Повествование от Вадима

Часть 20

Глава 8

Четвёртое апреля. Среда. Встреча с Учителем после таинства слияния.

2. «Ты начал проводить слияния по средам. Я уже много лет пытаюсь не пропускать слияния, так как поняла, что для моего духовного развития очень важно, чтобы я слышала Слово тогда, когда оно звучит реально, а не спустя время через кассеты. И сейчас у меня возникла сложность в выстраивании своей жизни.

3. Дело в том, что когда я жила от одного воскресного слияния до другого, то я успевала что-то делать в Черемшанке. А сейчас не успеваю, так как, чтобы попадать на все слияния, надо много времени тратить на дорогу. С этой стороны я подумала, что мне надо жить на Горе и помогать здесь (когда-то я уже делала эту попытку, но тогда директор школы меня не взял)».

4. «Ты неправильно понимаешь…»

5. «То есть если я чувствую потерю в том, что я не бываю на слиянии…»

6. «Это не связано с развитием. Это связано с головой».

7. «Это какой-то страх у меня внутри?»

8. «Это проблема в голове, да. На слиянии у вас появляется активная возможность укрепиться, но это не развитие, этим надо воспользоваться дальше. Развитие – это действия человека, это принимаемые им решения. Не когда он слушает, впитывает что-то, а когда он применяет. Там развитие начинается.

9. Поэтому, конечно, если ты не в такой непосредственной близости, а чуть дальше где-то находишься, там немножко посложнее будут условия. Потому что разные посторонние факторы могут частично тебе стирать ощущения, как-то создавать какие-то помехи, которые будут отвлекать на что-то.

10. Тут у вас максимальная возможность сконцентрироваться на чём-то одном, и вы друг другу помогаете, вы тесно находитесь в одном поле, вы ещё друг друга подстёгиваете. То есть вы наиболее благоприятные условия создаёте для слияния все вместе.

11. Там сложнее. Но это не потеря, конечно. Там ты меньше что-то можешь получить, но это нельзя рассматривать как потерю. Потому что главное – это жизнь, и надо научиться в духе находиться в любом месте, потому что это стержневая основа.

12. Не может Учитель быть бесконечно рядом вот так вот в теле, чтобы вы могли созерцать и ещё испытывать и природную какую-то привязанность. Это не должно быть главным. Поэтому это временное явление.

13. А всё остальное… В любой момент вы должны везде, в любом месте, испытывать нужную атмосферу духовную, и это должно вам помогать. Поэтому этому главному научиться надо.

14. Поэтому, если в какой-то момент у тебя нет такой возможности – близко находиться, да, это чуть-чуть по-другому будет, когда находишься в другом месте. Но не надо смотреть на это с позиции такого страха. Это не потеря. Это менее удобные условия, но это нестрашно. Хотя, конечно, тут полезней быть, но…»

15. «Здесь всё-таки полезней быть? Вот это я и хотела услышать», – смеясь сказала женщина.

16. «Полезней… Как этим воспользуешься. Ты тут больше возьмёшь. Но больше взял – больше и спросится. А вот будет ли полезно – это ещё вопрос. Уйдёшь отсюда – как ты поведёшь себя? Взяв больше тех, кто там живёт, а как ты сделаешь? Если ты сделаешь не так, как требуется, будет хуже для тебя, чем для них».

17. «То есть, пытаясь жить здесь, на Горе, однозначно принимаешь на себя большую ответственность и должен сознательно это делать?»

18. «Конечно, конечно».

19. «Учитель, могу ли я называться своей девичьей фамилией, если я вышла замуж?»

20. «Можешь псевдоним себе взять», – улыбнулся Учитель.

21. «А не будет для меня потери, если муж сказал, что ему не очень нравится моя идея, а у меня внутри чувственно не откликается взять его фамилию? Я думаю, что в будущем, наверное, вообще не будет фамилий, будут просто имена. Зачем называться фамилией мужа? У меня нет такой духовной потребности. Мне надо просто подчиниться мужу?»

22. «Ты же с мужем выстраиваешь что-то единое. Для тебя разве новость, что по разным вопросам у вас могут быть разные взгляды и единство вы построите от умения пожертвовать своим интересом для интереса другого? А разве это новость? Это неизбежность.

23. У вас всегда будут разные взгляды (или, может быть, не всегда, но достаточно часто могут быть). И вам либо спорить, а значит, потихонечку какой-то разлад, разлом углублять между собой, либо не спорить, а кому-то надо просто согласиться скромно, смиренно».

24. «Значит, если здесь нет нарушения Истины (в том, что он меня просит в отношении фамилии), мне надо претерпеть, да?»

25. «Называйся кем угодно, хоть горшком. Если ему нравится тебя так называть (корзинкой или чем-нибудь ещё), да пускай, называйся. От этого твоя суть не меняется. Как ты относишься ко всему, как ты стараешься строить всё правильно – вот где главные ценности, а не как это снаружи будет табличками обозначаться.

26. Понимаешь, хочешь дружить, хочешь единство строить – не забудь об этом правиле: кому-то придётся жертвовать неизбежно, иначе раскол будет углубляться. В одном вы разойдётесь, каждый на своём останется; в другом разойдётесь, опять каждый на своём останется – и так потихонечку всё глубже и глубже будет у вас трещинка.

27. Ведь по сути тебе предлагается, знаешь, какое-то правило, где надо сделать что-то такое игровое, игровое правило исполнить, в какую-то игру поиграть. Она не решает жизненную ситуацию, она не решает глубинные твои, духовные ценности, на них не влияет. Это просто игра, условность».

28. «Имя – это игра?»

29. «Да конечно игра. Вам удобней так. Если б вам не нужно было общаться с помощью языка, вам не нужны были бы названия, которыми вы пользуетесь. Вы реагируете на голос, на то, кто как какое-то там, в толпе, произнесёт, крикнет ваше название, – вы оборачиваетесь. Хотя, может быть, кричат не вас, а кого-то другого, но имя такое же. То есть это примитивная форма общения.

30. Пока вы общаетесь именно так, это играет какую-то роль. Но это игра, это условность дополнительная для удобства на уровне общения, на котором человек пока пребывает.

31. Как только эта условность уйдёт, вы сможете общаться мыслями, вам не надо будет названия. Потому что, если кто-то с тобой говорит, ты это хорошо, отчётливо фиксируешь. Никто другой это не фиксирует, только ты. И ты знаешь, кто с тобой общается, хоть его и не видно, не надо названия. Это всё будет другое уже тогда.

32. Но пока это просто игра, условность. Предлагает поиграть – тогда поиграй. Но жизнь твою это не решает, это не может быть опасно для твоего духовного формирования. А вот если начинаешь строптивиться, не имея оснований логичных, грамотных, духовных, вот это уже вредно будет».

33. «Спасибо».

34. «Учитель, у меня трое маленьких детей, старшему три годика. У меня сейчас нет возможности уделять ему достаточно внимания, времени на него не остаётся. Я чувствую, что он уходит в свой мир и я начинаю его терять. Возможности внешне дать ему внимание, тепло нет. Возможно ли внутренне согревать его в молитве?»

35. «В молитве в любом случае надо это делать».

36. «Это да».

37. «Тогда что именно ты хочешь спросить? Ты же спросила, можно ли в молитве давать. И в то же время ты знаешь это».

38. «Если у меня получается это только в молитве и минимум в жизни, не будет ли опасности, что у него в душе будет холод и пустота?»

39. «Ты даёшь то, что ты можешь».

40. «Да».

41. «А ты спрашиваешь совсем другое: «А то, что я могу, достаточно ли для того, чтоб сделать его счастливым?» Ты такой вопрос задаёшь».

42. «Ну да. То есть я прошу большего от реальности».

43. «Ты будешь давать только то, что ты можешь. Остальное, как бы ты ни старалась, ты не дашь, сверх того, что ты в состоянии сделать. Значит, всё остальное он должен будет как-то добирать из контакта с другими людьми.

44. И конечно, бывает грустно: хочется дать что-то, а не получается. Или, бывает, можешь дать, а он не берёт (ведь такое же тоже есть). Вы можете дать, терпеливо даёте, а ребёнок как будто бы не берёт, как будто бы не замечает.

45. Хотя, если вы упорно пробуете это каким-то образом давать, это всё равно откладывается на нём, оно фиксируется в его поле, ваше участие фиксируется.

46. Но насколько ему окажется полезным это – на самом деле будет зависеть только от того, как он этим начнёт пользоваться. Но толчок положительный вы закладываете, то есть какой-то небольшой (условным таким языком) «бонус» даёте ему. Но как он им воспользуется – только от него зависит».

47. «Он пока маленький, три года».

48. «Конечно, бывает грустно: «Ну что ж такое! Никак не удаётся вложить что-то! Хочется – нет возможностей». Особо не концентрируйтесь на этом переживании. Начнёте переживать – вы уже уменьшите то положительное, что давали, вы начнёте сами его урезать своим переживанием».

49. «Да, да. Спасибо, поняла. И ещё такой момент. Правильно ли моё понимание, что от моих здоровых отношений с отцом детей (в частности, природное чувствование отца) зависит здоровье детей? То есть я природно чувствую отца и не закрываю этот поток, это ощущение».

50. «Ещё раз в виде вопроса».

51. «Правильно ли моё понимание, что здоровье детей зависит от моего позитивного, правильного отношения к отцу детей в природном отношении?»

52. «Да, да, конечно, конечно».

53. «То есть я не закрываю от него природную вибрацию, энергию».

54. «Подожди. А духовное закрываешь?»

55. «Духовное?»

56. «Ты концентрируешься на природном. Духовное прежде на самом деле призвано располагать тебя к другому человеку. Природное – это такое… очень узкое».

57. «У меня как-то они связаны, начинают цепляться одно за другое. Я начинаю природно закрываться, потому что мы сейчас не вместе, и духовно от него тоже закрываюсь».

58. «Но природное – естественно. Как открываться, если вы не вместе? Тебе открываться будет сложно».

59. «Я, получается, и духовно от него закрываюсь».

60. «Твоё внутреннее отношение, просто человеческое отношение к человеку другому, к любому человеку влияет на твоих детей.

61. Потому что от того, как ты относишься к кому-то, у тебя настраивается организм, твой организм настраивается на какую-то гармонию. Чем правильней ты ко всем относишься, тем гармоничнее ты вибрируешь сама».

62. «Не только к отцу, да?»

63. «А дети тесно связаны с тобой, и невольно (хотят они – не хотят) они испытывают твою вибрацию, и идёт у них настройка на что-то. То есть ты начинаешь им помогать. И у них и с отцом контакт сильный, и с тобой. И твоё отношение к нему тоже очень большую играет роль.

64. Но тут надо помнить, что это вообще закон для всех. Не отношение к конкретному человеку, и только лишь. Так нельзя рассматривать. Это вообще ко всем».

65. «А я могу как-то прикрыть природные отношения к нему? Он заходит, например, и я его природно чувствую, ощущаю. Нужно это прикрыть, если мы сейчас не вместе?»

66. «Непонятно. «Прикрыть» – слово Мне непонятно. Двери прикрыть – понятно, чувство прикрыть – непонятно. Ты говоришь о каких-то действиях, но ты не оговариваешь действия. Ты пробуешь дать объяснение чему-то, к чему на самом деле это не относится».

67. «Я его начинаю ощущать как какого-то пластикового».

68. «То есть ты специально начинаешь ощущать?»

69. «Это не головой, это идёт как защитная реакция».

70. «Если ты чувств каких-то природных к нему не имеешь, ну нет так нет. Но непонятно слово «прикрывать». То есть это, значит, ты хорошее что-то имеешь, хочешь подскочить… и себя – раз – перевернула, сделала его пластиковым, смотришь на него, как на картонного…»

71. «Да, да, примерно так».

72. «…и уже чуть ли не за веник берёшься замести мусор».

73. «Похоже», – засмеялась женщина.

74. «Тогда так не надо. Но мы говорим о том, что это изначально, значит, у тебя чувственная расположенность к нему большая есть и ты её стараешься ограничить. Но ограничить не чувственную расположенность ты можешь – ты можешь действия только ограничить какие-то. Хочется так сделать, а вот тут ты смотришь: а надо ли делать? Вот это уместно рассматривать. Но не закрытие чувств, а сдержанность в каких-то проявлениях можно рассматривать».

75. «Понятно. Ну ладно, хватит. Спасибо».