Повествование от Вадима

Часть 13

Глава 18

100. Надо идти и жить. Идти, цвести на основе того, что вам сейчас дается. Вы — человек. Вы не цветок земной, который зависит от каких-то условий, времен года. Вы — человек. Значит, вы цвести можете в любых условиях.

101. Важно вот это умение почувствовать себя женщиной как мама, как творящее начало. Здесь будет неверным разделять: мужчина — творец, а женщина — служитель.

102. Служитель — это тоже творец. Она служит, значит, она что-то создает рядом, создает что-то нужное. Но так вы и должны быть соответствующими достойными творцами в этом случае и творить, не завися от настроения, не завися от перепада температур в окружающем пространстве. Вы должны жить, вы должны творить и цвести этим творением.

103. Поэтому не смущайтесь, если не разрешается то, на что можно сказать: «Это хорошо». Желать хорошую семью, желать рождение многих замечательных детей — это хорошее пожелание. Но не так-то просто его исполнить, притом какие есть сейчас на Земле вы и те, кто рядом с вами находится. Многое приходится останавливать.

104. Учитесь узнавать себя, и все нужное у вас будет получаться. И если природной любви пока нет, другое все есть рядом с вами. Есть люди, есть ваши братья, сестры, и есть вы, есть ваша жизнь, а значит, есть возможность, не теряя времени, служить друг другу.

105. А если кто-то и мечтает о любви, он не подозревает, о чем на самом деле он мечтает. Он мечтает о книжных образах, но, когда влетит в это состояние на полном ходу, тогда, бывает, вздрагивает: что теперь с этим делать, как с этим справиться.

106. Он уже, не разбираясь, начинает преображаться не совсем в хорошем свете. Потому что вырастают требования сразу, мгновенно, появляются какие-то чувственные особенности, новые страхи, которые раньше в более спокойном виде могли проявляться у человека. И эти проявившиеся страхи сильно искажают ваше мировосприятие.

107. И если вы с кем-то общались более-менее нормально, то, полюбив его, перестаете с ним общаться, начинаете сторониться, бегать, прятаться. Так чем же вы обогатились, полюбив?

108. Ну дана вам любовь. И что вы покажете теперь? Чем вы обогатились? Вы стали прятаться. Вот здорово, как вы обогатились! Вы боитесь подойти поговорить. До этого говорили, а теперь перестали разговаривать. Вот это обогатились! Замечательно преобразились в любви.

109. Эта сторона своеобразная, и научиться в этом случае хорошо себя проявлять, правильно, умело — это искусство, которому еще надо научиться.

110. Так что не привязывайтесь. Что нужно — будет. Не нужно этому быть — и не надо. Делайте все остальное, чего вокруг так много, и такое замечательное. Это все нужно сделать.

111. Добрая женщина — это замечательный образ, очень хороший. Если кто-то не видит, это его проблема. И ему тоже надо будет еще долго учиться, ломаясь на «стрекозках», которые перелетают туда-сюда, ничего не понимая, и имеют только ограниченные устремления. Ну, это тоже школа. Так вы друг друга и учите.

112. Научитесь видеть истинные ценности. Это очень нужно».

113. «Влюбленная женщина предлагает моему мужу заходить к ней, при этом, как я увидела, сама не особо идет к нам. Могу ли я подсказать ему, что вижу неправильным это, хотя и разрешаю ему к ней заходить? Надо ли подсказать так или необязательно при таких условиях?»

114. «Давайте в этом случае внесем некоторое ударение. Влюбленная женщина не торопится дружить с женой мужчины, которого она любит, не торопится прежде появиться в их доме, чтобы выстроить какие-то хорошие отношения дружбы, больше общаться (тем более что это замечательная возможность для общения), а больше торопится для себя строить общение так, как сейчас было сказано. Когда она прежде торопится выманить мужчину к себе, то в этом случае мы можем сделать вот такое ударение.

115. Не нужно здесь говорить мужчине, что это неправильно. Но эту ситуацию давайте рассматривать как что-то, не связанное с вероятным изменением в вашей семье.

116. То есть тут не рассматривается какая-то вероятность изменения, о котором до этого мы говорили и обозначали таким условным, своеобразным понятием «треугольник», когда к вашей семье, где уже двое, прилепляется третий, и вы пробуете в дружбе, учитывая его любовь, уважая его любовь, позволить ему рядом умножить гармонию, которую вы вместе создаете. Тогда это просто не рассматривается.

117. Есть просто нечто, где есть потребность общаться, именно общаться. Ну, в этой дружбе может очень много появиться вопросов, где кому-то потребуется уделить внимание в общении.

118. Чем больше вы будете узнавать друг друга, тем больше проявляться могут ваши интересы своеобразные, где вы будете замечать, что ваши интересы во многом совпадают где-то с кем-то. И мужчина с женщиной порой могут просидеть в общении значительное время, когда эти интересы их переплетаются. Но это не будет подразумевать, что надо что-то в отношении семьи изменить.

119. Поэтому, если мужчина видит благоприятным заглянуть куда-то пообщаться, поддержать, уточнить что-то, но видит именно нужным благоприятность в общении выразить, пускай выразит как тот, кто решает творчески эти задачи, видит благоприятность или там сейчас уделить внимание, или в другом месте, где кто-то нуждается во внимании. Но такая ситуация не подразумевает вероятное изменение в семье.

120. Если мы говорим о вероятном изменении в семье и этот вопрос все-таки вы хотели бы рассмотреть, то, конечно, тогда уже можно было бы с мужчиной поговорить: «Ты знаешь, если мы все-таки рассматриваем эту тему, то давай позволим той женщине, которая любит и желает к нам прийти, прежде попробовать проявить инициативу не к тебе прийти, а к нам прийти».

121. Потому что треугольник мы можем рассматривать, только когда двое строят единое целое, именно строят. Когда они постоянно прилагают усилия к чему-то единому целому, тогда они уже могут думать: а можем ли мы выразить какое-то уважение, шаг навстречу тому, кто хотел бы быть с нами?

122. Если двое не строят между собой ничего, не прилагают между собой правильные усилия к соединению, к созданию чего-то единого, то тогда это уже не треугольник. Тогда это уже рассматривается ситуация, где кто-то должен поменять кого-то одного на другого. Но эта ситуация, можно сказать, не достойна верующих.

123. И мы будем смотреть дополнительно детали, чтобы определить, что это за характерная особенность. Если она возникла, значит, что это произошло? Но прежде это надо рассматривать как что-то не достойное верующего. И дальше уже будем разбираться с теми деталями, которые у вас возникают. Их очень много, и Я сейчас не буду обозначать каким-то одним ответом.

124. Давайте сейчас как итог еще раз кратенько повторим. Если женщина, проявив свои чувства любви к мужчине из какой-то семьи, где есть мужчина, женщина и они пробуют жить вместе, не торопится приложить усилие войти в дом, выстроить какие-то дружеские отношения, но приглашает к себе мужчину, больше торопится с ним общаться, не выражая прежде свое стремление строить дружбу со всеми в этой семье, то тогда эта ситуация не рассматривается как вероятное изменение в будущем в этой семье.

125. Это просто дружба. И где мужчина может уделить время в общении так, как с любым другим человеком, нисколько не подразумевая, что в дальнейшем будет строиться некое изменение в семье, когда третий может умножить существующую гармонию.

126. Вот так к этому и нужно относиться. Эту задачу должен понимать каждый из тех, кто пробует проявиться в этих чувствах».

127. «Учитель, нужно ли выражать свои чувства к любимому человеку — он не женат, я не замужем — словами: «Как я люблю тебя!» — если очень страшно это сделать? Правильное ли понимание, что любовь свою не нужно выражать словами?»

128. «Торопиться говорить об этом не надо. Здесь будет неверным рассматривать это высказывание только лишь как нужное в связи с преодолением вашего страха. То есть вы боитесь сказать «люблю» и торопитесь, преодолев страх, сказать это слово. Нет, в данном случае не торопитесь.

129. Выразить свои чувства, сказав «люблю», — это значит сдвинуть реальность в более активное русло. И вы должны понимать, для чего вы хотите это сделать, насколько вы видите действительно благоприятность и необходимость такого выражения.

130. Потому что ситуация действительно сдвинется. Как Я в этой встрече уже успел выразить, люди начинают стесняться друг друга, прекращаются встречи, прекращается общение, они начинают сторониться друг друга. То есть возникает масса дополнительных психологических ненужных зажимов.

131. Общайтесь. Если это уже трудно сдержать, невозможно скрыть и вас просто впрямую даже спрашивают, тогда вполне может такое быть. Вы можете это проговорить.

132. Но торопиться сказать не обязательно. Продолжайте дружить, продолжайте выражать свое внимание, какую-то заботу.

133. И если у вас тем более проявились чувства, забота может быть гораздо большая. Но тут присмотрите за своими действиями и старайтесь все это делать достойно.

134. У вас будут большие возможности, чем если вы успеете проговорить о своих чувствах. Вы можете немножко напугать того, кому говорите. Он начнет сторониться».

135. «Мой муж вчера вечером приказным тоном сказал, чтобы я сварила ему борщ. Я сказала, что закончилась капуста. Он на это ответил: «Найдешь и сваришь, я сказал». Как мне в этой ситуации быть: подчиниться или сварить просто суп с крапивой?»

136. «Если подчиниться, значит, действительно найти можно.

137. Тогда тут нужна маленькая добавочка в вопросе: «Можно ли в этом случае, если он приказал, а у меня нет капусты, сходить и спросить, может быть, кто-то даст капусту?» Можно, конечно, спросить.

138. Но если нет ее, то тогда уже станет неуместным вопрос, варить ли, подчиниться ли. Как же вы сварите борщ с капустой, которой нет? Тогда и вопрос отпадает. Тогда вы вынуждены будете сварить что-то другое.

139. Но можете переспросить, если сходили, а капусты нигде нет, что делать дальше. Если он будет говорить: «Все равно вари», — тут уже трудно вам дать какой-то разумный ответ, потому что ситуация абсолютно неразумная. И вы можете сказать тогда просто: «Не смогу я сварить, нет капусты». Посмотрите, как дальше он будет приказывать, что он будет приказывать.

140. Но вы Мне сейчас задаете задачу вопросом, который похож на больной вопрос. Это больная ситуация, и туда втиснуть разумные ответы будет уже сложнее, потому что тут начинается перегиб эгоистический.

141. Тут, конечно, прежде Я бы хотел сказать вам, чтобы вы, главное, не сломались именно на этом тоне, если вам дается что-то в приказном тоне. Если приказывают, не сломайтесь. Посмотрите, что вас просят.

142. Какая разница, как просят? Кричит ли он сейчас, топает ногой, из рогатки стреляет или как-то по-другому ведет себя. Главное, он попросил сварить покушать, именно это попросил.

143. И вы смотрите, можете ли что-то сварить, приготовить ему, вложить туда свою любовь, чтобы растаяла у него потребность рогаткой размахивать. И вы, улыбаясь, напевая песню, приготовите ему какое-то волшебное блюдо.

144. Вы же знаете, путь к сердцу мужчины через желудок идет. И он, покушав, растает, только мурлыкать начнет, выражать нежность. Ну, все. Вы сделали, как волшебница, то, что в какой-то мере и должны сделать, помогая, — говорил Учитель, улыбаясь. —

145. Поэтому тут Я только с этой стороны могу вам подсказать. Не бойтесь, главное, приказа. Вас просят приготовить покушать. Ну, как-то громко получилось, всякое бывает.

146. Человек, бывает, долго проработает на заводе, где станки гремят. Он тоже потом громко разговаривать начинает, кричит. Ну, случились какие-то ситуации в жизни вашего мужа. Он, как на заводе, где-то побыл, орет, ему кажется, что он говорит хорошо, нормально. Он сам себя не слышит, поэтому он громко кричит.

147. Ну а вы не сломайтесь, не испугайтесь его грозного рыка и спокойно представьте, что он попросил кушать. Значит, надо посмотреть, что вы можете сделать. Если можете сделать то, что он просит, сделайте, не смущайтесь.

148. Вы пробуйте улыбнуться. Не поддавайтесь этим грозным высказываниям, умейте улыбнуться. Это очень-очень нужно.

149. Я понимаю, что в этом случае, если вы улыбнетесь, у мужа может тоже другая сторона эгоизма закуситься. Он может ждать от вас расстройства, а вы не расстроились, вы улыбнулись нежно, мягко. Это может его задеть.

150. Он почувствует себя слабаком, потому что вы, оказывается, сумели устоять, а он не сумел. Он обидел вас, и он почувствует себя ущербным. Это тоже закусит его, он может еще больше закричать.

151. А вы опять улыбнулись мило, хорошо, просто: «Да ладно тебе! У, какой злой. Да я верю, что ты не такой. Какой грозный командир. Ой!»

152. Он попрыгает там где-то, лампасами потрясет. Смотрит, не действует никак, не может вас выстроить в шеренгу. Ну ладно, начнет успокаиваться.

153. Но вы не бойтесь улыбаться. Главное не поддавайтесь. У вас бывают сложные программы внутри, даже связанные с воспитанием, где папа был очень строгим, какие-то условия были очень строгими. И стоит вам услышать какой-то строгий голос, у вас возникает некий шок внутри. Сразу включается программа страха, вас блокирует. Может такое быть.

154. Учитесь улыбнуться. Здесь очень важно именно то, что вы как мама, как женщина, как тот мир, замечательный, удивительный мир, который мужчина пробует понять, с которым пробует строить взаимосвязь своего мира. Но это мир, который как вода обволакивает.

155. Мужчина как огонь. Он как некий камень летящий, где у него шлейф огненный может быть сзади. Но вы должны окутать этот камень. Как в водичку он должен погрузиться, и у него — пых, дымок пошел, а пламени нет уже. И он спокойно уже убаюкался в ваших водах. Вот это ваш образ служения.

156. Но тут нужно на многое научиться правильно смотреть. Очень важно выстроить правильное отношение ко многим деталькам, от которых вы зажигаетесь сами. Неверно реагируя, вы сами себя зажигаете.

157. А вы не позволяете себе как водичке растекаться, вы тоже уподобляетесь огню. Но когда два огня сталкиваются, у вас получается дым коромыслом. Пламя такое, что и дом горит уже.

158. Поэтому вот эту особенность свою вы уж, будьте добры, сейчас попробуйте уяснить хорошенечко, сосредоточиться на ней и попробуйте себя вести спокойно, с улыбкой на многое реагируя.

159. Это, во-первых, прибавит вам здоровья. Это многое выправит в вашей жизни. Вы увидите, как вы крепче станете, сильнее, как многое потечет совсем по-другому, не так, как текло до сих пор.

160. Вы достаточно часто зажигаетесь ни от чего, от какой-нибудь глупости, которая совершенно даже не нуждается в том, чтобы внимание туда уделить, а вы, уделив, сильно зажигаетесь, обращаете внимание на ненужное.

161. Поэтому, обратив внимание внутри себя на этот образ, попробуйте сейчас понять его и ту улыбку, которую Я попробовал вызвать в вас, высказав некоторые речи. Попробуйте их преобразовать в себе в мудрость и соответственно этой мудрости пробуйте делать шаги реальные. И посмотрите, что дальше начнет происходить.

162. А уж на следующей встрече вы поделитесь уже опытом. И если что-то непонятное будет, вы Меня переспросите. Но, Я думаю, у вас очень многое начнет сразу меняться.

163. Умейте быть благодарными, добрыми, с улыбками. Как бы трудно ни было, пробуйте все-таки так сделать. Это будет нужно вам».

164. «Могу ли я делать массаж, имея чувства природные к женатому брату, жена которого в миру? Не имею возможности у нее спросить разрешения на это».

165. «Можно. Тем более, если есть нужда, которая проявлена. Можете сами почувствовать даже такое. Бывает, не каждый мужчина решится попросить помощи. Это можно почувствовать, предложить. Это нормально».

166. «Мужчина просит меня помыть ему голову, а мне не хочется это делать. Я соглашаюсь, потому что вроде как причина есть. Мою ему голову, а внутри неспокойно. Я должна воспитывать в себе радость, когда меня так просит мужчина, и должна исполнить, позаботиться или все-таки вслушиваться в себя в таких ситуациях? И в чем тут моя нечистота? Или это незрелость?»

167. «В этом случае можно откликнуться на его просьбу.

168. Но только есть маленькая деталька. Помыть — это что означает? Поливать или непосредственно мыть, а он поливает? Потому что здесь немножко два разных момента.

169. Если ему трудно полить себе на голову и он начинает разбрызгивать очень сильно, когда сам себе поливает, тогда эта просьба имеет один логический смысл.

170. Если ему просто хочется, чтобы именно руки женские мыли его голову, а полить, в общем-то, проблемы нет, это уже другой логический смысл. Потому что какое-то чувственное отношение, не совсем рациональный подход во втором случае выражается.

171. И тогда, в зависимости от этого чувственного проявления, можно почувствовать, стоит ли ответить на просьбу положительно или как-то мягко уклониться от этого.

172. Но не всегда торопитесь сказать: «Да сам мой!» Как-то грубовато будет. Можно смягчить, найти другие причины».

173. Прозвучал вопрос женщины об объятиях со стороны мужчины, когда он первым раскрывает свои объятья навстречу женщине, а она отвечает ему. Правильно ли это?

174. «Если у вас действительно дружеские отношения, хорошие, то это допустимо. Такое объятие дружеское мужчина может допустить, это краткое объятие с человеком, с которым какая-то дружба выстраивается, вы уже хорошо друг друга знаете.

175. Оно допускается, когда есть твердое понимание, что ты действительно в этом так же положительно откликаешься, что ты этого тоже желаешь, что ты не будешь против того, что такое дружеское объятие при встрече или при расставании может произойти. Это нормально.

176. Я прежде давал предостережение там, где не всегда есть у мужчины правильное понимание, что женщина этого хочет. У него есть какая-то уверенность, но это больше назвать можно самоуверенностью. И приходится Мне впоследствии слышать, что женщина говорит: «Я бы очень не хотела с ним это объятие свершить, но он это делает».

177. И бывает, не совсем удачно удается обойти эту ситуацию, и попадает женщина в условия, которые ей неприятны, но она не знает, как себя вести.

178. Так вот, зная эти обстоятельства, Я прежде и дал вот это предостережение для мужчин, чтобы они не торопились делать первыми этот шаг. Это подразумевается только неведение обстоятельств, в которых можно было бы сказать, что женщина тоже этого очень хочет».

179. «За последний год в деревне образовалось много семейных пар как молодых, так и более старшего возраста, которые дружили короткий срок — один-три месяца. На деревенских праздниках можно наблюдать, как эти пары целуются, жены сидят на коленях у мужей, обнимаются. Не есть ли это проявление нескромности и соблазн для молодёжи во вседозволенности?»

180. «Нет, конечно. Какой соблазн? Составить семью и целоваться? Нормально. Да пусть идут хоть через каждые полметра целуются. Замечательно! Правда, долго идти куда-то придется так, — среди слушающих прокатилась волна смеха. — Это, наоборот, хороший пример. Так что не надо бояться.

181. Конечно, здесь могут быть разные поступки. И Я допускаю, что, конечно, могут получиться и какие-то шаги, о которых можно было бы сказать: «Так лучше не делать». Может быть такое.

182. Но из того, что спросили, здесь Я не увидел негативного. Даже если женщина находится на коленях у мужа, это тоже нормально».

183. «Муж воспринимает мои просьбы, например поцеловать грудь при интимных ласках, как требование. Он говорит, что чувствует требование. И еще боится, что я буду еще чего-то просить. Он устает, и сил мало, у него есть силы делать только то, что он может и хочет, а мне это не подходит. Как быть? Не предлагать ему сделать то, что мне подходит? Появился страх в близости перед мужем».

184. «Да, это большой труд — поцеловать. Тут много сил надо, — слова Учителя сопровождались смехом присутствующих. — Но, конечно, вся эта ситуация действительно вызывает улыбку.

185. В этом нераскрытость мужчины, его психологические зажимы, которые у него сформировались. И все это, конечно, хорошо было бы разрешить в беседе, в разговорах, где не только с вашей стороны инициатива проявляется. Здесь этого будет недостаточно. Нужен и его отклик, его желание действительно понять, что это такое, и почему именно эти мысли возникают, почему именно это нежелание возникает.

186. Потому что сказать о том, что это действительно требует много сил, нельзя. Многих сил это не требует. Значит, есть какой-то психологический зажим, и все переходит в чисто примитивную форму. Поэтому тут, конечно, надо вместе побеседовать и попробовать это обязательно выяснить.

187. Не обращать на это внимания нежелательно. Вот результат: начинает возникать внутри страх от таких взаимоотношений, он может привести тоже к серьезным блокам, зажимам, и у вас совершенно все может прекратиться. Не только это не получается как будто бы от усталости, но и вообще ничего не получится.

188. Очень хотелось бы, чтобы это вы обоюдно пробовали разрешить. Это какая-то психологическая проблема, ее надо разрешать.

189. Такое отношение к женщине мужчины очень ненормальное, когда он тоже находится в постоянном страхе, что она что-то попросит. Это тоже неправильное отношение, это тоже важно разрешать.

190. Потому что это будет зажимом, блоком каким-то впоследствии, когда взаимоотношения могут затормозиться очень сильно, если разрешаться в нужном направлении это не станет. То есть какой-то запрет даст обязательно какие-то трагические последствия. Я, может быть, громко сказал, но это что-то нарушит серьезно в ваших взаимоотношениях друг с другом.

191. Я бы хотел, чтобы вы не останавливали это без внимания и серьезней относились к этим темам, пытались посмотреть внимательно, что же именно там становится препятствием, и почему видится это препятствием, почему видится что-то неправильным, ненужным. Это все важно проговорить, и нужно учиться к этому нормально относиться».

192. «Учитель, должна ли я выслушивать сомнения моего мужа в Истине и его видение Твоих «ошибок»? Муж считает, что мое нежелание его слушать есть проявление моего фанатизма и страха. Так ли это? Когда я говорю: «Мне этого не нужно», — у него идет бурная реакция», — был зачитан вопрос, а вслух женщина добавила к своему вопросу, что в таком состоянии муж ищет опору, хочет как-то утвердиться.

193. «Но тогда ты не должна торопиться бояться. Видишь, тут немного другой сейчас оттенок. Ты сейчас добавляешь: «Он ищет опору, он хочет утвердиться как-то». Значит, он хочет разобраться в том, что его смущает.

194. Но тогда торопиться говорить «Мне этого не нужно» нельзя. Тогда нужно попробовать сесть и попробовать понять, о чем идет речь. И где ты попробуешь найти то, что, на твой взгляд, является наиболее правильным разрешением этой проблемы, это было бы полезно.

195. Если ты именно этого боишься, значит, ты где-то склонна действительно к смущению. И если возникнет не понятная тебе ситуация, ты можешь тоже удариться в эти смущения и достаточно сильно пошатнуть свою собственную веру своим страхом.

196. Если он предлагает тебе в таких условиях разобраться в каких-то действиях, связанных с Учителем, которые могут его где-то смущать, потому что не всегда может быть точная информация, может разное преломление быть, то тебе тоже полезно, значит, в этом случае чуть-чуть поразбираться и обрести какие-то ответы для себя и лучше утвердиться. Не бояться, что его страх, его смущения могут быть для тебя опасными.

197. Они могут быть опасными для человека не думающего, для человека, не задававшего себе вопроса, что такое его доверие. Когда вы не учитесь в этом разбираться, то такое смущение, которое может принести брат, может действительно быть опасным.

198. Если он на эту тему как-то уже успел подумать, а вы на эту тему не думали, то, приведя свои доводы, которые, на первый взгляд, могут быть логичными, он может быстро вас сбить. Они у него более интересные будут, чем те, которые вы пробуете тут же создавать. У вас они могут быть неудачные, не совсем убедительные, его доводы могут быть более убедительными. И вы можете не справиться с этим.

199. Поэтому нужно порою попробовать рассуждать на эту тему для себя: что есть ваше доверие, к чему как вы можете отнестись, почему вы так должны отнестись, если видите, что правильно вот так должно быть? А что подтвердить должно в вашем понимании, что действительно именно так это и должно восприниматься и никак по-другому? То есть было бы очень хорошо, чтобы вы проводили какие-то дополнительные рассуждения.