Повествование от Вадима

Часть 25

Глава 10

Двенадцатое июля. Встреча с Учителем в долине слияния.

2. «Допустимо ли на собрании отнести вопрос к непонятному, если четырнадцать человек поняли смысл вопроса, пятнадцать человек не поняли смысл вопроса и ещё значительная часть собрания вообще не участвует в голосовании ни в ту ни в другую сторону?»
3. «Лучше, наверно, так не делать. Если какой-то части понятно, с ними и рассмотреть этот вопрос. А тем, которым непонятно, надо какое-то усилие приложить и разобраться попробовать в том, что же всё-таки затрагивалось и почему им оказалось что-то непонятно, хотя кому-то понятно.
4. То есть у кого-то какая-то серьёзная накладка возникла в голове. На самом деле, если человек учится, стремится разобраться во всём происходящем и если у него возникает в голове непонятность какая-то, у него это должно быть естественным стимулирующим моментом, толкающим его к познанию чего-то непонятного.
5. Он должен устремиться разобраться в этом, а не просто сказать: «А мне непонятно», подразумевая где-то – пусть другие теперь приложат усилия и ему объяснят, а он подумает, будет понятно или не будет понятно, он решит потом. То есть это его уже должна быть активность.
6. С его стороны должны появиться дополнительные вопросы, где он для себя пытается прорисовать картину, которую кто-то попытался уже прорисовать. Оказалось, что некоторые поняли, что там прорисовано, а ему непонятно. Но это же его усилие должно быть приложено, заинтересованность.
7. Ведь вы поднимаете вопрос, в котором пробуете разобраться. И может быть, действительно очень важное что-то затрагивается. И ему, может быть, самому это очень важно будет. Если не сейчас, то завтра может пригодиться. И попробовать в этом разобраться – это нормальная активность, которую надо проявлять со своей стороны.
8. Сейчас Я не смогу более конкретно что-то добавить к ответу».
9. «Правильно ли было именно священнику задавать вопрос вступающему в Семью, платит ли он десятину, если это смутило вступающего?»
10. «А почему священнику? Почему именно такой акцент сделан? Да кто угодно может спросить в Семье».
11. «А поступающий потом сделал священнику подсказку, что в этом проявилось его грубость, так как священник не может про деньги спрашивать».
12. «А где это запрещено? Если кто-то из вас категорично о чём-то заявляет, уверенно, ему надо просто показать что-то в Писании.
13. Знаете, недавно Я, пробегаясь по всяким интересным текстам, наткнулся на интересное выражение одного известного человека: «Несчастья мира заключаются в том, что интеллигентные люди во всём сомневаются, а идиоты во всём уверены». Может быть, Я ответил?»
14. «Спасибо. Тогда следующий аналогичный вопрос. Допустимо ли было священнику в здании, относящемся к единой Семье, вывесить цитаты из Писания относительно уплаты десятины? Тот же самый брат подсказал священнику, что он неправильно это сделал».
15. «Вот Я и говорю: любую уверенность, которую пробуете проявить, вы должны быть готовы тут же подтвердить Последним Заветом, где однозначно ясно затронута именно эта тема и именно с этой стороны. Не в общем, а именно этот нюанс ясно обозначен, чётко и недвусмысленно. Только в этом вы можете проявлять уверенность как верующие люди. Вы веруете в эту истину, и веруя вы её подтверждаете.
16. Во всём остальном вы не должны проявлять свою уверенность. Вы можете высказать, что предполагаете, что думаете так, но не говорите уверенно (это большая ошибка).
17. А когда вы проявляете эту упёртость, уверенность, вам сложно что-то донести, ведь вы уже выставляете себя в образе учителя. Не ученика, а учителя.
18. Ученик – это тот, кто сомневается. Он ищет знания, он анализирует, он пробует, он предполагает и продолжает искать знания. Учитель учит, он уверен, он даёт уверенно знания, он не ищет их.
19. Поэтому, как только вы начинаете утверждать, вы неизбежно ставите себя в эту позицию, и тогда вам подсказать что-то очень сложно. Это большая ошибка, это то, что вам мешает развиваться.
20. То есть, когда вы можете засомневаться в чём-то, это нормально. Вот у вас возникло желание что-то оценить как негативное, это в первую очередь должно подвергнуться с вашей стороны сомнению. В первую очередь. Сразу же: а правильно ли вы оценили?
21. Если вы нашли аргумент какой-то, который как будто бы иную сторону событий показывает, но недостаточно ясно, тогда вы и выражаете: «мне кажется», «я думаю». Но это как возможность вместе о чём-то порассуждать.
22. Но это уже нельзя выдвигать как требование, как какую-то установку, уже это делать неправильно будет. Тут надо повнимательней за собой следить».
23. «А если всё собрание единогласно увидело вопрос священника по десятине уместным, а человек, вступающий в Семью, видит это всё равно неуместным, то допустимо ли было Семье не задавать вопрос Учителю, опираясь на то, что…»
24. «Допустимо конечно».
25. «Вопрос от единой Семьи деревни Гуляевка о приёме сестры в Семью. Семья приостановила её приём, не получив достаточных объяснений на вопрос, есть ли у неё долги. Она ответила: «Нет», но на следующий день перед собранием ей вручили письмо от судебных приставов. Как выяснилось, подобные письма, говорящие о наличии долга, приходили ей неоднократно.
26. Сестра пояснила, что фактического долга у неё нет, а есть сфабрикованный долг с её прошлой работы на почте, где её уволили якобы за растрату. Письма от судебных приставов продолжают поступать, и она с ними разбирается.
27. На просьбу Семьи зачитать последнее письмо сестра ответила отказом. Сказала: “Я никому ничего не должна, а если что-то и всплывёт, то это будет решаться вместе с моими близкими родственниками”».
28. «Нет, в этом случае человек не соответствует тому, что требуется для того, чтобы быть в Семье. Это недоверие недопустимо. То есть тут отказ в том, чтобы зачитать письмо, был ошибкой».
29. «Допустимо ли при покаянии, не называя никаких имён, упоминать о недостатках ближних, если я вижу, что эти недостатки явились причиной моих негативных действий, в которых я, собственно, и каюсь?»
30. «Ну да, нормально. Ты рассматриваешь только свой поступок. Ты можешь упомянуть какие-то действия, которые тебя смутили, на которых ты споткнулся, но тут не обязательно называть кого-то, кто эти действия сделал. Это твоё личное покаяние, это нормально».
31. «А допустимо ли было при покаянии в неправильных действиях на собрании Семьи проговорить такую фразу: «Мне не всегда нравится, как ведётся собрание, и в следующий раз я тоже что-нибудь смогу подсказать, но только в другой форме»? Такая фраза является допустимой?»
32. «Непонятная она. Если тебе что-то не нравится, ты должен обозначить чётко, что именно тебе не нравится. И прежде всего эти вещи надо делать тогда, когда ты с этим столкнулся.
33. То есть ты на собрании с чем-то столкнулся. Это что-то сделал конкретно кто-то, не все сразу. Кто-то конкретно что-то сделал, что тебя смутило. Тебе надо было просто после собрания, если не удаётся на собрании это сделать, подойти и отдельно попробовать побеседовать: что именно тебя смутило, почему оно тебя смутило, что там на самом деле подразумевалось. То есть это нужно в первую очередь сделать.
34. И если это не решается, это уже подразумевает ошибку со стороны того, кто не захотел тебе пояснить это действие. Вот тогда уже можно это затрагивать на собрании. Но обозначить точное действие, что тебе не понравилось. Тогда ты уже обозначаешь это событие, и дальше пробуете разобраться».
35. «На собрании я сделал братьям подсказку, когда, как мне показалось, они в жёсткой форме давали сестре мудрость. Я сказал: «У меня ощущение, что вы её сейчас заклюёте». Это было осуждением с моей стороны?»
36. «Лучше смягчить как-то другими фразами, не обозначая это действие в других людях. Скажи со своей стороны что-то доброе, мягкое, проложи линию интересней, чем та, которая уже проявилась. Ты рядом покажи другой подход, вырази что-то со своей стороны, обращаясь к этому человеку, за которого ты запереживал».
37. «А если я почувствовал, что эти слова были грубостью с моей стороны, то было ли допустимо попробовать на следующий день покаяться в этом такими словами: «Извините, я чувствую, что грубость допустил. Мне кажется, я был неправ»? Так допустимо было сказать?»
38. «Ну конечно, конечно».
39. «А допустима при покаянии предположительная форма: «Я чувствую, что был неправ. Мне кажется, что я был неправ»?»
40. «Это не предположительная форма. «Чувствую» – это имеет достаточно большой вес. Ты чувствуешь какое-то нарушение, ты, может быть, точно его не определяешь, но ты чувствуешь, что ты что-то сделал нехорошо. Тебе нехорошо самому стало, ты засмущался. Это уже достаточно ёмкий показатель. Поэтому, когда ты говоришь: «Я чувствую», это нормально».
41. «В процессе того, как я пытался эту свою ошибку описать на собрании, я как раз и проговорил: «Мне не всегда нравится, как ведётся собрание. Я в следующий раз, может быть, тоже попробую что-то подсказать, но уже в другой форме». Вот так можно было сказать?»
42. «А для чего?»
43. «Ну, я сейчас не могу вспомнить…»
44. «Как-то очень сложно выглядит подход к ситуации. Если тебе захотелось как-то по-другому сделать и ты видишь, как лучше было бы сделать, то ты так и сделаешь в следующий раз. А предупреждать зачем?»
45. «А у нас принято после покаяния говорить, что в следующий раз я сделаю так-то и так-то. Просто форма такая стандартная. Я и сказал: “В следующий раз я попробую помягче подсказать”».
46. «Это неверная форма. В покаянии достаточно того, что вы признаёте свою ошибку. А как вы поступите в следующий раз – неправильно говорить. То есть вы признали ошибку – естественно подразумевается, что вы её повторять не будете. Это естественно.
47. Зачем говорить: «Я больше так не буду»? Вы что, школьники, что ли? Это естественно. Вы и не будете это делать. А как будете делать – это вы посмотрите тогда, когда наступит этот момент. Вы же меняетесь.
48. Сегодня вы можете сказать: «Да, в аналогичной ситуации я уже знаю, как поступить». Но эта ситуация не происходит месяц, два… и вдруг она произошла. Но вы за это время изменились. И как только ситуация произошла, вы могли почувствовать, что совсем другое что-то надо сделать, а не то, что однажды вы планировали. И что, теперь надо будет сделать то, что вы обещали? Нет. Вы должны сделать по-новому, так, как на тот момент почувствовали. Вот это очень важно.
49. Поэтому не надо обещать. Покаялись – достаточно. А дальше посмотрите и проанализируете. Ведь ещё ряд каких-то событий будет происходить. Мудрость ваша растёт с каждым разом. По идее, если вы изменяетесь, если вы развиваетесь, то вы будете делать каждый шаг ещё лучше, ещё интересней».
50. «Как только я проговорил вот эту фразу: «Мне не всегда нравится, как ведутся собрания», меня в очень резкой и эмоциональной форме прервали на полуслове».
51. «Ну и правильно сделали. Ну а чего ты так: «Мне не всегда нравится…»? Видишь конкретную ошибку – пробуй в ней разобраться. Может быть, это ошибка, а может быть, нормальное действие, просто его как-то не приемлет твой внутренний мир.
52. Ведь вы все индивидуальны, неповторимы и выражаете какие-то эмоциональные особенности по-разному. Кто-то – с большим напряжением, кто-то – с меньшим. Кто-то интересней подберёт фразу, кто-то более примитивно её сложит (она будет выглядеть грубовато), но это не значит, что он сказал неправильно.
53. Нет, он выразил всё нормально, в приемлемой для него форме, которую он старается сделать как можно лучше. Он старается, но у него не получается пока лучше. Это нормальное его действие, его тут нельзя осудить. Надо, понимая его, отнестись к этому снисходительно. То есть у него пока так это получается. Не надо к нему придираться.
54. Вот происходит собрание… Если ты видишь какую-то серьёзную ошибку, нарушающую законы, уже известные вам, это уже тема для обсуждения. Если не удаётся на собрании поговорить, отдельно после собрания ты подходишь к человеку и пробуешь разобраться, действительно ли там нарушился какой-то закон.
55. Либо он подразумевал что-то совсем правильное, но неудачно выразился. Ну, тогда и вопроса нет. Действительно, человек правильно всё понимал, но так у него грубовато сложились фразы. Ничего страшного, бывает».
56. «А вот если уже второй раз, когда я каюсь, звучат эмоции и меня это сильно очень выбивает, допустимо мне прекратить покаяние и больше к нему не возвращаться?»
57. «Если тебе трудно себя контролировать в процессе каком-то, когда ты начинаешь говорить, и начинаешь говорить глупости какие-то грубые, так постарайся не говорить вообще. Постарайся больше молчать, учись себя контролировать внутри, учись находить равновесие внутри. И только когда ты почувствуешь, что сейчас ты способен сказать что-то действительно нормальное, уместное, красивое, хорошее, ну и скажи тогда. Тогда каяться не надо будет лишний раз.
58. А если вы поторопились что-то сделать, то лучше покаяться. Если всё-таки сделали, а это действительно получилось глупо и неприятно (принесли кому-то неприятность, боль, кого-то расстроили), то покаяться, извиниться за свою грубость – это нормально.
59. Но дальше просто быть умным надо. Если ты видишь, что, как только ты позволяешь себе говорить, твой язык начинает нести всякую ерунду и делать всем больно, тогда просто учись прикусывать его. Это хорошая работа над собой».
60. «Здравствуй, Учитель. Вот ситуация… Я, проходя мимо комнаты, услышал разговор, в котором один из людей рассказывал о моих действиях. На мой взгляд, он дал им отрицательную оценку. Он рассказывал о своих смущениях, которые мне не проговаривал. Как мне правильно было поступить в этом случае?»
61. «Продолжать идти дальше… мимо комнаты».
62. «И сделать вид, что я не заметил?»
63. «Сделать вид, что ты и не услышал».
64. «Но, как я понимаю, нужно же, если есть смущения у человека, постараться их убрать».
65. «Это он должен тебя спросить первым. Он же засмущался, и он должен разобраться, правильно ли он понимает.
66. Если ты увидел однажды, что, после того как ты сделал какой-то шаг, человек расстроился, какая-то тень пробежала по его лицу, как будто бы он смутился от твоего поступка, – вот тогда ты можешь переспросить, что его смутило.
67. Ты можешь заранее извиниться, что, может быть, что-то неудачно сделал, или попросить у него подсказку для себя: что именно ему показалось в твоих действиях неправильным. Бережно, мягко попросить подсказки в этот момент нормально.
68. А так не надо создавать такую активность, когда ты проходишь мимо того, что пытаются удержать в тайне. Ведь он же проговаривает не с тобой, значит, он пытается удерживать это в тайне. Лучше в этот момент не заходить, дай ему возможность подразобраться.
69. Ведь если рядом с ним тот, кто тоже действительно стремится постигать законы Истины, он должен сообразить и подсказать ему: “Чего это ты тут сидишь и мне рассказываешь? Подойди, спроси, смущаешься ведь. Ведь наверняка всё было по-другому, просто показалось вот так. Это расстроило, а на самом деле могло подразумеваться совсем другое. Ну так не лучше ли просто подойти?”».
70. «Понял, спасибо большое. А вот ещё ситуация… В моё отсутствие ребята приняли решение на собрании, что нужно сделать определённый ряд работ в короткий период времени, включая время дополнительное, которое у нас было выделено на прослушивание. Мне показалось, что это может быть, по крайней мере для меня, не совсем благоприятно».
71. «Если ты в компании находишься, то лучше следовать тому, что большинство этой компании принимает как решение. С этим надо сразу соглашаться. А потом ты можешь попробовать высказать пожелание в ненавязчивой форме, где ты не выражаешь свою обиду, не кривишься, что тебе это неприятно.
72. Ты просто выражаешь какое-то своё пожелание, какое-то смущение. Но если компания, послушав тебя, продолжает оставаться на том решении, которое приняли, ты с готовностью, с улыбкой его принимаешь. Это важный момент в коллективе.
73. Потому что в коллективе не получится вам находить одно и то же решение всем. Вы по-разному будете смотреть на одно и то же явление. И очень важно уметь находить какое-то одно решение, чтобы вы вместе сделали в одну сторону одинаковые шаги. Именно когда вы вместе что-то делаете – это немаловажно».
74. «То есть единство важнее будет в этом случае?»
75. «Конечно, в этом случае это очень важно. Когда мы говорим о построении единой Семьи, это же тоже подразумевается.
76. Но мы сегодня затронули такие интересные моменты, которые вызвали у вас улыбку. Ведь сразу много уверенности проявляют с разных сторон, и начинается у вас бойня какая-то на собрании: один выдвигает одно решение, другой – другое. Толком аргументировать мало кто способен, и начинаете бодаться.
77. И казалось бы, простое какое-то решение надо принять, чтобы пойти уже и сделать, но вы несколько часов можете проспорить о какой-то глупости и так ни к чему и не прийти и перенести вопрос на следующее собрание. Это болезнь общества.
78. Это прежде всего основано на недоверии друг другу, на страхе, на комплексах, на боязни, что рядом как будто бы враги какие-то находятся и с ними надо бороться, надо ухо востро держать. А то как выдвинет какой-нибудь шпион какую-нибудь ерунду – и все пропадём. И поэтому, стоит кому-то предложить какое-то решение, все так подозрительно смотрят на него: кем он заслан?
79. То есть Я немножко утрирую, в такой красочной форме рисую, но именно это и происходит. Вы не успеваете это осознать. Только на этой основе вы начинаете бодаться, не выслушивая друг друга.
80. Разумное суждение, нормальное разумное суждение разумной личности основано на том, что вы, сталкиваясь с чем-то вам незнакомым, начинаете всматриваться с позиции – а вдруг эта идея лучше, чем то, что вы имеете в себе. То есть вы допустили сомнение в том, что вы имеете, и вы стремитесь проанализировать новое что-то, насколько вы в состоянии это сделать.
81. Если вы сталкиваетесь с чем-то новым, при этом имея что-то на эту тему своё, тут же, просмотрев, что оно не соответствует вашему пониманию, сразу начинаете отвергать это новое. Это говорит о том, что вы ещё очень глупы. Очень глупы и ещё не способны быть учениками. Это явный признак этого.
82. И если вы посмотрите правдиво друг на друга, увидите, что вокруг именно это всегда и происходит. Как только вы сталкиваетесь с другим мнением, отличным от вашего собственного, вы уже его не принимаете только потому, что оно отличается от вашего. Вам очень важно быть уверенными в собственном мнении.
83. Это немаловажный момент, конечно же, в становлении личности, но это огромная опасность для этой же личности. Огромная. Она основана на эгоизме. Это серьёзный такой подводный камень у вас, о который вы очень здорово бьётесь, и никак не можете взяться за руки вместе.
84. Вроде бы вместе живёте под одним небом, как будто бы одно дело делаете, но не можете пойти в одну сторону. Вы много спорите там, где вообще это не требуется и где совсем неважно, насколько вы ошибётесь, сделав вместе шаг. Это неважно. Важно, что вы сделали его вместе.
85. Мудрый улыбнётся, он понимает, что, возможно, сейчас большинство, которое так активно взялось за что-то, ошибается, но не страшно, что они ошибутся. Сделав какую-то ошибку, они поймут её, они мудрее вместе станут. Это же и есть главное – набираться мудрости. А мудрость набирается, только когда делаются ошибки. Поэтому этого не надо бояться.
86. Но вы же как будто бы друг от друга требуете идеальных решений, предполагая, что то, что вы понимаете как правильное, и есть уже идеальное решение. И каждый уверен в том, что у него-то как раз идеальное решение.
87. Потому что, когда вы так уверены, у вас как будто бы появляется твёрдая почва под ногами. Вы твёрдо стоите как будто бы. Вот есть у вас уверенность – всё, вы живёте, вы понимаете, что вы что-то значите. Вот именно желание быть значимым и создаёт предпосылку к такой уверенности.
88. А уверенность такая не говорит о том, что человек умён, что он мудр. Она не говорит о вашей мудрости.
89. Поэтому не надо ближним ничего доказывать. Вы можете предлагать. Но как только вы начинаете им доказывать, утверждать что-то, вы ведёте себя как глупец. Это неумное действие, нельзя так делать. Никто всё равно не возьмёт то, что вы пытаетесь доказать.
90. А так как это не берут, вы ещё и думаете: «Ну какие они глупые, ничего не понимают, не делают. Что за слепцы собрались вокруг». Вы же хорошо видите вроде бы, а они никак не видят. Вот это то, что постоянно разделяет людей между собой.
91. То есть вы двигаться можете вперёд нормально, когда вы готовы сомневаться в том, что вы имеете. Вот тогда вы начинаете искать новое. А это бесконечный путь развития. Вы всегда открываетесь к чему-то новому. Но вы не хватаете слепо, вы рассуждаете, вы пробуете проанализировать всё новое как, вероятно, что-то более правильное, чем то, что вы имеете.
92. Может быть, оно и неправильное, ну так проанализируйте. Не увидели правильным – не берите. Но не отвергайте не анализируя. Не отвергайте никогда только потому, что оно не такое, как вы имеете.
93. Это, ещё раз подчёркиваю, признак глупости. Не будьте глупыми, учитесь быть мудрыми, умными. Значит, всматривайтесь во всё новое, учитесь это понимать. Это важный момент. Только тогда и можно нормально двигаться по пути развития, когда вы правильно начинаете это понимать.
94. Именно в этой связи не получается людям находить Учителя, очень сложно. А если и находят Его, они все по-разному Его воспринимают. Одни почему-то любят, а другие вроде признают, но они не испытывают какого-то трепета. Это всё зависит от того, как вы ищете Истину и насколько вы почувствовали себя больными, условно больными.
95. Если человек осознал, что он болен и чувствует, что что-то неправильно, он судорожно ищет выхода. Если он находит того, кто показывает выход, он воспринимает это с великой радостью, благодарностью и воспринимает того, кто даёт это спасение, с трепетом.
96. А другой человек думает: «Да, может быть, тут я и неправ», но ещё не понял правильный подход к этому обстоятельству. То есть он сохраняет немаленькую долю уверенности в том, что он имеет, где-то в глубине он сохраняет за собой право считать, что это правильное понимание.
97. И если ему Учитель скажет: «Ты знаешь, не делай так, это неправильно», он не сможет воспринимать этого Учителя с трепетом. Он не нуждается пока ещё в Нём. Он, может быть, и попробует это сделать, но у него ещё пока нет потребности в Учителе, то есть он не нуждается как будто бы в спасении ещё внутри.
98. Ведь Учитель как доктор. Он приходит и лечит больного. Но для этого же, по крайней мере, надо осознать, что ты болен. А если ты ходишь и уверен, что ты здоров? Ну, пришёл доктор (Учитель), ну да… может быть, он и поставить укол готов. Но вдруг больно поставит… да ну его, может быть, не надо это. И начинаете уже по-другому совсем к этому подходить.
99. Вы все очень разные. Есть те, кто хорошо созрел к изменениям. Но очень большая масса среди вас тех, кто ещё имеет маленькую степень готовности к изменениям. Поэтому вы и относитесь к Учению по-разному.
100. Кто-то с готовностью, с жаждой его постигает, а кто-то прикасается, может полистать, почитать что-то, отложить на потом. Он не готов ещё всецело всей своей душой во всё это погружаться, то есть он не дозрел до этого. И у вас эта степень разнообразия очень большая.
101. Поэтому максимально дозревшие искренне следуют за Учителем во всём, стараются шаг за шагом следовать, не отставать. Они трепетно это всё воспринимают, они дозрели к этому изменению, глобальному, масштабному изменению.
102. Остальные все идут осторожничая. И в зависимости от того, сколько уверенности они в себе сохраняют, настолько они осторожничают.
103. И соответственно (мы уже проговорили), ваши личные убеждения создают такую иллюзию, что вы всё-таки что-то значите в этой жизни, вы что-то умеете. И если Учитель вмешается в эту область по каким-то обстоятельствам, то такой человек готов будет Его воспринимать врагом.
104. Потому что он почувствует, что как будто бы у него выбивают опору в жизни. Он ещё в ней не засомневался, он на неё привык опираться, он верит, что она правильная. А тут неожиданно кто-то пришёл и начинает выбивать опору. У человека возникает паника внутри.
105. Он легко готов настроиться и начать действовать против Учителя. Он даже не задумается, что происходит. У него инстинктивно сработает эта блокировка. То есть он начнёт закрываться или воспринимать объект, который выбивает основу, как врага.
106. Поэтому есть те, кто воспринимает Учителя и радуется. А есть те, кто присматривается, пытается иронизировать, ругаться, потому что они не готовы, чтоб из-под них выбили эту основу. Они ею дорожат. Это совершенно естественное условие.
107. Поэтому невозможно, чтобы, Учитель если придёт, Его все сразу восторженно начинали воспринимать. Это в принципе невозможно.
108. Вот вы сразу начинаете делиться на разные категории. Кто-то сразу всё бросает, бежит следом. Кто-то начинает за собой что-то тащить, ещё боится бросить. А кто-то сидит на месте, окружив себя всем этим, и беспокоится: «Ну как же, вроде Учитель, надо бежать, а как же всё это бросить-то. Это же такое важное, столько собирал, столько всего…» И сидит, и не может сдвинуться.
109. А дальше ещё сложнее. Те уже стараются Учителя на мушку взять: а вдруг когда-нибудь придёт, всё выбьет, заберёт – уж заранее лучше обеспокоиться на эту тему вот таким кардинальным методом».
110. «Получается, уверенность в себе, в своих пониманиях в плане духовного не имеет место быть?»
111. «Временное ощущение уверенности – это нормальное явление. То есть вы что-то принимаете, открываетесь к чему-то – вы чувствуете какое-то внутри вдохновение, окрылённость. Вы начинаете что-то понимать, что-то установилось у вас в голове – это приносит радость, вы прозреваете к чему-то. Но не остановитесь на этом.
112. Допустите, что то, что вы поняли и что вас обрадовало, возможно, ещё и не до конца всё правильно понято. Вы просто временно что-то увидели более интересное, чем то, что было. Вот главное здесь не застопорить себя, не остановить.
113. Многие на этом останавливаются и начинают учить других. Им кажется, что они всё поняли, это же так просто. Хотя сами ещё так далеки от этого. Может, очередное что-то увидели и это хорошо для них лично, но ни для кого больше.
114. Поэтому вы и должны дальше за этим внимательно присматривать, не проявлять чрезмерную самоуверенность, учиться быть уверенным, смелее идти. Уверенность – это прежде когда вы не боитесь делать ошибки. Вот где нужна уверенность ваша. Не бойтесь делать ошибки.
115. Если вы на данный момент считаете, что то, что вы хотите предпринять, правильно, идите смелее. Пусть это будет какая-то гигантская ошибка, это не страшно. Если вы в данный момент понимаете искренне, что это правильный шаг, делайте его.
116. Именно его вы и должны сделать. Это ваш шаг, он вам нужен. Он готовит для вас какие-то познания, какую-то мудрость. Вы и должны сделать этот шаг, даже если весь мир станет на уши и будет орать: «Да ты чего! Куда ты пошёл?»
117. Если они вас не убедили, рассказав что-то своё, показав какие-то графики, и вы внутри всё-таки продолжаете быть уверенными, что вот так именно вам надо сделать, сделайте именно так. Не смотрите на этот галдёж миллиардов. Вот где должна быть нормально проявлена уверенность.
118. Потому что, если именно её нет, это тоже большая ваша ошибка. Вы слишком зависимы от мнения окружающих. Вы постоянно озираетесь, кто что говорит на какую-то тему, и боитесь сделать свой собственный шаг. Вы начинаете следовать тому, что вам подскажут. Но делаете это тупо, то есть не задумываясь. И не можете понять до конца, что же вы всё-таки делаете.
119. А потом, если, что-то сделав, ошиблись, упали, начинаете: «Ага, это ты мне подсказывал! Надо было мне сделать по-своему!» И так всю жизнь всё кто-то виноват в том, что вы упали.
120. Учитесь делать свои шаги. И если упали, вы сами понимаете, что это ваш личный шаг. Значит, вы правильно сделали.
121. Ну, упал, бывает такое. Значит, недооценил что-то. Ну так переоцени. У тебя возможность очень хорошая – споткнувшись, оценить то, обо что ты споткнулся. Ну оцени. Сделал нормальную, разумную оценку – более уверенно пошёл дальше.
122. Это и есть то, ради чего ты спотыкался, и это было очень важно в жизни. Это сделало тебя лучше, умнее. Так разве это ошибка? Нет. Это условно обозначенная ошибка, но это правильный шаг в твоей жизни. Вот эту уверенность надо проявлять, не бояться сделать ошибки».
123. «Учитель, а вот, например, я имею какое-то понимание внутри, но часто возникает сомнение, действительно ли то, что я считаю правильным, правильное. И порой свои действия какие-то замедляю. То есть я ещё стараюсь подумать, порассуждать на эту тему. Так лучше смелее действовать или действительно всё-таки стоит, если возникает сомнение…»
124. «Если возникает сомнение, ты можешь переспросить у кого-то, что он думает на эту тему (и если он думает по-другому, то почему он думает по-другому). То есть попробовать поискать какие-то аргументы: на что опирается другой человек, размышляя на эту же самую тему.
125. Есть условия, когда тебе надо сделать шаг, а спросить не у кого. Тогда надо сделать сразу так, как ты искренне считаешь правильным. Но если есть возможность спросить, послушай.
126. Но дальше взвесь всё. Если они не смогли привести тебе интересные аргументы и твои собственные кажутся более интересными, сделай так, как ты видишь, не боясь. Это нормальный твой шаг, ты его просто должен сделать. Он нужен тебе и нужен всем, кто будет рядом находиться.
127. Ведь если ты ошибся, ты поймёшь свою ошибку. А если ты правильно сделал, значит, ошибались другие, кто думал по-другому. Так это же для них тоже урок. Это очень важные шаги».
128. «Учитель, у меня есть особенность, что я медленно работаю, стараясь всё делать аккуратно, качественно. И этим смущаю ближних. Из-за этой моей данности у меня с ближними много возникает ситуаций. Они хотят, чтоб я работал быстрее, а у меня не получается».
129. «Делай так, как ты можешь, это нормально. У вас разный темперамент у всех, и в разный период возрастной он может проявляться тоже по-разному. Кто-то может всю жизнь быть медлительным. Но это зависит от вашего темперамента.
130. Это тоже нормальная данность. Если ты начнёшь ускорять себя искусственно, ты можешь просто больше навредить, чем сделать полезного. Ты можешь попасть в какое-то экстремальное условие, и для тебя это закончится как-то трагически, можешь себе что-нибудь повредить.
131. То есть в зависимости от того, к чему ты прикасаешься, может даже и появиться повышенная опасность от твоей суеты. Это будет уже не ускоренная работа, а суета. Суета не приносит пользы.
132. Ты должен попробовать посмотреть, действительно ли удастся как-то поактивней что-то сделать. Но если не получается, видишь, что ты начинаешь терять контроль над своими действиями, тогда перестань перегибать. И ближние тоже должны понять тебя. То есть это нормальное явление.
133. Вы просто все разные, и к этому надо по-хорошему относиться. Кто-то постоянно бегает, у него энергия прямо плещет, трудно увидеть, чтоб он вообще спокоен был. У него другая энергия. Его только тормозить и приходится: «Да успокойся ты, сядь», а то он уже сорок раз пробежит в том месте, где достаточно один раз пройти.
134. На это улыбнитесь, пошутите по-дружески. Но никак не придирайтесь к этому. К этому надо относиться с пониманием. А значит, если вы организуете какой-то труд, это надо учитывать. Нельзя друг от друга ожидать одинаковых усилий, вы их не сделаете.
135. Вы похожее одинаково можете делать в какой-то мере. Но вполне может возникнуть какое-то исключение, которое легко можете подметить. А значит, надо учесть его и больше не требовать этого большего с такого человека».
136. «Например, мы делаем какую-то работу вместе с кем-то, и старший мне проговаривает, что надо бы нам всем ускориться. Попробовав ускориться, я вижу, что у меня возникает ощущение суеты. Я сильно от этого устаю и психологически где-то начинаю срываться. В этом случае мне стоит объяснить это старшему?»
137. «Да, надо отдельно уже, не в момент работы, а заранее поговорить. А столкнулись с ситуацией, которую могли раньше не предполагать, – всё, ты постарался сделать, а потом вечером объяснил ребятам, что ты попробовал сделать так, но, оказалось, вот такая ситуация начала складываться внутри тебя (что ты увидел, как ты устаёшь, как психологически перегружаешься). Ну, рассказал искренне всем».
138. «То есть как бы выразить готовность сделать в том виде, как у меня получается сделать?»
139. «Да. Это не относится к лености. Это разная степень темперамента у вас. И это нормально».
140. «Учитель, когда я решил узнать у ближнего, с которым у меня была ситуация, что я делаю не так и что мне нужно в себе поменять, была проговорена такая фраза: «Если с тебя не потребовать, то где сядешь, там и слезешь». И мне сложно понять, что мне в этой ситуации делать, когда мне такое проговаривают».
141. «Ничего пока не делать. Тут ничего пока не сказано практически. На тебе вроде, на самом-то деле, на практике никто же не ездит. Значит, это что-то образное. Но образное применить в практике сложно. Значит, пока тебе ещё подсказку не дали, что именно надо сделать».
142. «Мне правильнее будет тогда попытаться уточнить, что же именно человек под этой фразой подразумевает?»
143. «Да, что же именно тебе сделать-то надо. Скажи: «Конечно, на меня если сесть, я вряд ли подниму. Наверное, слезать придётся с меня, потому что я не сдвинусь с места. Тут у меня пока сил может не хватить действительно». Ну, сознайся в этом. Нормально. Не всякий из вас может кого-то другого поднять. Ничего постыдного тут нет.
144. Скажи: «Я не совсем понял, вы уж мне объясните, глупому, что же мне на самом деле сделать-то надо. Ну глупый я ещё, никак у меня голова ещё пока не варит». Занимайте позицию такую простую».
145. «Понял. Спасибо большое, Учитель».