Повествование от Вадима

Часть 27

Глава 11

101. «Что именно остаётся непонятным?»

102. «Непонятным для неё остаётся то, что Семья делает не так, как ей видится правильным».

103. «Тогда вопрос: правильно ли вы понимаете, что в Семье должны быть действия, согласованные только с её позицией, и делать должны только так, как она видит правильным? Уточните у неё. И тогда вам придётся пояснить, что, конечно же, таким образом будет неверно понимать происходящее».

104. «Очень много было попыток и всяких разговоров, и тем не менее…»

105. «Поэтому давайте вернёмся к самому началу вопроса. Есть у нас люди очень интересные, где лучше снисходительней отнестись, иначе вы будете возлагать ответственность, которую человек не в состоянии нести. Попробуйте обыграть с улыбкой. С доброй улыбкой, насколько это у вас получится.

106. А иначе вы столкнётесь с ситуацией, где будет проявлена агрессия неизбежно и пойдёт какая-то череда негативных последствий. Вовсе это и не требуется – доводить до такого».

107. «Тогда, чтобы этого избежать, нужно просто вывести из Семьи человека, потому что иначе не получается».

108. «А как, если она придёт опять? Как вы выведете? Ну просто зайдёт и всё. И что? Будете объяснять: «Мы же вывели», да? Да ей всё равно, что вы скажете».

109. «Точно так».

110. «Вот Я об этом и говорю. Вам что-то придётся обыграть с улыбкой, воспринимая специфичность ситуации и проведя ситуацию таким образом, чтобы это не вредило вообще ходу события ваших собраний, чтобы деятельность вашей Семьи от этого не страдала. Иначе будет действительно уже сложно».

111. «Значит, на собрания ей не надо ходить?»

112. «Я не буду вам придумывать. Творчески подходите, советуйтесь друг с другом, ищите варианты, но не будьте слишком строги.

113. Вы начинаете порой требовать то, чего человек не в состоянии сделать. А если вы продолжаете именно этого требовать, вы не добьётесь положительного результата, будет только негативный результат. Но, получается, вы добиваетесь уже сами этого негативного результата».

114. «Учитель, извини, пожалуйста, я всё-таки не совсем понял, что делать с коневодом».

115. «Потому что настроился на то, что он неправильно поступает, и надо с этой неправильностью что-то делать».

116. «Да. То ли Ты сказал, что он не может быть в Семье, то ли дать ему другой труд…»

117. «В Семье не может быть человека, который отказывается исполнять что-то, что не попадает под ту категорию оправданий, которую ты пробовал привести.

118. Одно дело – ответственный человек за коней. Он за ними ухаживает, он что-то с ними делает, он за них отвечает.

119. И вот тут, если он отказывается что-то делать с конями, он, как старший, в какой-то мере имеет право. Если ему это доверили, значит, за ним, по сути, последнее слово в отношении его коней.

120. Если вы видите неадекватность какую-то (человек оказался несостоятельным решать эту тему), вы эту ответственность снимаете.

121. Но простую остальную работу (где он не ответственный, а просто исполняет вместе со всеми), то есть вспомогательную, он должен делать. Вот тут уже отказаться нельзя».

122. «Принести ведро воды и бросить пару навильников сена коню он обязан?»

123. «Ну как бы обязан. Но вы же ещё смотрите не просто со стороны своего разума, но и сердца. Ну, у человека взбрык произошёл, лёгкий психологический взбрык. Дайте другую работу.

124. Так-то он не должен отказаться уже в этом случае. Но если видите, что его немножко подзакусило, чуть-чуть пойдите навстречу.

125. А вот если он ещё и там начнёт… вот это уже та череда, которая и будет определять, действительно ли уместно быть в Семье».

126. «Учитель, это я, та самая Женя Глушакова, которая к одиннадцати человекам имеет смущения. На самом деле я не могу их разобрать, меня просто лишают слова».

127. «Так. Ты должна теперь спросить: “Если меня лишают слова, надо ли мне настаивать?”».

128. «Как-то я пробовала подойти на собрание…»

129. «Нельзя настаивать. Теперь ты спрашиваешь у Меня про себя, не про людей. Про себя: если тебе отказывают в чём-то, должна ли ты согласиться? Должна! Должна, иначе ты к верующим не имеешь никакого отношения».

130. «А я и оказалась просто препарированным членом Семьи».

131. «Замечательно! Теперь прими это с благодарностью и старайся сделать всё, что тебе подскажут».

132. «Но меня обвиняют в том, что…»

133. «Готовность есть такое сделать? Верующий так должен поступить. Я подсказываю, как должен поступить верующий».

134. «Хорошо. А самостоятельно мне пробовать делать…»

135. «По-другому, не как подскажут в Семье? Нельзя».

136. «Я не буду привлекать Семью к тому, к чему я просила их чуть-чуть прислушаться просто. Не обязательно исполнять, но прислушаться и выслушать…»

137. «И что?»

138. «Сказали: “Просто лучше выйди”».

139. «Выйди. Или не поднимай вопрос. Ты сейчас для себя спрашиваешь. Обрати внимание – для себя, не про всех. Как ты должна поступить правильно в случае… и называешь какие-то обстоятельства».

140. Далее в общении с Учителем Женя рассказала, что она обращалась к Семье с просьбой помочь трудному мальчику-подростку, но Семья не отреагировала.

141. «Оставить эту тему с мальчиком?» – спросила Женя.

142. «Должна ли ты просто оставить тему? Как пожелаешь. Если тебе хочется порешать, попробуй порешать. Но ты говоришь про других людей. Ты хочешь других людей втянуть во что-то, что считаешь правильным именно ты. Они посмотрели и не приняли участие, ну не видят благоприятным. Ты их оправдала, и претензий у тебя к ним уже нет.

143. То, что ты сейчас пробуешь проговорить… ты пробуешь поучать людей. Пробуешь показать им их ошибки. Для верующего это недопустимое действие. Нельзя поучать других людей, поучай только саму себя.

144. Всё, что они делают в отношении тебя и твоих дел, делают правильно. Любое действие прежде всего ты воспринимаешь как правильное действие. Прежде всего.

145. Значит, никаких поучений в ответ не должно быть от тебя в их сторону. Это всех касается, мы уже так много эту тему трогаем».

146. «А события развиваются, они на месте не стоят…»

147. «Люди развиваются нормально вокруг тебя. Беспокойся о том, правильно ли ты развиваешься. Они все нормально развиваются. Вот для тебя – все они нормально развиваются.

148. А вот не опаздываешь ли ты? Тут сразу и задаёшься вопросом, допустимо ли тебе делать тот или иной шаг, если возникает накладка, где не согласуется что-то с твоим желанием.

149. Вот у тебя есть цель, ты проявила эту цель, но что-то помешало реализовать эту цель. И в этом, естественно, помешал кто-то. Не может помешать что-то такое абстрактное. Обычно мешают, как правило, люди какими-то своими действиями. И вы склонны в этом случае осудить их. Это ваша естественная, такая повальная склонность с детства.

150. Вот мы теперь и ставим задачу – пора это прекращать. То есть всё, что они сделают, насколько они помешают тебе, твоей цели – неважно. Они сделали правильно, в силу своих возможностей.

151. Не получилось опереться на них – делаешь так, как от тебя зависит. Но уже только от тебя. Они всё правильно сделали. Теперь смотришь, что ты сможешь сделать сама, вот то и делаешь».

152. «Но, Учитель, если, например, в пятницу устроитель разрешил встретиться с заместителем прокурора, а у меня от главы района было содействие в том, чтобы мастер-классы заработали…»

153. «Если ты можешь делать мастер-классы, делай сама. Но не включай людей.

154. Ты, получается, делаешь действие, куда начинаешь вводить людей. И уже независимо от того, насколько они способны это делать, ты начинаешь на них реагировать с осуждением, потому что они не реализуют то, что ты видишь правильным.

155. Да неважно, кто (прокурор или какой-то заезжий царь) попросил тебя сделать мастерскую. Совершенно неважно. Ты пробуй. Можешь делать – делай пожалуйста. Организуй, делай станки… ребятишек зови и делайте.

156. Нет возможности – всё. Другим ты можешь только попробовать предложить. Попробовать. Не просто: «Я должна… вы должны… вот это лучше… вот это надо…» Всё это отбрось, просто скромно предложи: «Ребята, вот тут такая ситуация… можете ли в этом поучаствовать?»

157. Они посмотрели, окинули, может быть, очень беглым взглядом, очень поверхностным (может быть, очень неумным взглядом) и сказали: «Нет, в этом мы не хотим участвовать» – всё, никакого негатива в их сторону.

158. Ты смотришь дальше свою позицию: можешь ли ты что-то сделать. Нет – всё, ты так и скажи: «Я не могу». Принимайся за то, что можешь. Но не пытайся делать непосильное и с других требовать участия в этом же действии. Это будет неверная позиция. Ты будешь только нервничать, и бесконечная будет склонность осуждать. Это будет опасно и нехорошо, неправильно».

159. «А вот была в Семье женщина, ростом маленькая, жила в нашей деревне, потом уехала. Она около себя чистоту навела – просто красотища необыкновенная. И говорила: «Ребята, давайте вот так соберёмся и по щепочке везде уберём…» Я попросила: может быть, мы последуем примеру слабенькой, маленькой женщины?

160. И нашёлся недавно, вчера буквально, паренёк, который буквально один вместе с этим вот мальчишкой криминальным сделал такой мощный субботник».

161. «Ну и отлично!»

162. «А я просила, по одной травиночке чтобы мы… От нас что-то убавилось бы? Или это неправильно было?»

163. «Что именно?»

164. «Подсказка моя. Я говорю: «Давайте по одной травиночке выдернем вон там, где заросли». Просто не услышано».

165. «Ну, не услышано – значит, не услышано. Ты сказала, и всё. Не слышали – забыла тему, сразу забыла. Сказали: «Не можем» – и ты сразу забыла эту тему и делаешь посильное.

166. Видишь, у тебя всё время склонность им привести в упрёк это всё. Вот это и есть неверная позиция. Так верующий не должен поступать.

167. Это всё у вас основано на значимости. Даже положительные ваши порывы в основном все построены на вашей значимости.

168. То есть вы хотите показать, как правильно, вы хотите научить всех видеть правильно. Вы пробуете себя прежде подать в этих обстоятельствах. Вы находите удовлетворение в том, что вы борцы за благо, за чистоту, за такие замечательные вещи, которые можно было бы как будто реализовать.

169. Но везде в основе прежде подаётся ваша значимость. Как выразить, как определить точно наличие этой значимости в ваших позывах, в этих посылах? Это возможность обидеться, расстроиться, если кто-то не поддержит вас.

170. Вот как только это произошло, вы почувствовали какой-то укол, что-то неприятное (вам отказали, вам помешали – и вы чувствуете, что нехорошо внутри от действий ближнего), – всё, это говорит о том однозначно, что в вашем посыле присутствовала ваша значимость.

171. Когда вы скромно предлагаете что-то сделать (без значимости), как бы ни разрушали вашу преподнесённую идею, вас это не должно задеть. У вас есть какое-то желание и у вас есть личная возможность реализовывать это желание – так и реализуйте. Не обязательно в этом должен весь мир участвовать.

172. Начинаешь спокойно и делаешь. Увидишь благоприятным – делаешь. Предложила: «Давайте, ребята, может, сделаем?» Отвернулись – замечательно. Правильно сделали, что отвернулись. Потому что ещё у них дела поважнее есть. А у тебя есть возможность по травинке дёргать – всё, вперёд! По травинке начинаешь чистить».

173. «Если я к чему-то приглашаю, я не отказываюсь. Ни одного субботника я никогда не пропускала. А их очень мало».

174. «О, ну как хорошо поговорить о значимости! «Я ничего не пропускаю. Я всё время там, там…» Какая молодец! Я прямо не знаю, как похвалить. Ну слов нет!

175. Друзья мои, будьте внимательны. Я буду вас щипать за эти места, буду утрировать, буду иронизировать. Но ведь эти вещи надо у вас выщипывать «по травинке», «по пёрышку»: слишком заросло у вас там густо всё. Поэтому вы уж простите Меня, но Я буду немножко вас подёргивать.

176. Это основная ваша ошибка. Просто основная. Она настолько масштабная и глобальная. Я уже не знаю, как это подчеркнуть. Но это просто будет везде выходить вперёд вас. Вы не успевать будете это даже отслеживать, это совершенно естественно.

177. Потому что то, о чём мы говорим, воспитывается с самого детства. Просто оно как бы генетически уже передаётся. Это же животный инстинкт, именно животный.

178. У человека он приобрёл ещё такие оттенки, которые у животных не приобретает. У человека он способен именно в такие оттенки вылиться. Но это всё связано с одним животным инстинктом.

179. Вам хочется быть очень полезными, а это значит – в какой-то мере значимыми, чтоб это видели ближние, отмечали: «О, какой молодец! Надо же, вот хороший человек живёт там. Такой замечательный, вот так здорово!» То есть вам хочется, чтоб вас определяли как полезных, что вы что-то из себя представляете.

180. Это как будто бы и хорошее желание – быть полезным, действительно быть хорошим человеком. Желание хорошее, но у вас это утрированно подаётся. Это неправильно. Идёт искажённая эта подача, нескромная, несмиренная.

181. Вот чтобы это всё подрезать лишнее, надо просто не забывать о скромности и смирении. Хотите что-то сделать – да попробуйте с позиции скромного и смиренного человека.

182. Если вы начинаете греметь голосом твёрдым, стучать кулаком где-то: «Да вы чего не понимаете! Это же всё так важно!» – это всё ваша значимость. Вы ведёте себя неправильно. Ничего и не должно будет получиться из того, что вы хотите. Ну не должно получиться: вас надо подрывать на этом действии.

183. То есть вам нужно приносить боль в этом случае, чтоб вы понимали, что что-то не то. Ведь когда удовлетворяется ваше желание, особенно ложное, вряд ли вас можно будет научить чему-то. Вы будете только крепнуть в своих ложных желаниях, вы будете ещё больше требовать.

184. И единственная возможность вас остановить – это нарушать ваши желания. Чтобы они у вас рушились везде, направо, налево, чтобы ничего не получалось у вас. Это единственная возможность вас тормознуть, нет другого варианта.

185. Но в этом случае вы, как правило, в первую очередь начинаете обвинять окружающих: они виноваты во всём, там не понимают, там вредители завелись и так далее. А вы замечательный человек, такой борец за благо.

186. Это ложная позиция, просто ложная. Нельзя следовать этому. Вы ничего не добьётесь хорошего на самом деле. Будете делать всё как всегда. То есть будет хороший какой-то помысел, но получится как всегда.

187. А почему как всегда? Да потому, что вперёд посылали себя, а не хорошее действие какое-то преподносили. Себя подносили в первую очередь. Себя хотели реализовать, свою значимость в этом действии хотели проявить.

188. Не должно получиться, даже хорошее, казалось бы, действие, просто во благо ваше это должно быть остановлено, чтоб вы понимали, что что-то вы не так делаете.

189. Вот и начинайте пересматривать самих себя. Вас не должны беспокоить действия ближних так сильно, как это на данный момент вас способно будоражить.

190. Все окружающие поступают правильно в меру своих возможностей. Вы видите что-то правильным для себя, они точно так же что-то видят правильным для себя. Значит, вы в равных условиях находитесь.

191. И если вы пробуете позволить себе делать то, что считаете правильным, так позвольте сделать и им то, что они считают правильным. Это то, что они видят правильным. Это нормально, они и должны это делать, пока не поймут, что надо делать что-то по-другому.

192. Поэтому не надо зажигаться на том, что кто-то делает не так, как вы видите правильным. Истина – это не то, что вы желаете. Это, получается, ваша «ахиллесова пята» – для вас правильно то, что вы желаете.

193. То есть мерило ваших определений истинности – это ваше собственное желание. Вам нравится, вы желаете – всё, вы считаете это как раз правильным и все должны как будто бы это тоже ценить. И вы этого пробуете добиться именно как истину. А это вообще к истине никакого отношения не имеет.

194. Если исходить из той данности, что руководствуетесь вы пока инстинктами, что совершенно примитивными инстинктивными потребностями организована вся жизнь, то чувственный мир у вас в основном проявляет эгоистическую особенность. А это же и связано с вашими желаниями. Так они в основном все неправильные на самом деле.

195. Вот почему суть Учителя связана с тем, чтобы прийти к вам и сделать всё наоборот, не так, как вы хотите, заставить вас делать по-другому.

196. А вот тут и определяется, почему вас не может быть много. Да потому, что мало кто способен сделать по-другому. Победить себя – это огромный труд. Это величайший подвиг – суметь сделать наоборот, не так, как хочется, а заставить себя сделать по-другому.

197. То есть нужна некоторая духовная зрелость у человека, чтобы он был готов поменяться. Вот так поймать себя, остановить и заставить волевым усилием сделать по-другому, потому что сердце ему уже подсказало, что это будет истинно. И заставить, хотя желание всё будет направлено в одну сторону, которой привык следовать. Это серьёзная работа.

198. И вот вы всё время на это натыкаетесь, на этом ломаетесь, скрежещете зубами. Пробуете что-то предпринять, как правило большей частью неправильное. То есть вы всё равно чаще соскальзываете в желанное, в то, что вам удобно. И начинаете находить не то, что благоприятно.

199. Это настолько развито, что это сейчас сразу отключить невозможно, не получится. Но вам надо будет над этим работать. Это вырабатывалось веками, эти особенности. Веками. Все на Земле так действуют. И психологи подсказывают в этом направлении вам так действовать.

200. То есть всё направлено на то, чтоб вы развивали эту значимость в себе. А это неправильно, это самая главная, корневая ошибка. И вам надо теперь переломить эту ситуацию совсем в другую сторону. Попробовать пойти в другом направлении.