Повествование от Вадима

Часть 25

Глава 7

104. «Мне молиться?»

105. «Подсказывай себе, попробуй себя успокоить дополнительными какими-то словами: «А чего ты пугаешься? Почему ты думаешь, что это уже критично? Да не критично ничего». Находи для себя какие-то образы, которыми ты хоть как-то по чуть-чуть начнёшь себя успокаивать. И это будет нормально, этого достаточно».

106. «У меня возникает чувство вины, я начинаю себя ругать».

107. «Тогда ты должна посмотреть, что именно ты неправильно сделала и можно ли это сделать правильно. Если ты ничего толком определить не можешь, значит, вины твоей нет.

108. Вина прежде всего у человека там, где он понимает, что он что-то должен сделать, но не делает, находя какие-то оговорки. Вот там его вина.

109. Если он сделал что-то неправильно, но на тот момент, когда он это делал, искренне думал, что делает правильно, значит, он правильно сделал. Ошибки здесь нет, он сделал то, что на тот момент и надо было сделать. Это не вина».

110. «Добрый день, Учитель. Я хотела узнать, как избавиться от разрушительных мыслей. Вот я обычно нормально мыслю, а начну готовить или стирать – и начинают приходить эти разрушительные мысли. От чего они могут быть?»

111. «От того, что то же думают миллиарды людей. Вы же все связаны друг с другом, в одном поле находитесь, вы как один организм. Вы всё чувствуете, что происходит вокруг на самом деле, но вы не осознаёте это.

112. Ваш мозг не фиксирует эту информацию только во благо вашего развития, чтобы вы не погибли в короткий период времени. Но на самом деле вы фиксируете всё происходящее на всей Земле, и на вас это сказывается, на чувственном мире сказывается.

113. Поэтому, чем сложнее будут жить люди вокруг, тем сложнее вы будете себя чувствовать, даже если вы с ними не встречаетесь. А мир чувствует себя сложнее, и это будет усиливаться. Поэтому вы будете чувствовать давление на себя. А так как вы чувствуете давление, соответственно, вы внутри будете легко находить и образы, которые этому давлению соответствуют.

114. То есть весь негатив, который вы накопили в своей памяти, в своём сознании, начнёт выходить в качестве зримых образов, слов, действий. Потому что нельзя просто без образов переживать. Эти образы обязательно будут выходить, похожие на эти переживания.

115. Поэтому надо просто лишь работать над собой в этот момент и не позволять себе углубляться в те образы, в развитие каких-то иллюзорных событий, которые у вас формируются в сознании.

116. То есть появился какой-то образ в голове – он, соответственно, будет требовать вашего участия в нём, чтоб вы подумали на эту тему, позволили ей развиваться в вашем сознании, усиливая негатив. Вот этого делать не надо.

117. Образ появился – старайтесь найти ему альтернативу положительного характера, обыграйте, оправдайте, найдите что-то светлое. Усилием воли старайтесь искать светлые периоды в своей жизни, в жизни ближних ваших, над чем вы могли бы посмеяться, улыбнуться по-доброму. Надо вот это усилие делать.

118. В крайнем случае просто тупо (такое слово, может быть, неуместно, но всё-таки его можно сказать) творить молитву. Вот просто сосредоточились на словах и только её стараетесь и творить. Но это уже в крайнем случае, когда уже сложно бороться и просто вы как бы цепляетесь последними усилиями. Вот это будет играть очень важную, спасительную роль, помогать вам».

119. «Ещё один вопрос. У меня дочь, она постоянно общается по интернету с раввином и хочет стать иудейкой. Как мне к этому отнестись?»

120. «Спокойно отнестись. Ну пускай будет иудейкой. И что? Хочется – ну и ладно».

121. «Нет, она хочет именно эту веру принять».

122. «Ну и пускай. Пускай».

123. «Это нормально?»

124. «Если человек искренне стремится к тому, что считает для себя правильным, и то, что он выбирает, не является на самом деле откровенно разрушительным явлением, то, конечно, это правильное действие. Это нормально.

125. Нельзя же назвать иудейство в принципе исключительно агрессивным явлением, которое сеет зло на Земле. Нет, нельзя так сказать.

126. Тем более, если она искренне это хочет сделать, то, даже если там негатив какой-то можно усмотреть, этого тоже нельзя изменить, и не надо менять.

127. Ты можешь что-то дополнительно сказать, но конкретно и весомо, опираясь на какие-то факты, провести какую-то параллель. Но дать этим самым возможность ей самой порассуждать и сделать свой выбор. И всё. Это всё, что от тебя зависит. Дальше она должна сделать то, что искренне считает для себя правильным. Это её судьба. Значит, ей это нужно».

128. «Но дело в том, что она к другим религиям агрессивно относится».

129. «Ну и пускай».

130. «Она считает, что иудейство правильное».

131. «Она просто ещё маленькая. Так большинство людей и воспринимает окружающих. Большая часть человечества так именно и живёт.

132. И примитивный характер вероучений как раз связан с тем, чтобы отрицать всё, что не связано с тем вероучением, которое человек конкретный выбирает на тот момент. Он всё остальное должен отвергать. Но это примитивная основа всего, что до сих пор существует.

133. Это пока отсутствие мудрости, отсутствие глубины понимания смысла жизни человека, особенности жизни. Это естественное явление, и с ним бороться бессмысленно. Оно уйдёт само по себе с течением времени. Будет меняться человек – уйдёт и эта особенность восприятия реальности. Но против неё нет смысла выступать, ничего не получится изменить.

134. Вера ведь предполагает, что если ты нашёл что-то, значит, это самое правильное; значит, ты спасёшься, а все, кто это не принял, не спасутся. Это вот простота, которая существует в вероучениях.

135. И, естественно, она будет ругать других, потому что думает, что другие все ступили на неправильный путь, а значит, будут вредить всем в жизни. Ну вот она и негодует. Негодует по поводу того, что неверно додумала, что ей неумело подсунуто. И она восприняла это так и стала так реагировать. Ну, не страшно».

136. «И вот она с раввином общается… Она считает, что он самый мудрый и что самые точные ответы даёт именно он».

137. «Ну да. Она же к этому дозрела. Ведь человек в этом случае выбирает то, до чего он дозрел, и другое он не возьмёт. Он дозрел до этой ступени. Значит, эта ступень для него должна восприниматься как самая правильная в мире.

138. Это нормальное восприятие человека, это закон. Так всегда воспринимает человек то, до чего он дозревает. Следующую ступень, до которой он дозревает, он воспринимает как самую правильную. От всего другого он должен отказаться. Это его нормальная психологическая особенность.

139. Потом она перерастёт эту ступень. Следующая ступень появится у неё впереди – она и её будет воспринимать как самую правильную, а в предыдущей уже начнёт сомневаться.

140. Но ей надо перезреть это, то есть её внутренний рост мудрости должен достичь нужной высоты, тогда она пройдёт дальше. А пока она дозрела до этой ступени. А ты хочешь её убедить.

141. Она должна сама выбрать и сама всё нужное сделать. Ты не должна мешать ей, иначе ты станешь врагом».

142. «А вот у неё ещё иногда бывают такие всплески эмоциональные, когда она начинает кричать, всех обвинять во всём. А потом, когда это пройдёт у неё, она не помнит. Она говорит: «Сама не знаю, как я это сказала». Вот это к чему относится?»

143. «К очень большой внутренней слабости. Этому подвержены многие люди на Земле. Срываясь эмоционально, люди потом плохо осознают, что они сделали во время своего срыва. Это распространённое явление. Просто она ещё пока очень слаба внутренне».

144. «Ещё один вопрос. Она постоянно меня в чём-то обвиняет. А сама без меня не может. Куда-то пойдём – она обязательно со мной, а одна никуда не ходит. Какой-то страх у неё постоянно, кошмары снятся».

145. «Это её психика, она не только слаба, но и искажена. Поэтому у неё все эти всплески. Ну что ж, будь рядом, старайся успокаивать, помогай. Пусть она тебя ругает, но если опирается на твою помощь, помогай».

146. «Она и на работу не устраивается. Не может как будто без меня».

147. «Внутри много страха. А ты мама. Ну к кому девочке потянуться? Мама в первую очередь и должна защитить её, что бы ни происходило. Это инстинкт, она пробует найти хоть какую-то защиту, хоть какое-то успокоение.

148. Ты единственный родной человек рядом, которому хоть как-то она верит. Всё остальное её пугает. Поэтому она пытается искать выход и кидается туда, где хоть что-то как-то ей как будто бы даст понять, что там ей будет лучше. Она обязательно будет за это цепляться.

149. Если она в какой-то момент успела поговорить с раввином и что-то её удовлетворило, она, конечно, за это зацепится. Потому что это тоже способно ей принести успокоение или в перспективе какую-то надежду даёт, что потом ей будет лучше. Она цепляется за всё то, что ей может принести какой-то покой или приятные ощущения».

150. «Самое интересное, что она тянется ко мне, постоянно со мной везде, а у неё есть желание уехать далеко, куда-то от меня подальше. Вот я и не пойму никак…»

151. «А что ты хочешь понять на самом деле? Ты хочешь понять, почему слабый человек, напуганный, много нелогичных усилий прилагает?»

152. «Да, что-то такое противоположное…»

153. «А зачем? Так он естественно такие усилия всегда прилагает. Когда человек напуган, наполнен комплексами, разными страхами, у него нет твёрдой основы в жизни. Он, естественно, начинает метаться из стороны в сторону. Ему разные идеи приходят, всё это сумбурно у него проявляется. Так это естественная реакция человека с таким внутренним миром.

154. Что ты хочешь в этом понять? Ведь тут главное – определиться, что тебе делать, а не почему это происходит. Ну, наверное, происходит по своим законам. Просто зачем тебе знать эти законы подробно? Ты всё равно ими не воспользуешься. Зачем они тебе? Или что ты хочешь тем самым, уточняя для себя, понять?»

155. «Я вот думаю… она уедет, а как она…»

156. «Ты хочешь понять, насколько ты ей нужна? И действительно нужна ли ты ей – ты хочешь понять? Нужна».

157. «Вот как ей помочь? Как она там одна будет? И говорит: “Я смогу”».

158. «Ну уедет так уедет. И что? Попробует понять то, чего она не знает в реальности. И начнёт это понимать, и будет приходить опыт жизненный. Что тебя дальше смущает? Если есть возможность у неё уехать и она хочет, попробует пускай».

159. «Но у неё не получается никак уехать».

160. «Ну и всё, тогда и вопроса нет».

161. «Она собирается уже лет пять».

162. «Пускай и сто лет собирается. И ты что, будешь всё время, сто лет, пытаться понять, почему же она хочет уехать?»

163. «Она меня обвиняет, что она из-за меня не может уехать».

164. «Спроси, чем ты мешаешь ей уехать. Спроси её. Скажи: «Давай вместе посмотрим, давай я уберу то, чем я тебе помешала. Почему я мешаю тебе уехать? Давай подскажи мне. Я постараюсь это изменить, чтоб ты уехала».

165. Но это всё, конечно, ни к чему, потому что Я начинаю сейчас затрагивать ту тему, которую ты в принципе не в состоянии вести. Ты такое общение не сможешь вести: у тебя нет таких умений пока.

166. Поэтому тебе лучше проще подойти: что конкретно, в каком обстоятельстве ты должна сделать. Вот это лучше и рассматривать, что на самом деле посильно тебе. Но ты уже в какой-то мере спросила это.

167. Но не старайся понять, почему у неё всё это происходит. Не надо этим забивать свою голову. Потому что вместо помощи ты будешь тоже находиться в каком-то таком взвинченном состоянии и нормальную помощь оказывать уже не сможешь».

168. «И если она хочет уехать, я должна ей помочь в этом?»

169. «Смотря что сделать. Отнести на руках? Не получится. Тогда что именно? Продать свой дом? Нет, не должна будешь это сделать. Поэтому конкретное действие надо спросить».

170. «Вот у неё недостаток есть – она любит командовать, она любит, чтоб всё было как она хочет».

171. «Чем больше у человека комплексов, тем больше у него потребность командовать. Потому что командовать может только сильный человек, а слабый человек очень хочет быть сильным человеком. Он не признаёт свою слабость и пробует доказать всем, что он сильный.

172. И он начинает делать действия, присущие сильному, но будет у него это получаться очень скверно. Потому что на самом деле он не должен это делать. Но он пытается сам себя убедить, что он что-то значит. Это примитивная реакция слабого человека.

173. Но это будет нести накладки для него. А они нужны. Нужны, чтоб однажды он понял, что ему так делать не надо. Но путь этот обычно очень долгий, болезненный, с трагедиями. Но обойти это невозможно.

174. Поэтому на многое придётся смотреть терпеливо и одновременно страдая от того, что ничего поменять не можешь. Это неизбежность своя, это особенность человека, его жизни, его психики. И это будет грустно в этот период времени».

175. «Я вот молюсь за неё. Со временем она, может, как-то изменится из-за этого?»

176. «Ты всегда должна верить, что человек может поменяться. Ты хочешь поменять человека молитвой? Я же сказал, что поменять свою судьбу он может только сам.

177. Со стороны нельзя поменять судьбу человека. Ты можешь только помогать. Но изменится у него что-то или нет – это зависит от него. Ты будешь облегчать что-то своей помощью. Но вот воспользуется он этим или нет – это зависит от него, не от тебя.

178. Непростое дело – быть родителем, очень непростое».

179. «Правильно ли мужчину оценивать по результатам его трудовой деятельности как воина, добытчика?»

180. «Не пойму, для чего его так оценивать. Если он такой есть, отлично. Если он не такой, ну и тоже отлично.

181. Правильно ли женщине ожидать от него, чтобы он был воином, добытчиком? Ну, он больше к этому предрасположен. Именно мужчина в нормальном смысле. Но есть много мужчин, к которым нельзя применить нормальный смысл. У них в генетике, в сознании, в душе есть некоторые отклонения, которые делают их другими. И они только другими и могут проявиться. Они не смогут быть ни воинами, ни добытчиками. Но они продолжают быть мужчинами всё равно.

182. То есть нельзя сказать, что они перестали быть мужчинами. Нет, они тоже мужчины. Но у них другая будет специфика их жизненных проявлений в этом времени.

183. Поэтому, если женщина пытается определить для себя именно воина, добытчика, чтобы составить с ним семью и как за каменной стеной встать, тогда ей надо такого искать.

184. Ей тогда не надо торопиться поддаваться каким-то рассуждениям мужчины и образам, которыми он пытается её соблазнить, а пытаться сначала понять, кто он на самом деле. Чтоб потом с грустью не наблюдать, что, оказывается, в реальности всё совсем по-другому и не соответствует тому, что он о себе рассказывал в процессе знакомства. Тогда лучше познакомиться с ним поближе.

185. Но мужчины разные бывают. И они все ценны, так же как и все женщины ценны. Разные».