенности. Потому что это действие уже проявилось и тебе действительно подсказали уже: если идёшь мимо, заглядывай всегда, в любой момент такой – как увидишь, что сидят за чаем; всегда рады тебе, заходи, не проходи мимо».

25. «То есть я Тебя сейчас так понимаю, что им достаточно один раз сказать: «Ну, что ты не заходишь? Идёшь – заходи давай». Но ведь это может продолжаться довольно-таки долго. Или потом мне на чувства нужно опереться, что уже перебор?»

26. «Ну, это всё равно всё почувствовать, конечно, надо.

27. Просто, бывает, такое Я слышу от кого-то, кто-то может упомянуть про другого человека, что он говорит, говорит… и трудно в его присутствии, он говорит и выпроводить его сложно… Люди попадают в такие ситуации сложные.

28. То есть всё-таки такая ситуация бывает у вас. Поэтому, конечно, нельзя сказать: заходите всегда и говорите. Уже зная эту ситуацию, Я не могу сказать такую подсказку одну.

29. Конечно, надо чувствовать, смотреть за событиями. В какой-то момент все рады, но вполне может быть, что те же самые люди в какой-то момент не хотели бы, чтобы ещё ты зашёл. Это тоже вполне может быть, среди друзей это может быть.

30. Друзья – это не те, кто влюблены в твоё общение и готовы слышать твой голос бесконечно. Нет. Они рады общению с тобой, но бывают такие минуты, когда не хотелось бы, то есть это будет накладка.

31. То есть внутри какие-то переживания, какие-то мысли немножко особенные, и в этот момент привычное общение, которое до этого было, будет неуместно. Вполне такое может быть. Поэтому везде надо чувствовать. Одну подсказку никак нельзя дать будет».

32. «Учитель, можно ли мне петь, участвовать в концертах, если я чувствую, что уже должный какой-то классический профессиональный уровень я потеряла, тот, который был у меня в миру, а здесь я просто прилагаю все усилия, чтобы заниматься сколько остаётся времени?»

33. «К духовному ракурсу это не имеет отношения».

34. «То есть, если меня просят, я могу петь, да?»

35. «Ты сама определяешь, насколько ты видишь благоприятным это действие для себя. Это мастер определяет, здесь никак по-другому не подойти. Нельзя сказать, что ты должна это сделать».

36. «То есть у меня тоже должно быть какое-то удовлетворение, да?»

37. «Конечно, какой-то внутренний контроль у тебя личный должен быть. То есть даже если люди просят, чтобы какой-нибудь художник или какой-то другой творец, мастер сделал что-то, а ему лично это не приносит удовлетворения, то он не должен делать только потому, что за это у него есть возможность заработать деньги или какие-то ценности приобрести.

38. И лучше, конечно, не отдавать такую работу. Если она вам не нравится, тогда сломайте её, уничтожьте её. Это нормально, что вы её не дадите людям, если уже у вас это не отзывается внутри правильно, как хотелось бы».

39. «А если существуют такие высокие классические образцы, до которых просто сейчас очень трудно дотянуться в этих условиях, как быть тогда? Просто не исполнять таких произведений, да? Потому что у нас жизнь такая своеобразная и невозможно уделить профессиональному уровню своему столько времени, сколько необходимо».

40. «Ты не равняйся так на образцы».

41. «На высокие образцы не надо равняться?»

42. «Ты душой твори, у тебя от души должно твориться и удовлетворить твоё чутьё».

43. «На чувственном уровне только определять, могу я выйти к людям или не могу?»

44. «Да, конечно. Иначе получается, если художник не дотягивает до тех образцов, которые уже существуют в мире искусства, так он вообще показывать не должен ничего никому, пока не дотянется до этих вершин. Но так будет неправильно.

45. Главное – от души это твоё чистое, хорошее чувственное проявление, выраженное в музыке, в пении. Здесь вот это будет важным являться.

46. Если тебя просят, и люди хотят услышать, и им действительно это приятно, их действительно наполняет, они ещё больше хотят творить после соприкосновения с твоим творчеством, то ты уже имеешь право делиться своим умением независимо от того, соответствует ли это образцам, где-то запечатлённым, или нет».

47. «Когда у нас праздники бывают, особенно большие, начинаются споры профессиональные вокруг того, какие номера ставить в концерт: кто-то говорит, что это должный профессиональный уровень, а кто-то – не должный. Правильно ли в этом случае опираться на совет музыкантов и если все вместе решили, значит, этот номер поставили?»

48. «Непонятно».

49. «Получается, у нас нет критерия профессионализма. Можно ли…»

50. «Решает старший».

51. «Только старший, один?»

52. «Но вы сами должны определить, как вы будете решать: доверяется ли это одному, или будет доверено группе людей».

53. «Спасибо».

54. «Учитель, было ли благоприятным для моей души помолиться и попросить Отца, чтобы он помог мне пережечь ту негативную программу, которую я передала сыну?»

55. «Это не пережжётся, этого просить нет смысла. Твоя задача – исправлять то, что сегодня ты видишь как неправильное в своих действиях, которые ты торопишься сделать. Вот над этим надо трудиться. Если что-то уже передано, это уже не исправить.

56. Чем больше ты меняешься, тем больше ты можешь ослабить, конечно же, эту программу. Потому что нить тянется… такие ниточки многочисленные между родственниками, особенно между родителями и детьми (ниточки своеобразные такие, чувственные) тянутся. И поэтому, чем лучше ты меняешь себя, лучше становишься, чище становишься, тем тоньше становятся какие-то ниточки, над которыми ты работаешь. А может быть, однажды они и исчезнут.

57. Тогда, конечно, подпитывания уже не будет той программы, которая передалась ребёнку. И уже он своим трудом… уже ему легче будет с этим справиться, если он, опять же, над этим работает. Если нет – оно будет усиливаться у него, даже если исчезла эта ниточка.

58. Сама программа не исчезнет! Уже можно забыть эту идею. Если она передалась, она сама по себе не исчезнет уже».

59. «Ещё один вопрос. Правильно ли было спрашивать у моей дочки разрешения побеседовать с её дочкой, которой уже 18 лет, для того чтобы та поняла ошибочность своего шага перейти жить в общежитие, если есть дом? А дочка мне не разрешила».

60. «Ну, сказать, что это ошибочно, – неверно. Если ребёнок хочет перейти из дома жить в общежитие, однозначно воспринять это как ошибку – неправильно. Нарушения в этом нет.

61. Тут надо смотреть другое – мотив. Допустим, он просто уже ненавидит ситуацию, которая вокруг него в доме складывается, он её терпеть не может, она для него становится невыносима, и он просто хочет сбежать в любые другие условия, и единственное, что подвернулось, – это общежитие. Тогда неправильно.

62. Потому что здесь вопрос ставится в другом: правильно ли сбегать от ситуаций, которые возникли? Не лучше ли их научиться пробовать правильно порешать? То есть уже нужно тогда другой ракурс вопроса рассматривать.

63. А если этот человек просто видит благоприятность других житейских условий, которых он жаждет, какого-то общения, которого у него нет дома, ему просто видится, что там интересней, ему там лучше, он как-то живёт полнее, – да пожалуйста, нормально».

64. «А правильно ли спрашивать разрешения у дочки, если хочу побеседовать с внучкой? И если дочка говорит: «Нет, не надо с ней встречаться», а я чувствую желание всё-таки повстречаться с внучкой и поговорить на какую-то тему, то можно ли пойти на такую встречу?»

65. «Тут хорошо бы посмотреть, с какой позиции ты хочешь пообщаться. Я уже перед этим привёл два варианта. Одно дело – человек хочет сбежать откуда-то из дома, просто сбежать куда-либо. Другое дело – у него действительно желание есть туда пойти, там интересно. Тогда и нет смысла говорить.

66. Но если действительно хочется помочь, потому что видится, что у него там проблема и он хочет от неё сбежать, то поговорить можно, не спрашивая разрешения, потому что с ним, с этим ребёнком, разговаривать может любой человек, который встретится на его пути.

67. И это не значит, что каждый желающий что-то подсказать ребёнку должен сначала поинтересоваться у родителей, а возможно ли такое, чтоб он что-то ему сказал. Такого нет в жизни. Поэтому, как любой человек может пообщаться, так и ты это можешь сделать.

68. Вот если она как-то пробует навязать своей дочке какую-то свою идеологию, потихоньку как-то её туда ввести своими усилиями, а твоя идеология отличается от того, что мама пытается дочке привить, тогда ты не должна тихонечко её перетаскивать в другую сторону, пока девочка сама не спросит тебя, а у тебя какой взгляд на то или иное явление».

69. «Будет ли нескромным, если мужчина предложит женщине опереться на его руку, идя куда-то?»

70. «Смотря что это за ситуация. Может, действительно это явно нужно. Такое тогда вполне может быть».

71. «Когда скользко – это я знаю ответ. А вот просто идём рядом, разговариваем…»

72. «И ты говоришь: «Обопрись на мою руку», хотя нужды в этом нет, да? Ты ж предложить как-то должен».

73. «Ну да».

74. «Или как? Или ты просто сунул в бок руку так, чтоб она сама догадалась, что можно взяться за руку? Ты говоришь: «Ну, обопрись на руку». А  если спросит: «А зачем?» – Учитель улыбнулся. – “Просто так, мне приятно будет”».

75. «Да… я просто размышлял на эту тему. И я подумал, что вроде бы и хорошо, чтобы женщина спросила: «Можно тебя под руку взять?» Но мне-то, я знаю, это приятно было бы. Если я знаю, что мне это будет приятно, могу ли я сказать…»

76. «Но лучше больше разумное предлагай – действительно когда видишь, что это нужно. Для мужчины это больше будет подходить».

77. «Разумной свою сторону я такую увидел: чтобы мы были ближе и что мне было бы приятно…»

78. «Это не разумность. Приятно – это не разумность. Разумность – это когда видно: может поскользнуться, упасть, ушибиться. Вот это разумный подход».

79. «А будет ли разумным такой подход: если ближе будем находиться, то не надо перекрикиваться?»

80. «Ближе? То есть вы идёте так на самом деле, что вам приходится орать друг другу, да? И тогда ты говоришь: «Обопрись на меня», на самом деле подразумевая, что ты подойдёшь поближе.

81. А если просто сказать: «Подойди поближе, а то я просто уже охрип орать. Что это за разговор идёт, когда я тебя еле вижу даже? Подойди, мы хоть спокойно пообщаемся»? Может быть, так предложить? Вот тогда разумно это будет, – улыбался Учитель. –

82. А если она идёт в метре от тебя, то вы вряд ли орёте – вы спокойно говорите».

83. «Так в метре… это ж в метре!»

84. «Ну, скажи: «Подойди, пожалуйста, поближе». Или ты завуалировал? Прежде всего выразил своё желание приятное – прикоснуться? Неважно, что на самом деле громко говорить приходится, главное-то – прикоснуться, и ты в первую очередь предлагаешь прикоснуться, то есть опереться на руку.

85. Здесь преобладает в первую очередь не разумность, а просто чисто чувственные желания. А желания не всегда могут быть разумны.

86. Поэтому здесь лучше будет, когда ты просто предлагаешь подойти поближе. Скажи: «Подойди, пожалуйста, а то мы говорим на таком расстоянии». Ну, нормальное предложение.

87. Но только будь внимателен: есть ли действительно там куда подходить? А то человек рядом, а ты скажешь: «Ещё подойди поближе, что-то не слышу». Чтоб она вплотную уже шептала тебе в ухо, нежно окутывая, и ты, мурлыкая, начал что-то отвечать, путаясь в словах…» – Учитель засмеялся, а вместе с Ним и слушающие.

88. «Меня смущает один вопрос, – продолжил спрашивающий. – Слияние… происходит встреча, и порой какие-то шутки идут, где-то смех… Есть два мнения. Одни считают, что это нормально: атмосфера такая лёгкая и человек спокойно может задать вопрос. А другие говорят: “Когда смех, я боюсь даже спросить, а то вдруг меня осмеют”».

89. «Ага. Я хотел как раз это добавить, но ты дополнительный вопрос задал».

90. «Успел…»

91. «Да, успел. Конечно, это большой недостаток, когда смех, улыбку в данном случае, можно рассматривать с позиции страха. Если кто-то рассматривает так, то это большой будет недостаток этого человека.

92. То есть тут вы должны быть очень внимательными, вы не должны пытаться передо Мной показывать свою умность. Потому что получается, что если Я отвечаю как-то на ваш вопрос и это вызывает улыбку, то как будто бы вы задали какой-то глупый вопрос.

93. И другой человек, боясь оказаться таким же глупым, уже ставит перед собой решение: «Я лучше не буду спрашивать, чтобы не выглядеть таким же глупым, как вот тот человек, который задал и над которым все поулыбались». Это будет большая ошибка – такое умозаключение. Очень большая!

94. Вы должны легко относиться ко многим своим проблемам. Они серьёзные, но ведь порой действительно к ним лучше подойти с улыбкой, и их проще будет решить.

95. Не надо сдвигать брови и говорить: «Ах, ничего себе! Ну, ты попал!..» – и все так прямо вздрогнули, напряглись, мороз по коже побежал… ну всё, смертный грех, теперь только осталось ещё завалиться за углом уже от такой ошибки! Ну, так нет смысла это всё рассматривать.

96. Ошибки, конечно, бывают страшные. Прежде всего сознательные ошибки. Но на самом-то деле вы, собравшиеся здесь, делаете ошибки больше творческого характера, то есть от неумения. Вы стараетесь сделать хорошо, но спотыкаетесь и громко, бывает, падаете, обрызгивая всех остальных грязью, в которую упали, и все начинают возмущаться. На самом деле это всё нормально, это никакая не страшная ошибка.

97. И здесь выигрывать будет каждый, кто не побоится таких улыбок, а будет спрашивать. Ведь он же познаёт, и его желание спросить не должно зависеть от того, как над этим могут посмеяться или как отреагировать могут другие люди.

98. При чём здесь реакция других людей? Вы пришли узнать для себя, как правильно себя повести в каком-то обстоятельстве. Так, значит, если вы спросите, вы обогатитесь на ответ, который получите. Вам лучше, вы богаче стали.

99. И здесь никак нельзя смотреть на то, как на это посмотрят другие. Да как бы они ни смотрели! Чем больше они будут на это смотреть неправильно, тем хуже для них, они беднее будут. А тот, кто спрашивает, у него каждая деталь шлифуется, у него более чёткое возникает понимание в каждой мелочи. А ведь из этих мелочей ткётся уже великое, глобальное.

100. А из чего же оно может ещё собираться, это большое? Только из житейских мелочей, которые каждый день десятками, сотнями происходят в вашей простой, казалось бы, жизни, но от которой зависит судьба всего человечества и вообще всего предначертания, ради которого был рождён человек. Великая цель!

101. Ведь вы к ней идёте своими мелкими, на первый взгляд простыми шагами. А они не простые. Вы учитесь их делать, через эту мелочь вы шлифуете себя, по чуть-чуть прикасаясь каким-то шлифовальным материалом к какому-то предмету.

102. Даже если вы прикасаетесь по одной секунде, по краткому мгновению (даже так!) – с течением времени вы его отшлифуете, этот предмет. Просто чем меньше вы прикасаетесь, тем дольше придётся шлифовать. Но вы его отшлифуете, если всё-таки вы прикасаетесь.

103. Люди когда ходят постоянно в храм, через долгие годы ступени становятся выщербленные такие, с ямками. Ноги потихоньку вышаркивают ступени, камни, гранит. Сначала этого не видно, но с течением времени это начинает быть заметным. Хотя можно сказать: «Ну, что такого – раз наступил? Разве тут я что-то сделал значительное?» Конечно! И со временем это будет всё больше видно.

104. Так и в вашей жизни: каждая мелочь со временем даёт очень большие результаты. И нет тут таких мелочей, на которые можно сказать: да это несерьёзно спрашивать!

105. Для кого-то – это уже несерьёзно, но для кого-то – это важно, если всё-таки этот вопрос у него возникает. Это несерьёзно для того, кто либо уже перешёл эту ступень (и действительно уже решена у него эта задача), либо ещё не дорос до неё.

106. Не видеть можно в двух случаях эту серьёзность: либо ты её действительно перерос, она перестала быть серьёзной; либо ещё не дорос, ты её вообще никак не видишь, поэтому и считаешь сразу это несерьёзным. Но просто не видишь!

107. Поэтому, если всё-таки вопрос возникает, вот это и есть тоже простая школьная задача: а сумейте спросить, не побоявшись того, в каком виде вы предстанете в глазах других людей.

108. Да пусть они хоть засмеются, хоть перепадают от смеха от того, как вы делаете! Вас это не должно коснуться. Вы обратились к Истине и хотите глоток живительной Влаги, маленький. Может быть, простой, но бесценной Влаги. А это уж других проблемы – если они над этим как-то смеются.

109. Поэтому будьте осторожны: вот такие смешки на самом деле дают нехорошие результаты. Ведь вы, посмеявшись неосторожно где-то, напугаете более слабого человека, и он действительно может испугаться задавать вопросы.

110. Но тогда это уже и вы, в свою очередь, стали причиной неприятностей в жизни того человека. Мало того что он сам не решился спросить (это его проблема), но вы соблазнили его к этому, то есть вы подтолкнули к этому ещё больше.

111. Может быть, где-то он бы и решился, но вы, посмеявшись, окончательно лишили его мужества и решительности проявить свой вопрос. Всё, вы поставили ему подножку.

112. И в дальнейших неприятностях, которые будут связаны с незаданным вопросом, вы тоже соучастник. А это по-своему тоже отразится на вашей судьбе. Обязательно! Как любое ваше движение отражается на мире окружающем, так и ответная реакция будет отражена на вас обязательно.

113. Так что тут будьте осторожны. Это уже мудрости надо набираться побольше, чтоб видеть такие нюансы.

114. Поэтому спрашивайте смелее, ни в коем случае не тормозите в этом отношении свои усилия. Это только хуже для вас. Простое такое школьное задание.

115. Вы же, признав в себе болезнь, пошли лечиться. Ну и что, если окружающие посмеются и покажут на вас пальцем, скажут: «О, больной пришёл!» Это всё равно что в больнице все собрались и друг на друга показывают пальцем и смеются: «О, смотрите, больной!»

116. Но… выглядит ли здоровым тогда тот, кто говорит «больной», на других показывая пальцем? Это уже проявление ещё большей болезни».

117. «Учитель, мы смотрели фильм «Остров», и я как-то очень сильно вошла в фильм. Все сидят, весело смотрят. Я попросила: «Ради Бога, дайте посмотреть спокойно». Что это, моя серьёзность? Я никак не могу понять: почему-то некоторые легко посмотрели, а у меня это такое переживание вызвало».

118. «Лучше постараться поменьше реагировать на то, как другие смотрят. Если явно мешают смотреть (громко разговаривают, и ты пропускаешь фразы, не слышишь), тогда лучше, конечно, прекратить пока смотреть и дождаться другого момента, более подходящего, чтоб посмотреть.

119. Но если это явно не мешает, то постарайся не обращать внимания на то, как реагируют. Просто старайся сама смотреть так, как тебе в данном случае благоприятно.

120. Но этот фильм действительно располагает к серьёзному такому просмотру, он такой… глубоко может пробирать человека. Это, можно обозначить, очень удачный фильм, очень произведение удачное».

121. «Учитель, у меня с десяти лет нет силы мысли ввиду определённых обстоятельств. Правильно ли понимание такое, что та реальность, которая складывается передо мной, это то, что мне надо? И естественно, насколько смогу, исполнять сказанное Тобой».

122. «То есть вопрос: правильно ли, что всё, что рядом с тобой происходит, – это то, что тебе надо? Ты это спросил, да?»

123. «Не совсем».

124. «Тогда точнее».

125. «Может быть, такой вопрос: надо ли хотеть чего-то большего, кроме того, что я имею? То есть при моём единственном желании исполнить Волю Бога. Но не всё гладко получается исполнить».

126. «Ещё раз точнее: “Правильно ли стараться сделать больше, чем я умею?”»

127. «Спасибо, я в принципе понял».

128. «Да, ты должен стараться всегда, конечно. Другое дело – ты захотел безошибочно всё делать. Всё, что требуется для человека. Это, конечно, будут думы несерьёзные, такому невозможно будет получиться.

129. Но когда вы стараетесь делать как можно лучше каждый свой новый шаг, он неизбежно будет получаться всё лучше и лучше. О-бя-за-тель-но! То есть здесь очень важно само старание искреннее человека.

130. Одно то, что он пытается для себя определить что-то как доброе (хотя может до конца не понимать этот термин, что под ним подразумевается), обозначив для себя хотя бы даже такую условную направленность, и старается сделать каждый свой шаг именно через это своё видение доброго, – это обязательно будет делать его лучше, он обязательно будет учиться всему необходимому, чтоб действительно это получалось лучше. Это неизбежно будет.

131. Главное, чтоб внутри у вас была поставлена эта задача, пусть даже если вы до конца её не понимаете. Если эта задача не ставится, а вы сумбурно и как вздумается исполняете то, что подвернётся под руку, тогда учиться будет трудно, тогда несколько более сложным будет путь вашего развития, он более круговой будет. Он тем не менее всё равно будет учить, но сложнее будет».

132. «Учитель, как правильно кормить грудью? Можно ли кормить грудью и делать одновременно несколько дел? Или нужно сосредоточиться на кормлении ребёнка и ничего больше не делать?»

133. «Да нет, можно делать…»

134. «И если молитвенное состояние, хорошее?..»

135. «Можно делать. Конечно, можно делать разные дела.

136. А то… Я уж немножко напугался: спросили Меня, как кормить грудью. Ну, думаю, как-то переключились на Меня странно», – засмеялся Учитель.

137. «Подруга спрашивает меня: «В кого ты влюблена?» Не будет ли закрытостью, если я скажу: «Я не хочу отвечать на этот вопрос»?»

138. «Нормально, возможно так. Потому что действительно это не совсем здоровый вопрос. Это больше такое любопытство, где опять же можно спросить: а зачем хочется это узнать? чтобы эту тему как-то обсудить? или для чего?

139. То есть здесь не совсем разумный вопрос на самом деле. Он больше от пустого любопытства. Или даже… другое не будем. Это в лучшем случае пустое любопытство, его прежде будем подразумевать. Поэтому здесь вполне можно сказать: “Да не хотелось бы на эту тему говорить”».

140. «Учитель, у меня во внутреннем мире нет спокойствия по одному вопросу. Когда нам сказали в Обители о возможности выехать в мир на два месяца в течение года, чтобы заработать, и зачитали перечень нужд (телевизор… ещё много чего), то у меня внутри возник вопрос: а как же укореняться?..»

141. «Вообще, так лучше было не перечислять».

142. «Но там было перечислено. И у меня внутренняя реакция: а как же укореняться на земле, выезжая туда?»

143. «Да ты не волнуйся, Коль».

144. «Нормально?»

145. «Ты, главное, действуй так, как считаешь правильным. Проблема будет у того, кто неправильно оценивает. Вы не пытайтесь ограничить другого человека, если он тянется к чему-то лишнему».

146. «Но это экзамен?»

147. «Если он сознательно к этому тянется, это его дела, это его, значит, проблема, он с этим столкнётся. Да пожалуйста! Нравится – ну… Вы, главное, каждый оцените, что вы хотите, как вы понимаете Истину, и выбирайте путь, который вы считаете лично правильным.

148. Вот только на это надо посматривать. Потому что тут насильно не сделаешь всех одинаково чистыми, одинаково сильными духовно, одинаково правильно мыслящими.

149. Потому что надо дать практически к этому прийти всем. Но приложат все разные усилия. Разную грамотность, разное духовное, волевое какое-то усилие приложат, и поэтому разное у всех будет получаться. Это нормально.

150. Вы не бойтесь, что в этом случае какой-то развал происходит. Это не развал. Наоборот – разными усилиями, но вы всё равно пойдёте в одну сторону.

151. Он может купить, а на другой день увидит: «Вот дурак! Потратил столько денег на эту ерунду». Возьмёт и выбросит. Да и ладно! Это уже прозрение, уже мудрость. В следующий раз он уже ошибку не сделает эту. Потратил – ну и ладно, выкинули. Нестрашно. Но через практический шаг он всё-таки становится мудрее.

152. А ты уже знаешь, ты не потратил, ты гораздо более практичное что-то сделал. Спокойно идёшь дальше. А он будет смотреть на тебя. Он телевизорами обложился, сам волнуется, прыгает… что-то не так… смотрит – а Коля спокоен: «А у меня и без телевизора отлично всё идет». Но он дозреет обязательно на таком примере. Поэтому каждый из вас должен своё определить.

153. А так каждому предписать, что сделать, – тоже будет не совсем правильно. Сказать, что у вас вот такая должна быть нужда, вы должны покупать только такие продукты… Оно как будто бы и возможно, но это не совсем верно.

154. Потому что это больше мы строим разумное общество тогда: устанавливаем какие-то порядки, какие-то пункты определяем, и все чётко, разумно, соприкасаясь с пунктами, стараются следовать точно по пункту. Но только от сознания своего. Это будет неверное общество.

155. То есть это попытка в армии такое строить, ещё в каких-то больших организациях попытка это строить. Чтобы к минимуму свести хаотичные перемещения человека внутри этой организации, пытаются это всё образовывать.

156. Но всё равно не получается нормально образовать, потому что внутри этого общества начинает потихонечку каждый куда-то скользить, где-то всё равно своего добиваться… И это никак не затормозишь этими рамками.

157. Вот чисто разумное общество, без духовных особенностей, которыми вы наделены. Там было бы просто, там действительно: а зачем? Нелогично, неразумно, нерационально – не делается. Разумно – делается, нерационально – не делается. То есть всё просто, чётко: бам, бам, бам… повернули – и пошли все вместе. У вас не получится.

158. Поэтому в какой-то мере мы вроде бы и ставим какие-то ограничения. Но всё-таки во всём нельзя. Надо предоставлять определённую свободу, где надо учиться и доверять друг другу, и разрешать друг другу делать какие-то ошибки, которые вы склонны делать и на которых как раз будете учиться. Это будет очень важно.

159. И в то же время где-то, может быть, и поправить друг друга, приостановить в чём-то, может быть, более строго, какими-то выражениями, действиями – тоже возможно. Но это очень непростое условие, оно такое гибкое, подвижное. И тут жёсткие правила, единые для всех, ввести будет нельзя.

160. Это специфика развития человека такова, такова сложность, и она располагает к большому ещё хаотичному проявлению. И это всё надо принять и благосклонно к этому отнестись: ну ладно, хочет – пожалуйста.

161. Вот если встанет выбор… Вы ставите задачу – надо вспахать, а он говорит: «А мне телевизор сейчас срочно требуется». Вот тут вы скажете: «Ну, дорогой мой, может, тебе ещё и пароход требуется? Нет уж, давай, выходи паши». То есть тут уже… мало ли что он хочет. Вы останавливаете и…

162. А если у вас предоставляется возможность заработать на какие-то свои нужды житейские: что-то поправить в хозяйстве… тазиков не хватает, где-то какой-то посуды явно не хватает, каких-то инструментов, орудий труда не хватает на земле работать… То есть у вас таких проблем немало. Получается, на это уже надо разрешить вам заработать, если по-другому пока не получается это приобрести.

163. А зарабатывая, человек, может, сочтёт нужным, что ему ещё и телевизор надо… Да и ладно, пусть купит, если есть такая возможность на него заработать. Ну и ладно! Пусть постоит у него… потом будет шкафом, куда он будет что-то прятать».

164. «Учитель, у меня ещё такой вопрос: может быть такое понятие – «нормальное отношение к аскетизму»?»

165. «Если ты стараешься ограничить себя…»

166. «Или может быть перегиб какой-то в аскетизме?»

167. «Вот тогда уже надо смотреть, что ты хочешь отринуть из своей жизни. То есть это должно быть тоже разумно. Как можно больше отринуть для того, чтоб себя воспитывать, – неправильно так подходить».

168. «Неправильно?»

169. «Да. Потому что мы говорим о построении общества, где должно развиваться искусство, где должны воспитываться дети, должны развиваться ремёсла. А тогда это к аскетизму уже почти не имеет отношения.

170. Аскетизм – это когда почти ничего нет. Вы выходите – руками возделываете землю… взяли камень, немножко помотыжили камнем тут же… то есть в гармонии с природой покопались руками, всё выковыряли лишнее, посадили… Тогда это как-то ещё… да, нормально как будто бы с этих позиций.

171. Но при этом рассматривать рождение детей, воспитание детей, строительство школ, создание мастерских… никак не получится.

172. Поэтому тут надо смотреть индивидуально. Если в данный момент ты не видишь нужды в чём-то, что все устремляются приобрести себе, – конечно, не надо на это соглашаться. То есть ты не должен быть в этом потоке.

173. Мало ли чего все хотят! Ну и что! Чего им ещё взбредёт в голову завтра? То есть этому нельзя следовать. Это уже такой принцип толпы, не должен он на вас распространяться.

174. Вы должны быть индивидуальны в своём развитии. Вы не должны делать шаги только потому, что делают другие. Надо уметь мыслить и принимать собственные решения. Но в согласии с тем, что делается вокруг. То есть взвешивая, размышляя над этим и пытаясь разумно сделать. Но свой собственный шаг. Тогда это уже говорит о разумном человеке, вы не стадо тогда уже. Вот это уже надо смотреть, конечно.

175. А многие у нас поддаются ещё этому стадному инстинкту: «Другие берут – а-а… Ну почему это он берёт, а я что, хуже?» – и тоже берёт. Хотя, получается, один падает, а другой говорит: «Я что, хуже?» – и тоже пошёл упал.

176. Конечно, хуже, если уж ты… Тот, может быть, совсем искренне пошёл упал, а ты осознанно, получилось, пошёл за ним и тоже туда свалился. Тогда ещё хуже получилось, проявил свои нехорошие качества», – улыбнулся Учитель.
Powered by [ Universal Post Manager ] plugin. HTML saving format developed by gVectors Team www.gVectors.com