Повествование от Вадима

Часть 25

Глава 12

Шестнадцатое августа. Воскресная встреча в долине слияния.

2. «Если во время репетиции хороводов и псалмов к таинству Благодарения Земли приходит время для слияния и большинство решает продолжать репетировать, то как правильно: отойти тихо в сторонку и сливаться или продолжать репетировать вместе с большинством девочек?»

3. «Вы же знаете, что это будет совпадать. Это же не является каким-то неожиданным обстоятельством. Значит, вы сами планируете, когда происходит что-то, с чем оно будет совпадать, а соответственно, вы заранее можете всё это и обговорить.

4. А ты спрашиваешь так, как будто это неожиданно произошло. Но это не является таковым».

5. «А если скажут: «Наши репетиции к таинству всё равно относятся к Божественному»? Ведь они опирались на это, когда решали».

6. «Слияние – это другое. Это не значит, что если человек помимо литургии ещё что-то начнёт делать (храм будет продолжать строить), то на литургию не идёт и скажет: «А это всё равно тоже к Божественному относится». Но это разные таинства, и всему своё время».

7. «Учитель, вот такая ситуация… Для строительства хозяйственного помещения старший взял инструмент у одного брата. И в процессе работы он мне объяснил, что с того момента, как я беру в руки этот инструмент, и до момента, пока его не возьмёт кто-то другой, несу ответственность за него я. Если с ним что-то случится, то восстанавливать его придётся мне. Я осмыслил его слова и понял, что, если с ним что-то случится, у меня не будет возможности восстановить этот инструмент. Поэтому я старшему проговорил, что не готов нести такую ответственность».

8. «Тот человек, у которого инструмент взят, должен знать, кто взял инструмент. Желательно, чтоб он знал».

9. «Он знает».

10. «И выразил согласие, что вы берёте инструмент в пользование? Не просто один старший берёт, а вы берёте в пользование инструмент. И вы оба отвечаете за него, вы взяли, вы пользуетесь. Неважно, кто сломал. Вы взяли его инструмент и восстанавливаете, если его испортили».

11. «А правильно ли мне было проговорить старшему, что я не готов нести такую ответственность, потому что у меня возможности восстановить его нет в данный момент?»

12. «Как будто бы и правильно. Но в идеальном случае, если б этот инструмент сломался и ты бы, не оговаривая нюанс, который ты сейчас говоришь, сказал: «Сломали инструмент, а у меня даже и восстановить не на что», то это не было бы вопросом. Значит, восстановил бы он.

13. У него тоже не должно было бы возникнуть вопроса. Нет у тебя возможности – ну нет так нет. У него, значит, есть, вы же вместе работали. И он берёт и восстанавливает. А не придирается, кто в какой момент что взял и сколько времени попользовался.

14. То есть вот эта мелочность, щепетильность в данном случае говорит о жадности, которая уже больше к греху подходит человеческому, к неуместности такого рассуждения и подхода к этому делу. Вместе взяли – вместе и отвечаете. У одного из вас нет возможности это сделать и восстановить что-то утраченное – восстанавливает другой.

15. Если, тем более, он старший, то в любом случае прежде всего максимальная ответственность лежит на нём за всё, что у вас там происходит. Это тоже момент немаловажный».

16. «Учитель, в разговоре с дежурным по дому я спросил у него, делает ли он веники для коз. Он мне сказал: «Да, я делаю веники». А на следующий день я проходил мимо старшей, которая занимается козами, и она попросила меня передать этому брату, с которым я в прошлый день разговаривал, чтобы он сделал веники, которые вчера взял.

17. И у меня такое возникло непонимание: получается, брат мне говорит, что он делает веники, а старшая говорит, что он не сделал, а взял вчера из тех, что уже были сделаны заранее».

18. «Можно ли подойти и переспросить его? Какой ты вопрос хочешь задать?»

19. «Мне показалось, что тут достаточно явно было понятно, что он мне сказал неправду».

20. «Ну, подойди и поговори с ним на эту тему: что тебя смутило».

21. «То есть было неправильно его в данном случае только оправдать?»

22. «Мы не про него говорим, мы про тебя говорим. Тебя смутило – ты подходишь и разговариваешь, пытаешься понять, что произошло, что тебя смутило. Вот и поговори с ним сначала. Потом только можно будет про него говорить».

23. «А у меня возник как бы страх, что ли, что, наверное, в этот момент я не смогу задать ему правильно вопрос, так, чтобы не показать, что у меня какое-то недоверие родилось к его словам».

24. «Ну а его и задают потому, что родилось недоверие. Вот ты и хочешь от него избавиться, от этого недоверия. В этом случае и задаётся этот вопрос. А как задавать этот вопрос, когда у тебя нет сомнений?»

25. «Ну да».

26. «Ты и подходишь, потому что сомневаешься, потому что что-то зародило у тебя неприятные ощущения, неприятные мысли. Ты от них хочешь избавиться. Поэтому ты хочешь уточнить, что было на самом деле.

27. Из донесённой до тебя картины или из той картины, с которой ты столкнулся, возникло вот это смущение. Ты и проговариваешь его, в связи с чем оно возникло. «Мне показалось, что вот так… А что же было на самом деле?» – ты переспрашиваешь, подразумевая, что что-то было другое. И это развеет у тебя это сомнение. Это нормально.

28. Не когда ты подходишь и пытаешься уличить его в его неправильных действиях, а ты пытаешься развеять своё сомнение, свой вероятно неправильный ход мышления какой-то. Вот главный подтекст этого обстоятельства.

29. А когда ты подойдёшь и в лоб: «А ты чего так поступил? Почему ты мне так сказал, а сам не сделал этого?» – вот это нельзя делать. Это уже осуждение, ведь ты ещё не знаешь на самом деле, брал он или не брал.

30. А может быть, он не брал, а тот человек, который тебе сказал, услышал это от кого-то другого, которому что-то показалось… Такая череда неточной информации могла породить какую-то ложную картину.

31. Поэтому ты и столкнулся с картиной, вызвавшей у тебя смущение по поводу действия кого-то из ближних, и эта неправильная картина, внутри тебя возникшая, тебя и смущает. И ты подходишь к ближнему, чтобы развеять её, узнать, что было на самом деле.

32. А вот когда он тебе поведает, что было на самом деле, и ты увидишь в его действиях ошибку, тогда ты уже можешь поговорить по поводу ошибки в его действиях, которые тебе кажутся неверными. Ты видишь их неверными, опираясь на что-то уже известное тебе в Законе.

33. Поэтому говорить обязательно, не надо носить это в себе. Потому что то время, когда ты откладываешь на потом, – это всё время, когда ты внутри подгораешь с нехорошей информацией. Это неправильно, не надо так делать».

34. «Учитель, скажи, а было ли правильным моё действие, что я постарался просто внутри оправдать его, что, возможно, он просто забыл или действительно не брал?»

35. «Правильно. Это правильное действие. Это первое, что ты должен сделать, – попробовать оправдать, пока идёшь к нему уточнить.

36. Ты просишь уточнить, что же было на самом деле, и он должен, как верующий, обязательно помочь тебе разобраться. Либо сказать: «Ты знаешь, я действительно вчера поступил глупо. Каюсь, неправ». Или расскажет тебе, как на самом деле было, и ты увидишь совсем другую картину и успокоишься.

37. Это обстоятельство мы уже давно оговаривали. Но, к сожалению, долгое время мало кто этим пользуется, и нередко продолжают ходить с осуждениями немалый период времени. Это ошибкой для многих является. Но всё ещё никак не дозреют сделать правильно. Вот поэтому, услышав, постарайся сделать так, не пропускай, не откладывай на потом».

38. «Здравствуй, Учитель. Я с двумя детьми (восемь и шесть лет) живу на Горе в доме мамы и её мужа уже три года. Периодически у нас с мамой возникают разногласия в вопросах воспитания детей. Она считает, что я недостаточно воспитываю в детях дисциплину и послушание.

39. Меня это смущает, потому что я считаю слишком строгим тот подход, который она использует. Правильно ли я поступаю, если прошу маму, когда я с детьми в одной комнате нахожусь, не вмешиваться в моё воспитание, дать возможность только мне этим заниматься?»

40. «За воспитание детей отвечают родители. Не бабушки, а родители отвечают. Поэтому последнее слово за родителем.

41. Ты несёшь ответственность, а не твоя мама. Поэтому за всё, что с детьми пойдёт как-то не так, отвечаешь ты.

42. Поэтому как ты это нейтрализуешь (поговоришь ли с мамой или что-то ещё параллельно начнёшь делать) – это зависит от твоей мудрости, от твоего умения. Но прежде всего от тебя зависит то, что начнёт происходить в судьбе этих детей».

43. «Тогда немножко попробую уточнить. Если, на мамин взгляд, я не даю детям нужную дисциплину, послушание, то если я даже не согласна с её подходом…»

44. «Ты делаешь так, как ты считаешь правильным. Твоё последнее слово. Ты должна сделать так, как ты считаешь правильным.

45. Ты можешь попробовать поговорить с мамой в какой-то момент отдельно от детей, разобраться, вдруг ты действительно допускаешь какую-то ошибку.

46. Но если после разговора ты останешься при своём мнении, ты должна делать так, как ты считаешь правильным, и ей сказать, что ты это будешь так делать, чтоб она знала, что это не каприз, а просто твоё понимание. Ответственность главная на тебе лежит, не на ней».

47. «Могу ли я попросить маму не применять наказание к детям без согласования со мной?»

48.  «Конечно, попросить ты можешь. За тобой остаётся последнее слово».

49. «Нормально ли вообще так просить?»

50. «Нормально. Заставить – ненормально».

51. «Понятно. И ещё один подвопросик. Мы стараемся с мамой разницу в моментах воспитания обсуждать не при детях, а отдельно, чтоб они не слышали. Правильно ли я вижу исключительными те случаи, когда мама проявляет строгость к детям, на мой взгляд, несправедливо? Я могу попытаться её остановить при детях? Меня смущает, что дети слышат».

52. «Можно так сделать. И с мамой вы можете оговорить, что, если это ты увидишь, ты вынуждена будешь, как ответственный за детей человек, это изменить. Тогда ей придётся попасть в неловкое положение. Поэтому лучше ей не торопиться это делать без твоего ведома, если ты рядом».

53. «Здравствуй, Учитель. По конкретной ситуации хотелось бы уточнить правильность своих действий. Придя домой вечером в половине десятого, вижу, что дочь отдыхает, смотрит по компьютеру фильм, дети играют (хотя обычно уже лежат в кроватях до девяти часов). Выяснив у детей, что мама сказала им убирать игрушки, я начала организовывать, чтобы они всё-таки их убрали, помылись и готовились ко сну.

54. На собрании мне подсказали, что в такой ситуации мне правильно было спросить у мамы, надо ли помочь уложить детей, и, если она скажет: «Нет», развернуться и уйти, пусть они хоть до утра играют. Правильно мне было так поступить?»

55. «Лучше, конечно, спросить, если она рядом. Такое предложение нормально».

56. «Следующая ситуация. Внук, желая вылить воду из таза в душ, несколько раз ударил тазом в дверь, после чего она проломилась внутрь. Я подошла и строго сказала, что так делать нельзя, шлёпнула по попе. Было ли это чрезмерной строгостью?»

57. «Я не знаю нюансов поведения внука и атмосферы, которая в этот момент была».

58. «Это та же самая ситуация, просто чуть позже. Я их начала укладывать спать, они мылись. Тут же мама отдыхает, а я их организовываю, чтобы укладывались спать. И вот так произошло».

59. «Согласуй с мамой допустимость такого шага. Если она скажет «да» и если ты увидишь это благоприятным, сделай. Если она скажет: «Нет. Не делай», ты не делаешь».

60. «То есть мне нужно было у мамы спросить, да?»

61. «Но мама прежде всего ответственна за всё. Значит, всё, что с ними ты пробуешь сделать, тебе в какой-то мере надо оговорить, чтоб у вас совпадало отношение, подход совпадал».

62. «А если мама отдыхает, смотрит фильм, я просто не отвлекаю её?»

63. «Вот ты заранее это оговоришь: столкнулась с этой ситуацией – не знаешь, как поступить. Надо как-то оговаривать подобные обстоятельства на будущее: можно ли, если ты увидишь такую ситуацию (а её нет рядом, она отдыхает), прибегнуть к таким-то методам.

64. Она либо скажет тебе: «Конечно, если ты увидишь, что действительно какой-то перегиб произошёл, можешь проявить эту строгость», либо скажет: «Нет, не надо». Всё, тебе один ответ будет достаточен, чтоб знать, как потом в подобных обстоятельствах реагировать».

65. «Вот у нас разность пониманий произошла…»

66. «Разность… неважно. Если она скажет «нет», значит, нет».

67. «Мне во всех ситуациях нужно с дочерью всё согласовывать?»

68. «Вы пробуйте анализировать то, что Я успеваю вам ответить. Вы как будто слушаете Мои ответы и продолжаете упорно стоять на своих вопросах, хотя на них уже ответ был. Вы как будто бы не слышали предыдущие ответы. Нередко Мне приходится с этим сталкиваться».

69. «Да, наверное».

70. «Если Я дал ответ, надо его сразу попробовать проанализировать. Что-то вы только потом, спустя несколько дней, несколько раз прослушав на кассете, начинаете понимать: “Ах вот что хотел сказать мне Учитель”».

71. «После повторного прослушивания обычно доходит всё».

72. «Если вы уже задаёте вопросы, у Меня есть понимание, что, значит, вы созрели для Моего ответа. То есть вы осмыслили вопрос и, стоит Мне только произнести несколько слов вам в ответ, у вас быстро всё расставляется по местам.

73. И если это сразу не доходит, значит, вы недостаточно осмыслили ещё тот вопрос, который задаёте. И получается, долго вам надо дозревать…

74. Если мама ответственная прежде всего, значит, любой подход к детям её со стороны других лиц должен совпадать с тем, как видит мама проявления этих людей в сторону её детей.

75. Если вы столкнулись с ситуацией, где у вас разошлись понимания в какой-то момент, вы согласуйте на будущее. Потому что, если какая-то накладка возникла, она вполне могла основываться на том, что вы что-то не успели согласовать.

76. Вам казалось, что вы видите одинаково, а оказалось – по-разному. То есть вы не знали, что в этом можете разойтись в понимании. Тогда эта ошибка нормальная. И вы тут же её сразу оговариваете: а если в дальнейшем вот такое будет, можно ли так подходить или так; как, на её взгляд, лучше.

77. И всё, оставляете за мамой последнее слово: она главный ответственный за детей. Если мамы больше перекладывают на бабушек своих детей и сами больше занимаются собой, работой, карьерой и ещё чем-то, это большая ошибка».

78. «А у меня было ощущение, что на мне больше ответственность лежит. Первые полгода я, в принципе, одна занималась детьми. Поэтому я и проявлялась как мама. Это неправильно, видимо, уже, да?»

79. « Вы всегда в этом случае подразумевайте, что жизнь человека находится на пути развития.

80. Развитие предполагает каждое новое рождение более интересное, более совершенное, с какими-то новыми пониманиями. Значит, ребёнок ваш, рождаясь, включаясь в этот мир, что-то начнёт видеть несколько иначе, более интересно, чем то, что видели вы. Вот это нужно предполагать.

81. Если вы начинаете постоянно поправлять ребёнка, это говорит о том, что развития у вас нет. Вы его не видите и не предполагаете вообще его наличие. Прошлое не должно довлеть над будущим».

82. «Ну а если не постоянно?..»

83. «А как определить, в чём вы правы, в чём нет? Вы предполагаете. Ученик только тогда ученик, когда он может подвергнуть сомнению то, что имеет в себе. Тогда он готов учиться во всём.

84. Подвергнуть сомнению имеющееся в себе – это не означает, что вы слепо берёте всё новое. Это подразумевает, что вы очень внимательно будете осмысливать всё новое. Если что-то новое вы не осмысливаете, а, сравнив с тем, что имеете, тут же отбрасываете только потому, что оно не совпадает с вашим, это ваш минус.

85. Это уже и говорит о том, что вы не готовы быть нормальным учеником и нормально развиваться не можете пока».

86.  «А если я вижу, что, если я не вмешиваюсь, дети перестают слушаться, мне всё равно не вмешиваться? У меня зря беспокойство такое возникает?»

87. «С мамой надо оговаривать разные моменты, всё, что тебя смущает: «А вот если так, то можно так сделать? Нет? Хорошо. А как лучше сделать?» И вы найдёте что-то интересное, что мама видит. И ты попробуешь так сделать каждую мелочь.

88. Если ты не знаешь, как поступить в том или ином случае, переговори с ней. Если нет возможности переговорить, сделай пока так, как ты можешь. Но потом переговори.

89. Потому что всё равно что-то надо будет сделать, а не просто стоять и глазами хлопать, пожимать плечами: «А я не знаю, что делать». Нет, что-то надо будет сделать.

90. Либо, если есть возможность оговорить (мама рядом где-то), переспроси её в том моменте, где смущаешься, где вроде бы надо что-то делать, но ты засмущалась, что как будто бы это может смутить её. «Ну-ка переспрошу: вот такое возможно?» Она говорит: «Возможно» – делаешь. Либо скажет: «Нет», тогда ты спрашиваешь: «А как лучше, на твой взгляд?» «Вот так», – скажет. Всё, ты так попробуешь сделать.

91. Победишь себя прежде всего, потому что это не будет совпадать с твоим пониманием. Ты начнёшь побеждать себя, и это нормально в данном случае. Не думай, что у детей какая-то потеря пойдёт. Если взрослые правильно рядом формируются, на детей это уже сильно влияет.

92. Но их нельзя изменить в корне, они сами себя должны будут потом менять. Вы даёте дополнительную информацию, которой они будут пользоваться. Но менять они должны будут сами себя.

93. То есть, какой бы родитель ни был, ребёнка в корне он поменять не сможет. Это его личное проявление в жизни должно быть, у этого ребёнка, с его каким-то древним опытом, который он должен будет побеждать. И никто за него не победит этот опыт его. Он сам должен будет с ним побороться.

94. А ему предоставляют информацию, которая будет время от времени всплывать у него в голове. И он либо будет осуждать, либо однажды сможет уже, набравшись мудрости, воспользоваться ею, сделав правильную оценку.

95. Но не ставьте глобальную задачу такую, что сейчас вы уже определяете судьбу ребёнка. Нет, не определяете».

96. «Учитель, я многодетный папа. Правильно ли я вижу, что я вынужден выйти из Семьи с женой, если мы с ней видим, что не вписываемся в систему «пятьдесят на пятьдесят»? Мне не удаётся зарабатывать денег столько, чтобы и одевать детей, и кормить, и лечить, и в школу собирать».

97. «Мне сейчас сложно на эту тему что-то ответить. Я не знаю, какие там требования, какие правила ввели и что тебе ответят на тот момент, когда ты покажешь истинную картину, при которой видно, что ваша семья так прожить не сможет.

98. Потому что тогда у Меня возникает вопрос: а почему ставится такое правило, которое ставит семью в условия неспособности выживать? Семья не должна ставить такие условия.

99. То есть должна идти интересная какая-то, грамотная оценка реального положения событий: старания человека, его умений, его способности. Ведь что-то он, может, не способен сделать. Значит, это нельзя с него требовать. Надо посмотреть, насколько он старается всё-таки решить эту тему.

100. И если при его старании он не может решить так, как многие способны решить, значит, он попадает в разряд некоторой условной исключительности, где с него это требование надо снять.

101. То есть человек старается, но он не способен сделать больше. Пусть даже другие больше могут сделать, это не значит, что и он обязан это сделать.

102. Посмотрите, как он старается это сделать. Если где-то он неправильно старание прилагает, помогите понять это проявление его старания. Пусть он продолжит это делать правильно. Но дальше надо оценивать по его возможностям. Нельзя перегибать здесь.

103. В том, как ты задаёшь вопрос, видится некий перегиб, который происходит либо с их стороны, либо с твоей стороны. И пока из этого Мне оценку сделать сложно.

104. Поэтому посмотрите, пообсуждайте… Но пока здесь более точную оценку и подсказку Я дать не смогу».